Крымское Эхо
Блоги Мир

«Американский Крым»: обман продолжается

«Американский Крым»: обман продолжается

В мирном 2021 году я написал книгу «Американский Крым: обман зрения», в которой анализировал, как изображают наш полуостров средства массовой информации США. Позволю себе длинную, но важную цитату оттуда:

«Современное прочтение материалов девяностых годов прошлого века и рубежа столетий позволяет говорить о том, что ключевые проблемы региона были понятны западным СМИ уже тогда, и многие из их прогнозов и сценариев впоследствии оказались реализованными в том или ином виде. Среди прочего это заставляет нас внимательно относиться и к другим, пока, к счастью, не сбывшимся прогнозам – прежде всего, о вероятности превращения Крыма в горячую точку на карте мира. Весной 2014 года полуостров стоял на пороге реализации такого сценария, однако благодаря поддержке России его удалось избежать. Тем не менее, это не означает, что опасность исчерпана. Надо понимать, что западные державы (а анализируемые медиа вне всяких сомнений в значительной степени являются их рупорами) не оставляют надежд повернуть ход истории вспять, попытаться если не вернуть Крым в состав Украины, то разжечь здесь кровавый конфликт, который ослабит Россию как главного геополитического противника Запада».

Новая Крымская война

То, что у нас сегодня называется «специальной военной операцией», на самом деле куда правильнее вслед за некоторыми западными журналистами называть «Новой Крымской войной» или «Второй Крымской войной», или, на современный кибернетический лад, «Крымской войной 2.0».

Восточная (Крымская) война 1853-1856 годов занимает особое место в истории России и Запада. Она завершилась больше полутора веков назад, но до сих пор остается в поле внимания ученых, публицистов и средств массовой информации. Не случайно американские и европейские медиа и сейчас часто описывают борьбу за полуостров со ссылками на те вроде бы уже очень далекие события.

Возвращение Крыма к родным берегам в 2014 году не было началом противостояния России и Запада, но, вне всяких сомнений, было его ключевой точкой. И точно так же вне всяких сомнений нынешняя «специальная военная операция» является логическим продолжением этой истории. Этого сюжета – скажу я вам как ученый-филолог, журналист и писатель.

Крым часто описывался американскими средствами массовой информации как потенциальная горячая точка на карте мира. К нашему региону последовательно примерялись различные конфликтные сценарии – нагорно-карабахский, приднестровский, югославский, чеченский, косовский, абхазский, юго-осетинский – в зависимости от того, когда появлялись те или иные публикации.

Однако реализующийся сейчас украинский сценарий, в котором крымская «серия» занимает ключевое место, превзойдет по своему кровавому размаху все эти сценарии вместе взятые. Число жертв с обеих сторон в ходе «специальной военной операции» в общей сложности только убитыми уже превысило сто тысяч человек. И, замечу, все они говорили на русском языке. Так что продюсеры, режиссеры и бенефициары этого «блокбастера» очевидны – они говорят (и пишут) по-английски. Ну а актеры – да, русские – даже если называют себя украинцами.

События, участниками которых мы являемся сегодня – еще не кульминация. Нас ждет еще несколько поворотов сюжета и только за ними – кульминация и развязка. Какая – никто не знает. Ни один драматург, ни один эксперт, ни один политик и ни один военачальник.

Какой будет развязка, зависит от каждого из нас – как бы пафосно это ни звучало. Мы пишем эти судьбоносные для России и мира главы. Кровью пишем – даже если кто-то глупый думает, что лично он использует только чернила.

Я написал, что мы являемся участниками этих исторических событий. Но, замечу, многие пытаются быть не участниками, а «наблюдателями» или «свидетелями». Кто-то сбежал, как крыса. Кто-то прячется, как таракан. Это касается не только мобилизации, но и нашего бюрократического и академического «сообществ». Их отдельные члены все эти восемь месяцев всеми силами стремятся не сказать и не сделать ничего «лишнего». Это тщетные попытки. Отмолчаться и отсидеться не удастся никому.

Не дождутся ни в Нью-Йорке, ни в Киеве

Однако вернусь к изображению Крыма на Западе в период «специальной военной операции». Как и на протяжении всей новейшей истории полуострова, он описывается как незаконно аннексированная Россией территория, которая должна быть возвращена ее «законному хозяину» — Украине. «The Russian-occupied Crimean peninsula» — звучит по-английски со страниц американских и британских изданий.

Продемонстрируем это на примере освещения в «Нью-Йорк Таймс» террористической атаки на Крымский мост 8 октября нынешнего года. «Happy birthday, Mr. President», — украинцы празднуют подрыв Крымского моста мемами», — довольно сообщила «Нью-Йорк Таймс» в тот же день, проиллюстрировав свою статью фотографией радостных киевлян, позирующих на фоне инсталляции с изображением взорванного моста, которая названа в газете «произведением искусства».

Цитирую:

«В течение нескольких часов после взрыва несколько правительственных учреждений на Украине опубликовали в социальных сетях какой-то мем или шутку, чтобы отпраздновать это событие, высмеять Путина или намекнуть, кто мог стоять за этим. Среди них была национальная железнодорожная служба Украины, которая опубликовала в Twitter фотографию охваченной пламенем железнодорожной ветки моста через Керченский пролив. «Не курить в поездах!» — написал сервис в Твиттере, сопроводив сообщение подмигивающим смайликом.
На десятках отфотошопленных изображений президент Украины Владимир Зеленский жарит шашлыки над пламенем с моста. Другие наслаждались моментом, помещая персонажей «Игры престолов» рядом с фотографиями повреждений или предлагая использовать традиционные русские берестяные лапти в качестве ласт для переплывания через Керченский пролив. Почтовая служба Украины быстро придумала фиктивную марку с изображением моста в сцене из фильма «Титаник». Один украинский банк — Monobank — предложил новое изображение для своих виртуальных мобильных банковских карт, на котором были изображены разрушенная поверхность Крымского моста и горящий поезд. К полудню его скачали более 300 000 раз
».

Эту реакцию Украины на террористический акт, в результате которого погибли четыре человека и был поврежден жизненно важный объект инфраструктуры, «Нью-Йорк Таймс» трактует как действия «отважной нации, которая противостоит вторжению сверхдержавы».

В 2018 году, рассказывая об открытии Президентом России Крымского моста, «Нью-Йорк Таймс» ставила под сомнение и легитимность его сооружения, и экономическую целесообразность строительства – дескать, и дорого, и открыли раньше времени якобы недостроенным, и кто по нему поедет, один путинский пиар, и прочая, и прочая, и прочая.

А в 2022-м, рассказывая о попытке уничтожить Крымский мост, эта некогда уважаемая респектабельная газета уже представляет его как важнейший стратегический объект, связывающий полуостров с материковой Россией. «Мост через Керченский пролив в Крыму имеет большое стратегическое и символическое значение», — называется другая статья в «Нью-Йорк Таймс», тоже опубликованная 8 октября сего года.

«В 2018 году, когда был открыт новый мост, Путин назвал это «выдающимся» достижением, которое «делает Крым и легендарный Севастополь еще сильнее, а всех нас ближе друг к другу», — вспоминает «Таймс». А потом пытается иронизировать: «Но после августовских взрывов на Сакском аэродроме в Крыму мост служил для другой цели: это был маршрут для быстрого побега после того, как на полуостров пришла война».

Не дождутся они – ни в Нью-Йорке, ни в Киеве.

Перефразирую русскую пословицу: у них там на Западе интерпретация – что дышло, куда повернул, как написал, так и вышло.

Горькая правда от Бжезинского

Все крупнейшие американские и европейские СМИ описывают ситуацию в Крыму в унисон с официальной точкой зрения Вашингтона, фактически являясь инструментами государственной политики США. Это элемент информационной или, как сейчас говорят, гибридной войны Запада против России.

«Вашингтон Пост», «Нью-Йорк Таймс» и другие медиа стали оружием в информационной войне Запада против России. Их материалы о российском Крыме направлены не на информирование аудитории о реальном положении дел, а на конструирование «крымского симулякра».

Симулякр по Бодрийяру — это изображение без оригинала, репрезентация чего-то, что на самом деле не существует.

«Всё, что преобразуется в информацию, становится предметом спекуляций, которым нет конца, — замечал Бодрийяр. И продолжал: «Основная функция информации – введение в заблуждение. Не суть важно, о чем нас она «информирует», не суть важно, насколько она «охватывает» события, потому что самое главное сам охват: то, к чему она стремится, всеобщий консенсус в результате смерти мозга».

Именно этого – «смерти мозга» своих читателей, зрителей, слушателей и последующего единодушного одобрения антикрымской и антироссийской политики, и добиваются крупнейшие западные СМИ. Благо, те же американские граждане легко поддаются манипуляции в силу не самой высокой осведомленности в таких сферах, как мировая история, политика и даже география.

Как признавал Збигнев Бжезинский, «уязвимое место Америки – очень слабые познания американского населения об остальном мире. Горькая правда состоит в том, что американцы пугающе плохо разбираются в основах мировой географии, текущих событиях и даже ключевых вехах мировой истории… Менее половины старшекурсников знают, что целью создания НАТО было противостояние советской экспансии, а более 30 процентов взрослых американцев не могли назвать две страны, с которыми сражалась Америка во Второй мировой войне».

Следует также отметить, что и над западными политиками, и над редакторами и журналистами довлеют русофобские антироссийские стереотипы, которые складывались на Западе даже не десятилетиями, а столетиями, и резко «обострились» в последние годы. Как писал когда-то Александр Солженицын, «подите пробейтесь через клубок предвзятостей и перекосов в какой-нибудь сверкающей центральной американской газете».

В «геополитической клетке»

При этом, конечно, сегодня образ Крыма вписан в более масштабную историю противостояния не только, а может быть и не столько между Россией и Украиной, сколько между Россией и Западом. Еще точнее – между Россией и США, потому что весь остальной Запад на уровне его политического класса находится под внешним управлением Вашингтона.

Крым рассматривается не как объект, а как субъект. Воля, желание, право на самоопределение жителей полуострова никого на Западе не интересуют – не зря же ни одно «приличное» квазилиберальное государство не признало воссоединения полуострова с Россией по итогам референдума, на котором подавляющее большинство его жителей проголосовали за это решение. В вашингтонах, лондонах и брюсселях плевать на наше волеизъявление. Точно так же, замечу, как там плевать на волеизъявление жителей Донбасса, Запорожской и Херсонской областей на референдумах 2022 года.

Крым цинично рассматривается просто как клетка на пресловутой «великой шахматной доске», которую надо занять для того, чтобы ослабить Россию геополитически и психологически.

Геополитически – потому что Крым занимает важное стратегическое положение в Средиземноморско-Черноморском регионе. Они там на Западе столетиями мечтают о том, как бы отнять у России этот плацдарм. Какая бы война ни «воевалась» – Крымская, Первая мировая, Гражданская, Вторая Мировая, холодная – эти планы были всегда. Есть и сейчас.

Психологически – потому что гипотетическая потеря Крыма, на которую рассчитывают Байден с Блинкеном, фамилию которого мне все время хочется написать во втором слоге не через «е», а через «и», будет ударом такой силы по русскому сознанию, что страна его может не выдержать.

Воссоединение Крыма с Россией в 2014 году было воспринято в Вашингтоне как поражение не только Украины, но и США. А раз было поражение, значит, необходим реванш, попытку которого и предприняли американцы.

Может ли измениться образ Крыма в американских СМИ? Нет, не может, как не может принципиально измениться внешняя политика США, инструментом и отражением которой являются ведущие медиа.

Устойчивость базовых элементов внешнеполитической традиции США обеспечивает высокую степень инерционности и преемственности их внешнеполитического курса, несмотря на постоянные, подчас весьма серьезные изменения международной обстановки и постоянную смену правящих партий внутри страны. В этом смысле наивно выглядят упования отдельных отечественных политиков и политологов на ближайшие ноябрьские промежуточные выборы в американский конгресс.

Не надо надеяться ни на Господа Бога, который, по формуле фельдмаршала Миниха, напрямую управляет Россией, ни на дядюшку Сэма, ни на дедушку Дональда из Республиканской партии США, надо самим не плошать.

Фото из открытых источников

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 4.8 / 5. Людей оценило: 5

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Японцы приехали в Крым… учиться

Что тебе снится, крейсер «Аврора», 104 года спустя?

Психология диктата — от маньчжуров до американских негров и украинских бандеровцев

Оставить комментарий