Крымское Эхо
Блоги Поле дискуссии

Как сбывается антиутопия Мишеля Уэльбека

Как сбывается антиутопия Мишеля Уэльбека

О ДОШЕДШЕЙ НА СТАРОСТИ ЛЕТ ДО «КРАЙНЕЙ МЕРЗОСТИ И РАЗЛОЖЕНИЯ» ЕВРОПЕ

Вечером 16 октября в одном из пригородов Парижа 18-летний исламист зарезал школьного учителя за то, что тот показал на уроке карикатуру на пророка Мухаммеда. Совершив свой «акт возмездия», террорист снял его последствия на видео и разместил в твиттере с «предупреждением» «Макрону, правителю неверных».

Немногим ранее, в сентябре, другой 18-летний исламист ранил четверых человек в Париже возле здания, где когда-то находилась редакция сатирического журнала «Шарли Эбдо» — того самого, что также «прославился» публикацией карикатур на пророка.

Эти события заставляют вспомнить одну из самых злободневных книг современной европейской литературы – роман Мишеля Уэльбека «Покорность», увидевший свет в 2015 году.

Современному европейцу незачем жить, кроме потребления и сексуальных удовольствий

Действие книги разворачивается во Франции в 2022 году – осталось недолго. В результате выборов, которые проходят на фоне массовых беспорядков на религиозной почве, президентом страны становится лидер «Мусульманского братства» Мохаммед Бен Аббес. Франция начинает исламизироваться не только де-факто, но и де-юре.

Сам Уэльбек определил жанр своего романа как «политическую фантастику», однако судя по событиям, происходящим в мире, эта фантастика может в той или иной степени оказаться пророческой – как уже не раз бывало с классиками французской и шире – европейской и мировой – литературы, которые в своих произведениях предвосхищали будущее.

Нет-нет, думаю, в 2022-м кандидат «Мусульманского братства» еще не станет президентом Франции, но литература никогда не предсказывает будущее так буквально.

Хотя вот вам прямо-таки дьявольское совпадение: в 2015 году «Покорность» попала на прилавки парижских книжных магазинов аккурат 7 января 2015 года – в день кровавого теракта в редакции журнала «Шарли Эбдо», посвятившего одну из статей в текущем номере как раз новой книге Уэльбека.

Тема ислама, его роли в современном мире – одна из главных в жизни и творчестве Уэльбека. Против него даже инициировали судебный процесс, обвиняя в исламофобии, но писатель отстоял свое право на критическое мышление. В своих произведениях он исследует средствами художественной литературы результаты столкновения ислама с безбожным западным миром и, увы, приходит к печальным для Запада выводам.

Пятой части романа «Покорность» предпослан эпиграф из лидера исламской революции в Иране Аятоллы Хомейни: «Весь ислам – это политика». Но, по Уэльбеку, в основе конфликта ислама и секулярной европейской цивилизации лежат даже не столько политические, сколько метафизические причины. В представлении писателя главный враг ислама – не христианство, которое переживает в Западной Европе глубочайший кризис, а именно безбожное светское общество: «Заклятым врагом мусульман, внушающим им страх и лютую ненависть, является вовсе не католичество, а секуляризм, антиклерикализм, атеистический материализм».

Как уже говорилось, героям романов Уэльбека не хватает «воли к жизни», им незачем жить, кроме потребления и сексуальных удовольствий. У атеистического материализма нет сил противостоять традиционным религиозным ценностям. «Последние ветераны 68-го года» – эти «дышащие на ладан мумии прогрессизма, которые давно себя исчерпали в общественном плане», лишь блокируют восстановление семейных ценностей и традиционной морали, без которых старушка Европа обречена.

Кто получит контроль над детьми, получит контроль над будущим, и точка

Секулярный человек терпит поражение на всех «фронтах». Уэльбек критикует Запад за его веру в собственную непогрешимость, за упорное стремление навязать всему человечеству свои жизненные ценности и политические «привычки»: «Как ни удивительно, западные страны чрезвычайно гордились своей избирательной системой, которая, в общем-то, была не более чем способом поделить власть между двумя враждующими бандами, и порой даже доводили дело до войны, а все ради того, чтобы навязать эту систему странам, не разделяющим их восторгов».

Между тем, в современной Франции «выборы не представляли ни малейшего интереса; убожеству «политического предложения» можно было только поражаться, — уничижительно характеризует Уэльбек политический процесс на родине. Не знаю, как кто, а я во время последних президентских выборов во Франции несколько раз вспоминал этот пассаж классика.

«Религиозность дает преимущество при естественном отборе: супружеские пары, исповедующие одну их трех мировых религий, патриархальные ценности которых незыблемы, имеют больше детей, чем атеисты и агностики; женщины в таких парах менее образованны, гедонизм и индивидуализм выражены слабее», – объясняет один из героев романа профессор Редигер.

При этом новой религией Европы станет не вроде бы куда более органичное здесь христианство, а ислам. «Постыдное жеманство, телячьи нежности и заигрывание с прогрессистами привело к тому, что католической церкви уже не под силу противостоять падению нравов, твердо и мощно выступить против гомосексуального брака, абортов и права женщин на работу. Пора уже признать: Западная Европа, дойдя до крайней степени разложения и мерзости, не в состоянии спастись, как не мог спастись Рим в V веке нашей эры. Массовый приток мигрантов – носителей традиционной культуры с ее естественной иерархией, покорностью женщины и уважением к старшим – это исторический шанс для морального и семейного перевооружения Европы; мигранты открывают перспективу нового золотого века на старом континенте. Некоторые из этих народов исповедуют христианство; но в большинстве своем, разумеется, это мусульмане».

«Мусульманское братство» в романе отводит центральное место не экономике, а демографии и образованию. «Победа останется за группой населения с более высоким уровнем рождаемости, которой удастся обеспечить преемственность своих ценностей, вот и вся наука, считают они, а экономика и даже геополитика – это дешевые понты: кто получит контроль над детьми, получит контроль над будущим, и точка. Поэтому основной и единственный пункт, по которому они хотят во что бы то ни стало добиться своего, – это школьное образование».

Крах либерального проекта: от Лиссабона до Владивостока

Слышите – школьное образование!

Чуть отвлекаясь, скажу, что это как раз те грабли, на которые наступила «старая Украина» Януковича. При демократическом дележе портфелей сторонники Януковича, как и их предшественники «кучмисты», из года в год отдавали безденежную гуманитарную сферу на откуп украинским националистам в обмен на такие важные, «богатые» министерства, как министерство финансов, экономики и т.д., и т.п. В итоге за четверть века украинские националисты вырастили на своих диких школьных учебниках, прославляющих Петлюру, Бандеру и прочих шухевичей, поколение, которое смело Януковича и его соратников с политической сцены.

И еще! «Покорность», конечно же, актуальна не только в медленно, но верно исламизирующейся Европе, но и в Крыму, где ФСБ регулярно пачками задерживает исламистов из запрещенной в России террористической организации «Хизб ут-Тахрир», пустившей здесь длинные крепкие корни в эпоху украинского безвременья.

«Покорность» – это роман о крахе либерального проекта в Европе, о гибели старушки-Европы, дошедшей на старости лет до «крайней мерзости и разложения». Одновременно аналогичные события происходят и на постсоветском пространстве. Так называемая «революция достоинства» на Украине – это тоже не что иное, как крах либерального проекта. Пусть даже пещерные националисты пришли к власти в этой несчастной стране под лозунгами о «европейской Украине».

И, кстати говоря, именно следствием краха либерального украинского проекта стал уход Крыма, его возвращение домой, в Россию. Украинские националисты просто отказались считаться с тем, что Крым – другой, что у него другой язык, другая история, другая культура, другие герои. И тем самым не оставили Крыму выбора.

Наконец, новейшая история России – это ведь тоже история краха либерального ельцинского проекта, реализация которого в 90-х годах прошлого века фактически поставила страну на грань существования. Неслучайно современная путинская Россия позиционирует себя как страну традиционных ценностей в противовес ценностям ЛГБТ-сообщества, например.

Наконец, «Покорность» – это роман о Боге, что придает ему дополнительную «русскость». Неслучайно Уэльбек так много говорит о Достоевском и так часто обращается к его произведениям. В сущности, он решает те же вечные вопросы, что и Достоевский, только в начале XXI века – в новых исторических, социальных и политических условиях. Больше того, мы даже можем усмотреть известную генетическую связь «Покорности» с самым политически злободневным романом русского классика – «Бесы».

«Так уж повелось испокон веков: люди сражаются из-за метафизических истин, а не из-за темпов экономического роста или дележа охотничьих угодий», – объясняет в романе Уэльбека профессор Редигер тем, кто думает, будто этим миром правят деньги.

«Людям в безнадежной ситуации только и остается, что читать книжки», – говорит один из героев романа. Я не знаю, насколько безнадежна ситуация, в которой мир находится сейчас, но в том, что она очень и очень непростая, у меня нет никаких сомнений.

Поэтому прочитать хорошую книжку лишним не будет.

Рекомендую последний пока роман Уэльбека – «Серотонин». Его сейчас очень не хватает.

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Провокаторы

Игорь НОСКОВ

Решать для пользы людей

Иван ЕРМАКОВ

Удар без правил

Иван ЕРМАКОВ