Крымское Эхо
Архив

Свежий взгляд на Симферополь

Свежий взгляд на Симферополь

КАПУСТУ ПРИБЛИЗЯТ К КАСТРЮЛЕ

Александр Овдиенко не раз появлялся в материалах «Крымского эха». Но впервые мы беседовали с Овдиенко — вице-мэром Симферополя, курирующим экономические вопросы. Чиновник-новичок пока не покрылся бюрократическим панцирем, не закрылся от прессы общими словами. Нам показалось, что он был достаточно искренним и некоторые его ответы для нас оказались даже неожиданными.

— Вы довольны городским бюджетом? Хватит денег учителям до конца года, не повторится ситуация прошлых лет? — мы начали с достаточно спокойных вопросов.

— Хватит! На защищенные статьи бюджета — заработная плата, энергоносители, дети, ветераны — на все эти расходы денег хватит. Другое дело — как будут финансироваться вопросы социально-экономического развития, как сложится доходная часть бюджета -время покажет.

— А из чего у города состоит доходная часть бюджета?

— Местные налоги и сборы — предприятия, предприниматели.

— Патенты, рыночный сбор? — уточняем мы.

— Да-да. Эти сборы плюс продажа коммунального имущества.

— В городе еще есть, что продавать?

— 10 млн грн в этом году запланировали получить от продажи. Отдельно стоящих супер-объектов нет, реально это — встроенные-пристроенные помещения, которые являются коммунальной собственностью. На недвижимость всегда есть спрос.

— Давайте поговорим о рынках, тем более, имеет место очередной всплеск конфликта предприниматели — власть на улице Козлова. У меня к «Козлятнику» двойственное отношение. С одной стороны, там торгуют женщины пенсионного или близкого к тому возраста. Простояв там 15 лет, они заработали себе только минимальную пенсию, иной работы они не найдут, лишать их дохода — негуманно. С другой стороны — находиться там страшно! Не говорю о чем-то серьезном, но какой-нибудь дурак бросит взрывпакет — бежать некуда, подавим друг друга, затопчем!

— Для большинства торгующих там — это не только рабочее место, это единственный источник существования. Там семейные подряды: папа-мама-дочь, по очереди работают, лишь бы работать. Но конфликт там будет всегда, пока рынок на Козлова будет существовать в такой форме, как сейчас, то есть ни в к какой. Люди просто организовались и решили: давайте здесь поторгуем! Так же можно организоваться, чтобы поторговать на площади Ленина, на Красной площади! Но коль скоро это произошло, мы настроены урегулировать этот конфликт, на то есть политическая воля.

— А как его можно урегулировать?

— Там торгует 450 человек, есть три-четыре инициативных группы. Я встречался с ними и сказал: в том виде, как сейчас, вы больше существовать не будете! Нельзя узаконить беззаконие. Оно проявляется в том, что вы с обеих сторон стоите на пешеходных переходах, с обеих сторон стоите на тротуаре, вы все обвешали проводами, рекламами, вывесками, козырьками. Оберегая свое имущество, вы ставите под угрозу безопасность людей. Когда этот козырек под тяжестью снега оборвется и на кого? Вы закрыли пожарные проезды, плюс к тому стоите прямо на пожарном гидранте! Пока вы все это не уберете, диалога о созидании не будет! И поверьте, вы в этом противостоянии проиграете. Мы освободим пешеходные переходы, освободим тротуары — для людей, для ваших же потенциальных покупателей. Они приходят не ко мне — создайте им безопасные условия, чтобы они спокойно пришли и так же спокойно ушли.

— У них есть какие-то документы?

— Мы с ними стоим, разговариваем, а рядом — ларек, торгующий сигаретами. Подакцизный товар, ни одного документа! Стоит прямо на пешеходном переходе… При этом нам показывают папки документов: вот, мы не платим ничего городу, зато помогаем детдому «Елочка», мячи, игрушки, краска, ремонт, выполняем свой предпринимательский и человеческий долг. Но, кроме этих сознательных, масса «прилипал» — никому ничего не платят, но открыто говорят: мы хотим здесь стоять и будем здесь торговать!

— А вы?

— Будем убеждать! ГАИ, пожарные не вмешиваются в суть конфликта, но мы должны освободить проходы. Сначала освобождаем и обеспечиваем безопасность, потом, возможно, создадим современную торговую галерею — крытую, со скамейками, пешеходной зоной. Пассаж, где, гуляя, можно что-то приобрести! Но не шнурки и ботинки, а скорее сувениры.

— Говорили и о реконструкции рынка «Светофор», — напоминаем мы.

— Рынка «Светофор» формально уже не существует! Земля выделена — предыдущим составом горсовета — под размещение торговых павильонов. Они там уже существуют.

— А в чем разница?

— Разная система налогообложения. Рыночный торговец и продавец торгового центра платят разный налог.

— Рынок — самый низкий?

— Да.

— То есть просто переименовали, а физически их никто трогать не будет? У них все хорошо?

— В шоколаде!

— Вышла директива об организации постоянно действующих продовольственных ярмарок. Что будете делать?

— Смотрите. Мы очень большое внимание обращаем на наш рынок «Привоз», торгующий плодово-овощной продукцией, поддерживаем отношения с его руководством, учредителями. Требуем от них, чтобы было полное насыщение всей это линеечки.

— Я там бываю. Но там импорта больше, чем крымских фруктов! Преобладают цитрусовые и хурма.

— Но цены там, нужно сказать, на 15-20% ниже, чем на других рынках, а тем более — в супермаркетах. Кроме того, мы уже выдали около 60 разрешений фермерам, входящим в Ассоциацию фермеров Крыма, на размещение торговых площадок в спальных районах, непосредственно во дворах. Приближение производителя к покупателю, мы полагаем, позволит снизить цену. Наше требование — должна реализовываться продукция крымского производителя! Не бананы и кокосы, а морковка, кабачки, помидоры, огурцы… Я разрешу торговать ананасами — если вы покажете мне свое фермерское хозяйство и растущий там ананас.

— Потрясающие лимоны один [url=http://old.kr-eho.info/index.php?name=News&op=article&sid=5828]энтузиаст в Сакском районе выращивает[/url]!

— А я у него купил это дерево, с лимонами! Домой кое-как приволок, а оно больше не плодоносит! Два года уже сидим, смотрим на него!

— А мясо, сало?

— Фермеры хотят торговать мясом, но этих площадках этого делать категорически нельзя: миновать ветеринарный, санитарный контроль мы не можем. Таких разрешений не даем. Только — полодоовощная продукция, фасованные макароны и крупы и фасованное растительное масло. Естественные требования: чистота, порядок, униформа, малогабаритная машина — не разваленный «Урал», который стал во дворе навечно. Кроме того, плотненько поддерживаем отношения с «Крымхлебом», чтобы удержать цену на хлеб, я считаю, что весь хлеб — социальный продукт. Надо, чтобы любая буханка, булочка, баранка были доступны нашему человеку.

— За колбасой куда пойдем?

— Было много дискуссий и споров по этому поводу — «каменный век». Какой каменный век? Они на Крещатике стоят! Но уже выдано больше 20 разрешений на установку трейлеров — сертифицированных, с холодильниками, витриной. От производителя — дешевле; значит, люди будут брать — будет быстрее оборот, значит — всегда свежее. Надеюсь, мы наши хорошее решение. Это тоже сделаем в спальных районах. Согласовали выездную торговлю яйцом и пробуем, в качестве эксперимента, запустить торговлю с трейлеров молочной продукцией Сакского молокозавода. Вот что мы делаем, чтобы удержать цены, приблизить продукты к потребителю.

— Это мы все о торговле. А, кроме нее, в городе что-то существует? Или будет существовать?

— Знаете, это судьба Симферополя. Он всегда был городом торговцев и спекулянтов. Толкование названию придумали поэтическое — город общей пользы, город-собиратель. А это город спекулянтов! Торговля — в крови у глубоко коренных симферопольцев. Смотрите, какая была промышленность! Вдоль и поперек изучаем этот вопрос, пытаемся что-то делать, говорим для самоуспокоения о привлечении инвестиций… Мы над этим работаем, но я здесь перспектив не вижу. Что мы имеем реально? Хорошее транспортное расположение. Машины, загруженные в Севастополе или в Керченском порту, идут на материк через Симферополь. Это надо использовать. Они едут в Одессу, на «Седьмой километр», в Харьков — на «Барабашово». Вот эти рынки нужно создать здесь! Наши предприниматели едут в Одессу, Харьков, берут там эти шмотки, везут обратно сюда. А еще позавчера их тут провезли в обратную сторону.

— Ну, в Одессе — свой порт и своя контрабанда…

— А Евпатория? Как пятница — паром пришел — и фуры идут, идут…

— Где в городе можно организовать такую торговлю?

— Думаю, Симферопольский район может поделиться земелькой где-нибудь в районе объездной дороги. В районе Мирное-Дубки надо искать это пятно.

— Может, лучше продолжить торговый ряд FM — «Новая линия»?

— Может, и там, сейчас изучаем этот вопрос. Главное — ввязаться в драку, а там видно будет! Представляете: фруктовый ряд — собрали крымскую черешню, привезли! Сюда же фуры из Москвы, Ленинграда!

— Так подобный оптовый рынок собирались создавать где-то возле Армянска!

— Они хотели там, а мы думаем — здесь! Это же элемент состязательности!

— Инвестора найдете?

— Инвестора? Вы думаете, будет мало желающих? С чемоданами придут, будут строить книжные ряды! Книжного рынка настоящего у нас нет! В Киеве, например, все знают, куда ехать — на Петривку, а у нас эти ветром потрепанные палаточки… А можно же сделать красиво!

Александр Овдиенко так искренне обо всем этом говорил, что захотелось присоединиться к его мечтам и пожелать ему успехов.

 

Фото из архива «КЭ»

 

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Что готовится в Северодонецке?

.

Дайте голодному удочку

Александр Беланов: Формулу божьей искры еще никто не вывел