Крымское Эхо
Архив

Флот, честь имею быть верным тебе!

.

Исторический момент: через минуту
над флотом и его кораблями будет поднят Андреевский флаг


Флот, честь имею быть верным тебе!
Кроме того, в период Гражданской войны было как бы два флота на Черном море, а затем, после ее окончания, до 1924 года существовала Русская эскадра в Тунисской Бизерте, по своему составу превышавшая силы всего Красного Черноморского флота – Морских сил Черного моря.

Так что посчитать точно, сколько же командующих было, с учетом наличия параллельных структур и пересечения их существования по хронологии, пожалуй, невозможно. Но все-таки история сохранила имена и фамилии каждого, кто хоть какое-то время был «хозяином» командирского мостика Флота Юга России. И в принципе, о каждом из них можно было бы многое рассказать, хотя для подавляющего большинства наших сограждан упоминание о них ничего не скажет.

Как правило, в массовом сознании сохраняются имена тех людей, кто внес яркие страницы во флотскую летопись. В этой связи, пожалуй, самым показательным примером является то, что наша память хранит имена адмиралов Нахимова, Корнилова, Истомина, даже не являвшихся командующими флотом. Более того, из существующих ныне «именных» флотских наград (а это ордена Ушакова и Нахимова, медали Ушакова, Кузнецова и Горшкова), опять же, орден Нахимова, бывшего всего лишь командующим эскадрой, занимает очень высокий статус.

Меж двух министров. Первые совместные военно-морские
учения ЧФ РФ и ВМСУ «Фарватер мира-97».
Борт БПК «Керчь». Октябрь 1997 г.»

Флот, честь имею быть верным тебе!
Причем Павел Степанович Нахимов как флотоводец, формально говоря, выиграл лишь одно Синопское сражение, правда, прославившись и другими славными боевыми делами. Так что память наша весьма избирательна. И в этом смысле, как представляется, показательным является новейшая история Черноморского флота, берущая свое начало с 1991 года, с момента начала флотораздела.

ЗА ПОСЛЕДНИЕ ДВАДЦАТЬ ДВА ГОДА Черноморским флотом командовали десять человек. Многие аналитики и флотские эксперты отмечают: темп сменяемости флотских военачальников в последнее время очень высок. Скажем, раньше, в послевоенное время, командующий Черноморским флотом находился в должности порядка пяти лет. Сейчас же – гораздо меньше. Этому явлению можно, конечно, найти объяснение.

В то же время следует отметить: даже недолго находясь в должности, черноморские адмиралы своими делами и действиями сумели оставить неизгладимый след в истории не только нашего флота, но и Отечества. Сделанное ими зачастую носило судьбоносный характер. И даже конкретные периоды нахождения их в должности связываются именно с их именами.

Флот, честь имею быть верным тебе!
Так, например, 1991–1992 годы – «Касатоновский период». Адмирал Игорь Владимирович Касатонов, командовавший флотом с сентября 1991 по декабрь 1992 года, оказался волею судьбы на пике противостояния между Россией и Украиной во время распада Советского Союза, становления российско-украинских межгосударственных отношений и начала процесса, который уже вошел в учебники истории как «раздел Черноморского флота бывшего СССР между Россией и Украиной, определения его судьбы и наполнения нового статуса конкретным содержанием». А попросту говоря – флотораздел.

Адмирал Касатонов сумел противоречивые, порой хаотичные, зачастую взрывоопасные процессы, происходившие в то непростое время вокруг ЧФ, направить в политическое русло. В то время бывало всякое, но, к счастью, до кровопролития дело не дошло. Адмирал проявил себя не только как военачальник и флотоводец, но и как дипломат, политик, государственный управленец высочайшего ранга.

В результате 3 августа 1992 года и были достигнуты договоренности, позволившие Киеву и Москве встать на цивилизованный путь раздела ЧФ. В дальнейшем практически все командующие следовали этим выверенным «касатоновским» курсом. В то же время следует отметить: каждому из них выпала своя миссия, имевшая не только особенности, но порой требовавшая проявления и политической воли, и дипломатического такта, и человеческих качеств.

На флотских учениях. Как действуют катерники?
Слева – контр-адмирал Н. Мартынов, справа – контр-адмирал
А. Ковшарь и капитан 1 ранга Ю. Костырко»

Флот, честь имею быть верным тебе!
В течение трех непростых лет у руководства флотом стоял Герой Советского Союза адмирал Эдуард Дмитриевич Балтин, продолживший эстафету борьбы за сохранение Черноморского флота для России, а по сути, и для Украины, так как флотские возможности даже после флотораздела позволяют решать задачи обеспечения безопасности всего Содружества с Юго-западного морского направления.

Флот, основные силы которого дислоцируются на территории нынешней Украины, является гарантом не только международной стабильности в регионе, но и общественно-политического согласия в местах своего исторического базирования. Он продолжает оставаться этим надежным гарантом, несмотря на геополитические потрясения последних десятилетий.

ПОЖАЛУЙ, следует отметить: адмирал Балтин был назначен командующим Черноморского флота на переходный период (1992–1995 гг.) указами двух президентов. Такой роли, наверное, не выпадало ни одному из флотских командующих, да и в мировой практике трудно сыскать подобного рода прецеденты. Адмирал Балтин должен был обеспечить процесс флотораздела в интересах и Киева, и Москвы, при этом удовлетворив обе стороны, никого не ущемляя и не обижая.

Первая пресс-конференция для СМИ в должности
командующего. Подводим итоги сбор-похода. Апрель 1996 г.


Флот, честь имею быть верным тебе!
Практически сразу же после прибытия Эдуарда Дмитриевича на Черноморский флот стало понятно: сделать это невозможно, с этой задачей не справился бы никто, в том числе человек, обладающий идеальными навыками и качествами. В конце концов адмирал Балтин, стремясь сохранить флот, не допустить ослабления его потенциала, в силу объективно складывающихся обстоятельств вступил в глубочайший конфликт с Киевом.

А к концу своего пребывания в должности и от Москвы получил «черную метку» – с формальным окончанием переходного периода в истории флота адмирал был отправлен в отставку, оставив довольно безрадостную картину, составившую «наследство» для нового командующего.

Причина «безрадостности» заключалась в том, что в соответствии с достигнутыми в период 1992–1995 годов договоренностями между Киевом и Москвой Черноморский флот Новый, 1996 год, должен был встретить как бы с чистого листа: 31 декабря предыдущего года завершался переходный период в истории ЧФ. Соответственно, 1 января уже должны были существовать самостоятельные ВМС Украины и Черноморский флот Российской Федерации, созданные на основе Черноморского флота бывшего СССР. Но так как процесс флотораздела шел противоречиво, с нарушением как буквы, так и духа ранее достигнутых между Россией и Украиной соглашений, а зачастую и при их дезавуировании и даже ревизии, Новогодье черноморцы встретили всё в том же неопределенном статусе. Между тем, Военно-морские силы Украины существовали уже вполне легитимно.

В 1998 году в День флота состоялась фактическая
смена командующих. У назначенного начальником Главного штаба ВМФ
адмирала Виктора Кравченко дела принял вице-адмирал Владимир Комоедов»

Флот, честь имею быть верным тебе!
К СОЖАЛЕНИЮ, уже мало кто помнит о том, что происходило в то время, как мы жили, что нас волновало. Приведу лишь несколько фактов для активизации памяти.

Новый год черноморцы встречали, так и не получив денежного содержания, начиная с сентября. В Севастополе «веерно», абсолютно беспорядочно отключали свет. У причалов, давно привязанные к ним, стояли холодные «коробки» стальных кораблей – электропитания с берега не было, соответственно, в корабельных помещениях было холодно, заведования не обслуживались, моряки в буквальном смысле выживали – пища готовилась в полевых кухнях, дымивших на причалах.

Общественно-политическая атмосфера в городе была накалена до предела – вновь, как в 1993 году, высокий градус актуализации приобретала проблема статуса Севастополя – главной базы Черноморского флота, морской крепости Юга России. «Героем дня» был Юрий Михайлович Лужков. 17 января 1996 г. после торжественной передачи черноморцам 120-квартирного дома, детского сада и лечебно-диагностического центра он заявил: «Севастополь и Россия были и будут вместе… Мы всегда считали, считаем и будем считать Севастополь городом русской славы, русским городом».

Флот, честь имею быть верным тебе!
Непростой была политическая обстановка и в России – только что закончились выборы в Госдуму, на которых левые силы взяли реванш за предыдущие поражения, что на фоне предстоящих президентских выборов сулило обострение внутриполитической борьбы. При этом рейтинг президента Б. Ельцина неуклонно падал. Проблем у Кремля было – хоть отбавляй, включая Чечню. А тут еще – Черноморский флот…

В феврале 96-го Госдума России преодолела «вето» Совета Федерации на закон, приостанавливающий одностороннее сокращение ЧФ. Принятый закон приостанавливал одностороннее сокращение численности, изменение организационно-штатной структуры и вывод из мест базирования корабельного состава, соединений, частей и подразделений ЧФ, включая береговые войска и авиацию флота. Приостанавливалась передача флотских объектов, а также определялся необходимый объем финансирования ЧФ. Этот акт высшего законодательного органа страны не только на флоте, но и всеми, кто был неравнодушен к нему, а также севастопольцами и крымчанами, свое прошлое, настоящее и будущее связывающими с Россией, был воспринят не просто с одобрением, а с энтузиазмом и надеждой…

Вот как раз к этому моменту адмирал Балтин с флота ушел. А новый командующий официально не был назначен еще в течение трех недель. В конце концов решение было принято – командующим стал вице-адмирал Виктор Андреевич Кравченко.

Церемония освящения Военно-морского Андреевского флага.
Чин освящения во Владимирском соборе проводит благочинный
Севастопольского округа, духовник моряков-черноморцев
митрофорный протоиерей о. Георгий (Поляков). Июнь 1997 г. «

Флот, честь имею быть верным тебе!
ВИЦЕ-АДМИРАЛ В. КРАВЧЕНКО был хорошо известен черноморцам – здесь началась его офицерская служба, здесь он прошел крутыми трапами флотской карьеры от должности штурмана до командира подводной лодки. Венец его «подводной биографии» – командование 14-й дивизией подводных лодок ЧФ, во главе которой Виктор Андреевич находился более трех с половиной лет. С должности первого заместителя начальника штаба ЧФ контр-адмирал Кравченко в ноябре 1991-го убыл в Калининград. Четыре года службы он отдал Балтике, находясь на ответственном посту первого заместителя командующего флотом. Затем – возвращение в Севастополь.

Так что черноморцы знали нового командующего, а Черноморский флот и его люди были хорошо знакомы ему. Вот только существующий вал флотских проблем Виктору Андреевичу был известен лишь понаслышке, хотя и ситуация, сложившаяся на Балтийском флоте, особенно с системой его базирования после 1991 года, в чем-то была схожа с черноморской.

Конечно, на Черноморском флоте и в Севастополе назначение нового командующего, причем на этот раз уже указом лишь одного российского президента, воспринималось как начало очередного, но уже последнего этапа флотораздела. Тогда казалось: еще немного и этот душераздирающий процесс будет завершен, тем более, вопрос заключения «Большого» российско-украинского договора в течение многих месяцев не сходил с повестки дня межгосударственных отношений – визит Бориса Ельцина в Киев то назначался на конкретную дату, то откладывался.

Это в том числе означало: скоро проблемы все-таки будут разрешены. Определенный оптимизм добавляло то, что в стране широко развернулась работа по подготовке к 300-летию Российского флота. И это вселяло надежду: уж в юбилейном-то году судьба Черноморского флота должна быть точно решена. И именно с таким настроем на флот в последний февральский день и прибыл адмирал. Но…

Подъем флага на «Керчи» 12 июня 1997 г.


Флот, честь имею быть верным тебе!
КОНЕЧНО, о том, что ему довелось испытать и пережить за два с половиной года командования Черноморским флотом, знает только он сам. Бывало всякое: и участие в межгосударственных переговорах и консультациях по флотской тематике, и борьба с «блокадой» флота по вопросам обеспечения энергией, и выбивание финансирования, и стремление противодействовать по сути экстремистским силам, набившим руку в ходе процесса «все взять и – поделить», причем по принципу Попандопуло из «Свадьбы в Малиновке»: «Это всё мне… И это всё – мне». А зачем? Многое «надкусили» и бросили, на «сене» полежали – и нагадили… К сказанному, что вызывает сожаление и грусть, можно было бы многое добавить. Но много можно сказать и о том, что подняло настроение и улучшило само мировосприятие черноморцев.

С приходом на флот адмирала Кравченко на флоте, почти как в советские времена, была возрождена система флотских сбор-походов. Флот стал выходить в море и вернулся на полигоны. Черноморцы вновь занялись конкретным делом, а флотские силы стали активно выполнять задачи по своему предназначению. Летом 1996 года командующий впервые за все постсоветское время под своим флагом совершил официальный визит в иностранный порт.

И хотя этим портом являлась болгарская Варна, визит этот переоценить невозможно. Немаловажным было и то, что флот и его люди почувствовали: Россия вместе с ними. Москва не только возродила шефство над флотским флагманом ракетным крейсером «Слава» – «Москва», ее префектуры взяли шефство над кораблями ведущего флотского соединения. Этому примеру последовали многие российские регионы.

Людей поддержали не только морально, но и материально – вместе с приходом гуманитарных грузов, реализацией культурных программ шефства стала проявляться забота о поддержании технической готовности кораблей. Тогда при отсутствии «официальных каналов» стали изыскиваться, как тогда стали говорить, не традиционные источники пути, средства, формы и методы сохранения кораблей и боевой техники. Для черноморцев вновь стали строить жилье, была заложена, а вскоре построена одна из лучших российских школ – средняя общеобразовательная школа № 8 МО РФ имени 850-летия Москвы. И эта работа велась по нарастающей – высокий темп, заданный предшественниками, при Кравченко был не только сохранен, но и получил импульс ускорения.

СКАЗАТЬ О ТОМ, что решать весь комплекс задач, стоящих перед флотом и его командующим, было непросто – это значит, что «поскромничать». «Во времена Кравченко» многое давалось с большим трудом. Флот испытывал жесткий прессинг со стороны тех сил, которые «традиционно» использовали флотскую проблему для получения политических (и не только) дивидендов. К примеру, декабрь 1996-го – февраль 1997 года стали временем одного из очередных пиков российско-украинских противоречий. 5 декабря 1996 г. Совет Федерации Федерального Собрания Российской Федерации вновь рассмотрел проблему ЧФ и вопрос статуса Севастополя.

Вновь стало казаться: все мы возвращаемся к началу процесса флотораздела. Тогда появилась грустная шутка: история не развивается по спирали, а как пони в цирке, бегает по кругу… Но и тогда флот сумел преодолеть все невзгоды, под руководством командующего и членов Военного совета смог из состояния тупика выйти с наименьшими потерями. Хотя, увы, потерь избежать не удалось…

ИЗВЕСТНА ПРИТЧА о кольце царя Соломона. На нем выбита фраза: «И это пройдет». Покрутишь кольцо – вновь прочтешь то же самое. В конечном счете, смута и безвременье на Черноморском флоте ушли в историю. В конце мая 1997 года в Киеве, наконец, были заключены так называемые «Базовые» соглашения по Черноморскому флоту и подписан «Большой» российско-украинский договор. Статус Черноморского флота как Флота Юга России с сохранением части его исторических баз был определен.

12 июня 1997 г. на кораблях Черноморского флота был поднят Военно-морской Андреевский флаг. Церемония эта была по-настоящему праздничной. Везде, где базировались и дислоцировались черноморцы, прошел торжественный ритуал. Состоялся он и на флотском флагмане – в то время большом противолодочном корабле «Керчь». Поднял на его флагштоке Андреевский флаг командующий флотом. Так в историю Черноморского флота его командующий адмирал Виктор Андреевич Кравченко вошел как человек, которому было доверено это право.

Адмирал, поднявший над Черноморским флотом Андреевский флаг. Именно эта строка в личной биографии Виктора Андреевича Кравченко, на мой взгляд, является главной, хотя его служба связана и с другими яркими событиями и славными делами. Но так уж было угодно Судьбе, чтобы она доверила именно этому адмиралу эту почетную миссию. Хотя, как знать, может быть, с ней бы справились и министр обороны генерал армии Игорь Сергеев, и Главком адмирал флота Феликс Громов, приехавшие тогда в Севастополь. Но в том, что именно Кравченко поднял на «Керчи» и соответственно, над флотом Андреевский флаг, проявление уважения к статусу командующего флотом как должностного лица. И, конечно, проявление справедливости к нему как к Человеку.

Вспоминаю об этом сейчас, как догадался читатель, не случайно. Для этого есть и мотив, и повод. 5 декабря Виктору Андреевичу Кравченко исполняется 70 лет. Это хорошая возможность для того, чтобы воздать должное этому человеку и пожелать ему всего доброго на его жизненном пути.

Есть и еще один повод для того, чтобы вспомнить и сказать о том непростом отрезке флотской истории – к юбилею адмирала практически закончена рукопись третьей книги тетралогии «Севастополь в Третьей обороне». Она так и называется: «У штурвала – Виктор Кравченко». В ней рассказывается как раз о периоде командования адмиралом В. Кравченко Черноморским флотом. Период этот охватывает с начала 1996 по июль 1998 года.

О том, что было, надо не забывать. Это полезно с различных точек зрения, в том числе с прагматической – уроки того времени, увы, как показывает жизнь, были плохо выучены. Это продемонстрировали последующие после формального завершения процесса флотораздела годы. В этом нередко убеждает и происходящее сегодня.

Сергей ГОРБАЧЕВ,
капитан 1 ранга,
кандидат политических наук,
член Союза писателей России

Из биографии
КРАВЧЕНКО Виктор Андреевич

Родился 5 декабря 1943 г. в Зауралье, под Свер¬дловском, в небольшом городке Богданович, что стоит на пере¬сечении транссибирской магистрали с железнодорожной веткой Серов — Челябинск, в рабочей семье. В раннем детстве познал послевоенную нужду и бытовую неустроенность. Учился хорошо и семнадцати лет, с окончанием школы-десятилетки рабочей мо¬лодежи в родном городе, в августе 1962 успешно выдержал всту¬пительные экзамены в Высшее военно-морское училище подвод¬ного плавания имени Ленинского комсомола в Ленинграде. Был зачислен кандидатом в курсанты и последующий год прослужил матросом на подводной лодке Северного флота (в начале 60-х годов во ВМУЗах имела место такая практика в целях адаптации новичков к морской службе).

Годичная служба рядовым подводником в суровых условиях Кольского Заполярья закалила уральского паренька и еще боль¬ше укрепила его веру в правильности выбранного пути. 1 сентяб¬ря 1963 г. Виктор Кравченко сел за курсантскую конторку пости¬гать сложную науку штурмана-подводника. Первые три года учился в «Ленкоме», ежегодно чередуя занятия в аудиториях, кабинетах и классах с корабельной практикой. В училище, будучи на третьем курсе, вступил в Коммунисти¬ческую партию.

Осенью 1966 г. его перевели в старейшее в стране прославлен¬ное Высшее военно-морское училище имени М.В. Фрунзе, откуда спустя два года он выпустился лейтенантом с присвоением ква¬лификации военного инженера-штурмана и зачислением в распо¬ряжение командующего Черноморским флотом. Последующие 22 года (с перерывами на учебу на классах и в академиях) Виктор Андреевич прослужил на Черном море.

Первые пять его офицерских лет прошли в должности штурма¬на и старшего помощника на трех средних подводных лодках 153-й бригады, базировавшейся в Южной бухте Севастополя. Здесь он через год после вступления в первую офицерскую должность получил звание старшего лейтенанта, а спустя еще два года стал капитан-лейтенантом.

Молодой офицер, отличаясь большой ответственностью и прилежанием, быстро вошел в нужную колею, духовно возмужал. Адмирал и сегодня очень ценит тот период службы, потому что он научил его не бояться трудностей и успешно справляться со своими обязанностями. А служба в тесных и душных отсеках дизель-электрических лодок, где только за глоток свежего воздуха отдал бы многое, ни в какие времена не являлась легкой. Там нет места человеку без¬вольному и малодушному. Там служат особые люди, суровые и бесхитростные. Они вырастили и воспитали молодого офицера, наделив его в полной мере своими качествами. Там офицер-под¬водник Кравченко ощутил особое братство, верность делу, кото¬рому служишь.

Будучи зачисленным осенью 1973 г. слушателем Высших специ¬альных ордена Ленина офицерских классов ВМФ и отучившись в классе командиров подводных лодок, капитан-лейтенант Кравчен¬ко через год возвратился из Ленинграда в родную бригаду, где принял командование подводной лодкой С-287. В конце года ему присвоили воинское звание капитана 3 ранга. Около двух лет капитан 3 ранга Кравченко командовал подводной лодкой. Здесь он в полной мере проникся чувством ответственности за судьбу подчиненных. Потому как малейшая ошибка командира лодки чревата гибелью субмарины и всего экипажа.

Успешно сдав вступительные экзамены, Виктор Андреевич с 1 сентября 1976 г. стал слушателем Военно-морской академии. На¬стойчиво и целеустремленно овладевал тактикой и оперативным искусством, боевым применением не только соединений подвод¬ных лодок, но и остальных разнородных сил флота.

После окончания академии 24 июня 1978 г. был произведен в капитаны 2 ранга с назначением начальником штаба 27 бригады подводных лодок, базировавшейся в Феодосии. Будучи зачислен¬ным в распоряжение командующего флотом, в конце 1982 г. полу¬чил звание капитана 1 ранга. В мае следующего года Виктор Андреевич был назначен командиром бригады подводных лодок, базировавшейся в Балаклаве, а через год стал заместителем командира дивизии подводных кораблей.

В конце декабря 1984 г. его назначили командиром 14-й дивизии подводных лодок, в должности которой он пробыл свыше трех с половиной лет. На дивизии в канун 70-й годовщины Октябрьс¬кой революции получил звание контр-адмирала.

Летом следующего года контр-адмирал Кравченко поступил в Военную академию Генерального штаба, с окончанием которой в конце июня 1990 г. был назначен первым заместителем начальни¬ка штаба Черноморского флота. То были годы пресловутой гор¬бачевской «перестройки», когда спущенные с цепи первым и пос¬ледним союзным президентом борзописцы и радиотелевещатели всех мастей и окрас во всю обливали грязью Компартию и Воо¬руженные Силы, ломая становой хребет первому в мире социалистическому государству рабочих и крестьян.

В августе 1991 г. Черноморский флот обвинили во всех смерт¬ных грехах, связанных с событиями вокруг ГКЧП и «заточением» Горбачева М.С. на своей форосской даче. Именно тогда с твер¬дым принципиальным заявлением во флотской газете, давшим отпор лживым, клеветническим вымыслам, выступил первый за¬меститель начальника штаба Черноморского флота контр-адми¬рал В. Кравченко.

Назначенный первым заместителем командующего дважды Краснознаменным Балтийским флотом, Виктор Андреевич в но¬ябре 1991 года убыл в Калининград. Четыре с небольшим года службы отдал он Балтике. Там же в феврале 1993 г. стал вице-адмиралом.

В конце февраля 1996 г. вице-адмирал Кравченко возвратился на Черноморский флот в ранге командующего Черноморским флотом и 2 марта 1996 г. вступил в командование флотом.

Флот встретил его в состоянии флотораздела, прижатым к причальным стен¬кам родной главной базы, оказавшейся инородным телом в аква¬тории ставшего вдруг «украинским» Севастополя. Без топлива, материально-технических средств и должного финансирования, издерганным длившейся уже который год неопределенностью.

В этой сложной обстановке командующий флотом вел себя спо¬койно и уверенно, тактично и выдержанно. Он поставил перед собой задачу довести до логического конца проблему Черно¬морского флота, которому он отдал лучшие годы своей жизни.

За два с лишним года командования флотом Виктор Андрее¬вич добился главного. В мае 1997 на президентских уровнях Рос¬сии и Украины, наконец-то, был определен статус Черноморского флота и 12 июня того же года черноморские корабли подняли Андреевские флаги. Что же касается раздела, то здесь позиция командующего флотом оставалась неизменной – флот уже поде¬лен и дальнейшему разделу не подлежит. Оставалось передать украинской стороне лишь остатки того, что уже решили передать ранее.

Под флагом командующего флотом ежегодно весной и осе¬нью проводились крупные флотские учения. В море каждый раз выходило до 50 вымпелов. Без аварий и поломок решались за¬дачи боевой подготовки, с высокими результатами проводились ракетные, артиллерийские и торпедные стрельбы. А это значит, что на Черном море сохранилось ядро боеспособного флота, решающее свойственные ему задачи. Черноморцы почувствовали, что занимаются настоящим делом, что интенсивная боевая подго¬товка оздоровила морально-психологическую атмосферу в воин¬ских коллективах.

Под руководством командующего продолжалась работа по дальнейшему совершенствованию взаимодействия сил флота, часть которых была вынуждена перебазироваться на черноморское побережье Кавказа, по повышению уровня выучки личного соста¬ва. Флот не топтался на месте, а уверенно шел вперед. И это несмотря на те проблемы, с которыми сталкивался лич¬ный состав флота.

Самыми острыми из них командующий всегда считал недостаточную социально-экономическую защищенность военнослужащих флота и вопросы, связанные с финансировани¬ем флота, которые проистекают из общего экономического со¬стояния страны. Острой являлась и жилищная проблема, особен¬но в связи с сокращением флотской географии и переводом ча¬сти офицеров и мичманов в Севастополь из других гарнизонов, переданных украинской стороне. Но и эта проблема решалась, благодаря прежде всего помощи правительства Москвы и мэра столицы Ю.М. Лужкова.

Указом Президента Российской Федерации от 4 июля 1998 адмирал Кравченко Виктор Андреевич назначен на новый высо¬кий и ответственный пост – начальником Главного штаба, пер¬вым заместителем Главнокомандующего Военно-Морским Фло¬том Российской Федерации.

Главнокомандующий ВМФ адмирал В. Куроедов, представляя в Севастополе нового командующего Черноморским флотом вице-адмирала В. Комоедова, дал высокую оценку деятельности на посту командующего Черноморского флота адмиралу В. Крав¬ченко: «В наиболее сложный для флота период В.А. Кравченко внес личный вклад в поддержание боевой готовности и сохране¬ние Черноморского флота для России». На посту начальника Главного штаба ВМФ Виктор Андреевич прослужил до февраля 2005 года. После увольнения в запас в течение ряда лет возглавлял благотворительный Фонд «Москва – Севастополь», решавший задачи социальной защиты и гуманитарной поддержки черноморцев, членов их семей и ветеранов флота.

В.А. Кравченко награжден орденами «За заслуги перед Отечеством» IV cntgtyb, «За военные заслуги», «За службу Родине в Во¬оруженных силах СССР» III степени, медалями. Лауреат Государственной премии РФ в области науки и техники (2000 г.). Почетный гражданин г. Богданович.

Михаил МАКАРЕЕВ,
Геннадий РЫЖОНОК

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Был бы повод

.

Севморзавод: «SOS» с заводской проходной

.

Милиция в Киеве вообще-то работает…

.