Крымское Эхо

В Крыму говорят — весь мир слышит!
Информационно-аналитическая интернет-газета

Романов, которого не сломала государственная машина

.

Нас с ним познакомит Сергей Иванович Карюк, учитель истории МБОУ «Школа-гимназия № 39», Симферополь. Обратим внимание: рассказ его основан исключительно на документах и фактах…

Редакция

 ***

Василий Прохорович Романов родился в г. Николаевске (ныне Пугачев) Самарской губернии 30 декабря 1899 г. (в августе 1918 город Николаевск усилиями Пугачёвской бригады, выступившей на стороне большевиков, был отбит у белогвардейцев, и по инициативе комдива Василия Ивановича Чапаева 11 ноября 1918 г. переименован в г. Пугачев).

Дедушка Василия Прохоровича был совладельцем мыловаренного завода в Николаевске, а вторым совладельцем этого завода был его родной брат.

Отец Василия Прохоровича работал приказчиком – кожевенником–обувщиком (до революции работал по найму). После революции – в Губкоже. Мать была домашней хозяйкой. К своему сожалению, родителей Василий Прохорович помнил плохо, они рано ушли из жизни, а ведь это могла быть еще одна история формирования среднего класса в имперской России.

Окончив обучение в трехклассной приходской школе в 1911 году, Василий Прохорович некоторое время находился дома. В 1913 году решил продолжить обучение и поступил учеником в Николаевскую контору международной компании жатвенных машин.

После завершения образования Василию Прохоровичу довелось работать до 1918 года в разных городах в качестве монтера сельскохозяйственных машин.

В тяжелые годы Гражданской войны в России Романов В. П. вступил добровольцем в ряды Красной Армии. Он начал службу с простого бойца-красноармейца в 1919 году, в июне этого же года был принят в члены ВКП(б), а окончил комиссаром школы комсостава в 1922.

В 1923 году по решению ЦК партии Романова В. П. направляют на работу в Москву в должности заместителя заведующего сельскохозяйственного отдела. Одновременно с работой в учреждении Василий Прохорович получает высшее экономическое образование в институте народного хозяйства им. Плеханова. Казалось, сама судьба благоволит к Романову. За время учебы Василий Прохорович в совершенстве овладел немецким языком, что в свою очередь сыграло решающую роль в его дальнейшей карьере. ЦК партии своим решением от 15 мая 1925 года направляет его на работу в Германию, в Берлин. Там он работает до сентября 1926 года заместителем заведующего сельскохозяйственного отдела в правлении Руссгерторга.

В этот период Россия испытывала определенные сложности с выпуском собственных печатных денег. Отправляя Василия Прохоровича в Германию как рядового представителя страны правительство возложило на него выполнение особой миссии по сбору технической информации для выпуска бумажных ассигнаций. Романов должен был добыть образец краски для денежных купюр, которую использовали немцы. Для выполнения этого непростого задания представителям России необходимо было договориться с немецкой стороной о проведении экскурсии на фабрике по производству этой самой краски.

Из воспоминаний дочери Ирины Васильевны Карловой (Романовой): «Отец рассказывал, что специально для этой экскурсии на завод работники разведки обули его в ботинки со специальной подошвой. Фокус заключался в том, что эта подошва как бы «собирала» на себя все, на что ступал их владелец. Такие ботинки еще называли «читай на полу». После экскурсии отца тут же посадили в машину и переобули в обычную обувь, а ботинки с хитрой подошвой отправили в секретную спецлабораторию».

В конце ноября 1926 года Василий Прохорович возвращается на Родину. ЦК партии сразу же направляет его на работу в Высший Совет Народного Хозяйства СССР (ВСНХ). В должности экономиста, заведующего экономико-тарифного планового отдела, заместителя начальника палаты сектора экономики труда, рационализации и себестоимости Романов проработал до 1930 года. В 1931 г. Романова В. П. назначают на должность заместителя директора Научно-исследовательского института экономики труда Наркомтруда СССР.

Дальнейший взлет Василия Прохоровича продолжался с головокружительной скоростью. В 1932 году по решению директивных органов Романова В. П. назначают директором Государственного Всесоюзного научно-исследовательского института экономики, организации и оздоровления труда. В этом учреждении он проработал до февраля 1933 года. Затем Романов получает новое назначение. Он становится членом коллегии ЦУНХУ Госплана СССР и Управляющим Государственным Всероссийским объединением «Союзоргучет».

Июнь 1937 года в жизни Василия Прохоровича стал поворотным. В этом году работниками ЦУНХУ в СССР проводилась однодневная Всесоюзная перепись населения. Это была уникальная однодневная перепись, опыт которой больше никогда не повторялся. «Сроки ее проведения неоднократно переносились. Считается, что первоначально она была назначена на 1932 г. (по итогам первой пятилетки), затем перенесена на 1935 г. и, наконец, состоялась в 1937 г.

Активная подготовка к переписи развернулась с апреля 1936 г. Было принято специальное Обращение ЦК ВКП(б) и СНК СССР к населению, в котором разъяснялось ее народнохозяйственное значение и говорилось, что прохождение переписи – долг каждого человека. Массовыми тиражами выпускались брошюры, читались лекции, проводились беседы с населением, провозглашались лозунги.

Основная задача переписи заключалась в учете лишь наличного населения города и села в отличие от переписи 1926 г., которая охватывала в городах еще и постоянное население, и 1939 г., когда в городах и селах фиксировалось как наличное, так и постоянное население. Во время проведения переписи населения должность начальника ЦУНХУ занимал известный статистик и экономист И. А. Краваль (после обнародования результатов переписи 1937 г. будет обвинен в связях с «троцкистами», и расстрелян). Именно под его руководством была скрупулезно разработана инструкция по проведению переписи 1937 г.

Однако изначальная беда переписи 1937 года – ее проведение в условиях складывающегося культа личности Сталина И. В. Нарушая научные основы организации переписи, печать принялась предсказывать ее результаты заранее. Ожидалось, что итоги покажут «бурный рост», «грандиозные сдвиги», «исключительные успехи» в «нашем прекрасном сегодня». Одним из главных показателей этих успехов считался «бурный рост» численности населения.

В передовой газеты «Правда» говорилось, что наша Родина «дает прирост населения куда больший, чем капиталистические страны». Разумелось, что результаты переписи должны были превысить названную Сталиным на XVII съезде ВКП(б) расчетную цифру численности населения в 168 млн. человек на конец 1933 г. Ожидалось, что она возрастет еще более и достигнет, согласно существовавшему тогда в ЦУНХУ прогнозу, разработанному на основе переписи 1926 г. и оценок ежегодного прироста населения на базе текущего демографического учета, 180,3 млн. человек.

Прогнозу соответствовало ошибочное представление, что с повышением уровня жизни (а считалось, что в 30 годы он резко возрос) автоматически увеличивается прирост населения. В этом виделось одно из основных преимуществ социализма перед капитализмом. Гипотеза об автоматическом приросте населения превратилась в официальную концепцию. Однако прогноз не оправдался.

Сотрудниками ЦУНХУ предполагалось переписью населения СССР охватить широкий круг вопросов: пол, возраст, национальность, родной язык, грамотность, образование. Причем респонденту задавались вопросы: на каком языке он умеет писать и читать; умеет ли он писать и читать или он только читает. Важно, что национальность и родной язык записывались по самоопределению респондента. Больше, чем в других переписях, здесь должно было быть уделено внимания образованию.

Первоначально в переписном листе не было прямого вопроса, к какой общественной группе принадлежит респондент, а существовал традиционный для советских переписей вопрос о занятиях. Был введен вопрос о семейном положении, продолжительности состояния в браке.

Конечный вариант листа, отредактированный Сталиным И.В., был существенно обеднен, по сравнению с проектом. В частности, исчезли всякие уточнения в вопросе о грамотности. На вопрос о том, состоит ли респондент в браке, требовалось дать лишь односложный ответ: да — нет. Был снят вопрос о побочных занятиях и источниках доходов. Зато по инициативе Сталина появился вопрос о религии, а также лобовой вопрос о принадлежности к общественной группе, где были перечислены на выбор следующие группы: рабочие, служащие, колхозники, единоличники, кустари, лица свободных профессий, а также служители культа и нетрудящиеся элементы. Введен был вопрос о гражданстве. Очевидно, это было сделано в связи с принятием Конституции СССР в 1936 г.

24 января 1937 г. И. А. Краваль сообщил Сталину и Молотову первый результат переписи: без населения, переписанного НКВД и НКО (т. е. без спецконтингента НКВД и армии) и без пассажиров поездов и пароходов – 162 млн. человек». (15, ecsocman.hse.ru/socis/msg/19035770.html)

«Данные переписи в то время обнародованы не были. Между тем, согласно последней оглашенной с высоких трибун и опубликованной тогда оценке, население страны на начало 1934 г. составляло 168 млн., а на начало 1937 г. ожидалось не менее 170-172 млн. Если исходить из этих чисел, то при переписи не досчитались, по крайней мере, 8 млн. человек.

Неудивительно, что якобы допущенный при переписи недоучет был приписан проискам врагов народа. Это единственное более или менее правдоподобное свидетельство «вины» репрессированных статистиков оказалось удобным дополнением к стандартным обвинениям их в создании контрреволюционных организаций, подготовке террористических актов и т.п.». (14, ceedclub.ru/forums/index.php?topic=30985.650;wap2)

«Первыми «вредителями», выявленными 31 марта 1937 года, стали ответственные за подготовку и проведение О.А. Квиткин (начальник Бюро переписи населения ЦУНХУ СССР), М. В. Курман (начальник Сектора населения), Л. С. Бранд (Брандгендлер) (заместитель начальника Бюро переписи населения) и И.М. Обломов. Начальник Управления народно-хозяйственного учёта Госплана СССР И.А. Краваль был арестован 31 мая 1937 года и впоследствии расстрелян. Аналогичные «выявления» «врагов народа» прошли по всем уровням ЦУНХУ СССР и союзных республик». (16, ru.wikipedia.org/wiki/Перепись_населения_СССР_(1937)

Всю неотвратимость и крайнюю жестокость репрессивного аппарата пришлось ощутить на себе и Василию Прохоровичу Романову.

29 июля 1937 года по приглашению членов правительства Романов отправился в Подмосковье на охоту. Закончилась эта охота для Василия Прохоровича очень неожиданно – в самый разгар ему сообщили о том, что его ждет Сталин для личной беседы. О чем хочет говорить с Романовым Отец народов? Всю дорогу до Кремля Василия Прохоровича мучил этот вопрос. А вот чем эта беседа закончилась – Романову такое даже не могло присниться в страшном сне.

Как вспоминает Ирина Васильевна (дочь Романова В.П.): «Поскольку отец отправился в Кремль прямо с охоты, то и предстал перед Сталиным в охотничьем костюме с лисицей на поясе». Во время беседы с Иосифом Виссарионовичем в кабинет вошла дочь Сталина Светлана. Она, увидев рыжую красавицу, стала без стеснения восхищаться ее красотой. Романов не колеблясь предложил Аллилуевой принять лисицу в подарок. С подарком в руках Светлана Аллилуева удалилась. А вот Василию Прохоровичу домой было не суждено вернуться. Из кабинета Сталина его направили прямиком в Бутырскую тюрьму.

Воспоминания о Бутырке (так в народе называли Бутырскую тюрьму) отпечатались в памяти Романова каленым железом. Пять лет лишения свободы – таким был приговор за «связь с врагом народа».

Камеры были переполнены настолько, что заключенные сидели на корточках и спали по установленной ними очереди. Маленькие окна, пропускающие мало света, камерное зловоние, неопределенность в завтрашнем дне, моральное и физическое насилие со стороны осужденных и тюремной администрации — это далеко не полный список ужасов, пережитых Василием Прохоровичем Романовым. Самым сложным было не сломаться, выдержать, не дать рухнуть воле, не превратиться в «животное», лишенное сопротивления.

Сразу же после заключения Романова в тюрьму его исключают из рядов ВКП(б) и увольняют с работы в связи с объявлением начальника ЦУНХУ Краваля И. А. «врагом народа», в аппарате которого работал Василий Прохорович. Об этом говорится в копии «Жалобы в порядке надзора Главному военному Прокурору вооруженных сил СССР» от 25 июня 1955

В Бутырской тюрьме Романова В. П. допрашивал следователь Баскаков М.И. Василию Прохоровичу предъявили обвинение, предусмотренное Особенной Частью, главы первой – Преступления государственные – Уголовного Кодекса РСФСР. Тем не менее, доказать инкриминируемую Романову В.П. связь с так называемыми «троцкистами» следствию не удалось, а признавать свою профессиональную ошибку Баскаков М. И. не имел права — нельзя было «замарать» честь мундира.

Мероприятия по дискредитации личности и психологическому воздействию, по воспоминаниям Василия Прохоровича, начались еще до его ареста. Работники НКВД неоднократно вызывали бывшего секретаря партийной организации «Союзоргучет» Гусева П. А. (член партии с 1923 г.) и открытым текстом требовали исключения Романова В. П. из партии.

Поскольку бывший заместитель председателя Госплана и начальник ЦУНХУ Госплана СССР Краваль И. А. был арестован, Гусеву П. А. в органах НКВД говорили: «Краваль нами арестован. Он имел связь с Романовым. Чего ждете и не ставите вопрос об исключении из партии Романова?» Секретарь отвечал, что Романов как управляющий Объединением «Союзоргучет» действительно был связан с Кравалем И.А., но только как с начальником ЦУНХУ, которому Романов подчинялся по работе. Данных, которые бы свидетельствовали о какой-то иной связи, кроме как служебной, у нас нет, и поэтому нет оснований ставить вопрос об исключении Романова из партии. Гусеву П.А. «разъясняли»: «Смотрите, до вас доберемся. Если мы говорим, значит надо выполнять! Наши органы работают без осечки!».

Подобное поведение следственного аппарата НКВД РСФСР подтверждается свидетельством Алексея Владимировича Снегова: «При этом я ссылался на высказывание Ленина, что всякая ошибка перерастает в опасность, когда на ней настаивают. На все мои доводы я получил ответ: «Вас нельзя выпустить потому, что вы прошли по всем нашим отчетам как враг. Выпуская вас, мы уроним авторитет НКВД и должны арестовать кого-нибудь из своих работников. НКВД не может ошибаться».

Под давлением работников правоохранительных органов Василия Прохоровича все же исключили из рядов членов партии, что расчистило следователю Баскакову М.И. дорогу для сбора материала о якобы преступной связи Краваля И.А. и Романова В.П. Однако для обвинения материал найти так и не удалось. Не смог объяснить обвинения и председатель Молотовского районного Комитета ВКП(б). Из партии исключили только потому, что Романов В.П. и Краваль были связаны по работе, а последний уже арестован за «связь с врагами народа».

В «Жалобе…» главному военному прокурору Романов В.П. рассказывает о методах «работы» следователя Баскакова М.И.: «Протокол допроса от моего имени Баскакову изготовили заранее. Он явился ко мне в тюрьму и, несмотря на то, что я просил оказать мне медицинскую помощь, потребовал, чтобы меня вывели на допрос. Больной, с температурой в 40, морально подавленный, я еще нашел в себе силы, чтобы выступить против чудовища Баскакова. Я отказался подписывать протокол показаний, который был изготовлен в редакции Баскакова таким образом, что я во всем, что там изложено, согласен и признаю себя виновным.

На мой отказ подписать протокол допроса Баскаков ответил применением физического воздействия и издевательства. Баскаков приказал встать в угол комнаты и стоять на носках! В таком положении я не мог долго находиться и, естественно, падал то в ту, то в другую стороны. Тогда Баскаков приказал двум красноармейцам встать со штыками по бокам. Штыки не могли удержать меня от падения.

Я обратился к Баскакову с просьбой, чтобы мне как больному была оказана помощь. Баскаков вместо того, чтобы прекратить издевательства надо мной и направить меня в больницу, ногами начал наносить мне многочисленные удары в живот. Я потерял сознание. Меня приводили вновь в сознание, вновь требовали, чтобы я подписал протоколы, я отказывался, и все начиналось снова.

Я был на краю гибели, но надежда не оставляла меня. «Я думал, что есть Сталин, существует ЦК партии, был в то время «ежовый» нарком Ежов. Им я сумею сообщить каким-либо путем, они разберутся и дадут распоряжение уничтожить врага, пробравшегося в НКВД и именовавшего себя следователем Баскаковым».

Какая была наивность! Верить в то, чему не суждено было сбыться, ибо стены тюрьмы были не только толсты, но и высоки, а драконовские порядки, которые там существовали, исключали всякую возможность быть услышанным из каземата.

Камера пыток и надежда, что, находясь в лагере, я сумею доказать свою правоту, заставили меня подписать протокол показаний, сочиненных мерзавцем Баскаковым. А дальше, как и полагалось».

Решением Особого совещания НКВД СССР от 21 ноября 1937 г. Василия Прохоровича Романова направили в исправительный трудовой лагерь.

27 марта 1938 г. это решение было отменено и вынесено повторное решение, по которому Василий Прохорович был направлен на вольную высылку в Казахстан, сроком до 1942 г. Таким образом против Романова В. П. прошло два судебных заседания. Но окончательно доказать виновность Василия Прохоровича суд так и не сумел.

С 1938 по 1942 год Василий Прохорович работает начальником планово-экономического отдела Всесоюзного Треста Наркоммясомолпрома СССР (Чистопольский аул, Бухтарминский район, Восточ-но-Казахстанская область). В 1943-1944 годах Романов продолжает свою трудовую деятельность в городе Лениногорске, Восточно-Казахстанской области (Указом Президиума Верховного Совета СССР от 6 февраля 1941 года г. Риддер переименован в город Лениногорск) начальником планово-экономического отдела Лениногорского управления Алтайполиметалл Главцинксвинца Наркомата Цветной металлургии.

В 1944 — 1950 гг. завершает свою трудовую деятельность на должности начальника планово-экономического отдела завода №522 Министерства Металлургической промышленности в г. Москве (8).

Вспоминая рассказы отца о временах пребывания в Казахстане, Ирина Васильевна с интересом описывает неожиданную встречу отца с рысью. Трудно сказать, чем эта встреча могла закончиться, если бы не мгновенная реакция и не ловкость отца, да еще помог надетый на верхнюю одежду ватник.

Накануне выхода на заслуженный отдых и воплощая свой накопленный опыт в разработку «Установки для брикетирования топлива из древесных и других растительных отходов» Романов В. П. вместе с Кочетковым В. И. патентует «Установку…» в Государственном Комитете Совета министров СССР по внедрению передовой техники в народном хозяйстве (12 июня 1950 г.).

Рассказывая о послевоенной жизни отца, Ирина Васильевна вспоминает, что то ли в 1947, то ли 1948 году Василий Прохорович повстречался с Романовой Александрой Антоновной, ставшей его супругой (к сожалению, точной даты знакомства родителей Ирина Васильевна не знает).

До встречи с Василием Прохоровичем Александра Антоновна работала в МГУ им. Ломоносова в Москве в должности инспектора научной части.

Несмотря на то, что разница в возрасте составляла 22 года (Александра Антоновна родилась 18 марта 1921 г.), это не помешало счастливой семейной жизни. В браке у Романовых была рождена дочь Ирина. Жизнь приобрела стабильность и значимость. В 1956 г. с Василием Прохоровичем случился инфаркт: сказались пребывание в Бутырской тюрьме, ссылка в Казахстан…

В 1962 году Василий Прохорович и Александра Антоновна переехали жить в Севастополь. На этом настояла Александра Антоновна, и связано это было с ухудшением здоровья Василия Прохоровича. Она была уверена, что целебный крымский климат поправит здоровье ее мужа и продлит годы его жизни. Александра Антоновна не ошиблась — через некоторое время Василий Прохорович и в самом деле начал чувствовать себя лучше.

Ушел из жизни Василий Прохорович Романов 20 октября 1972 года.

Память и верность мужу Александра Антоновна пронесла через свою жизнь. 29 апреля 2003 года Александры Антоновны не стало. К великому сожалению, ей так и не удалось дождаться публичной реабилитации мужа. Александру Антоновну похоронили рядом с мужем в г. Севастополе.

***

В настоящее время перед молодым поколением стоят непростые задачи строительства толерантного общества взаимного согласия. Поэтому на первый план выступают первоочередные мероприятия по более глубокому изучению отечественной истории с целью недопущения тех ошибок и перегибов, которые могли бы привести к формированию общества взаимного недоверия, разобщения и подозрительности. На примере жизненного пути Василия Прохоровича Романова можно видеть, как стремление к защите собственных жизненных ценностей, позиций и интересов позволяет человеку не сломаться в сложных, не зависящих от него обстоятельствах и до конца остаться той личностью, которая с гордостью может смотреть потомкам в глаза. Потому, что от активной защиты общечеловеческих ценностей каждого человека в отдельности во многом зависит стабильность и процветание общества в целом.

Использованные источники:

Личные архивы семьи Романовых:

1. Автобиография Романова Василия Прохоровича.

2. Авторское свидетельство №85715 на изобретение «Установка для брикетирования топлива из древесных и других растительных отходов», утвержденное Государственным Комитетом Совета Министров СССР по внедрению передовой техники в народное хозяйство 12 июня 1950 г.

3. Анкета Московского Государственного университета на имя старшего лаборанта кафедры №4 физического факультета Романовой Александры Антоновны.

4. Архивная справка Министерства Внутренних дел Центрального Государственного Архива Октябрьской революции и социалистического строительства от 23 ноября 1953 г. №33/14/2652

5. Архивная справка Центрального статистического управления при Совете Министров СССР от 9 ноября 1953 г. №2/12

6. Ерохина О. В. – Концессии как форма экономического сотрудничества СССР и Германии в 20-е годы ХХ века. – ISSN 1998-9938. Вестн. Волгогр. гос. ун-та. Сер. 4, Ист. 2011. № 2 (20)

7. «Жалоба в порядке надзора Главному военному прокурору от Романова Василия Прохоровича» от 25 июня 1955 г.

8. Личный листок по учету кадров Романова Василия Прохоровича

9. Снегов А. В. Документы свидетельствуют: «Письмо А. В. Снегова Н. С. Хрущеву»/Громов Алекс. – Сталин и Берия. Секретные архивы Кремля. Оболганные герои или исчадия ада? – Харьков, Белгород: Книжный клуб «Клуб семейного досуга», 2013. — 640 с.

10. Справка Верховного Суда Союза Советских Социалистических Республик от 26 мая 1956 г. №02-дсп-3512-56

11. Справка Министерства Культуры, Московского ордена Ленина Государственного университета им. М. В. Ломоносова на имя Романовой Александры Антоновны.

12. Справка Прокуратуры Союза Советских Социалистических Республик от 24 мая 1956 г. №13/1-63187-40

13. Справка Центрального архива Министерства внешней торговли СССР от 9 декабря 1953 г. №X01 09/840

14. ceedclub.ru/forums/index.php?topic=30985.650;wap2

15. ecsocman.hse.ru/socis/msg/19035770.html

16. ru.wikipedia.org/wiki/Перепись_населения_СССР_(1937)

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Поделиться

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *