Крымское Эхо
Архив

Заселение Северного Причерноморья (Новороссии) и Крыма

Выборы в Верховную Раду Украины, состоявшиеся в 2006 г., переход к парламентско-президентской модели власти, создание антикризисной коалиции, конфронтация между ею и парламентской оппозицией, которую поддерживал президент Украины, привели страну к очередному затяжному политическому кризису, обострившемуся в результате издания в 2007 г. сомнительных, с точки зрения законности, президентских указов о роспуске украинского парламента и очередному приходу к власти оранжевой коалиции.

Начавшаяся в 2008 г. предвыборная президентская кампания привела к очередному развалу оранжевой коалиции и назначению президентом Украины повторных внеочередных парламентских выборов в условиях усугубляющегося в стране экономического и политического кризиса.

Приход к власти Партии регионов, заявлявшей первоначально о проведении в Украине демократических реформ, развитии экономики, социальной и культурной сфер, на самом деле, вновь привел страну к дискредитировавшей себя президентско-парламентской форме правления. Дальнейшее усиление централизации привело к нарушению баланса властей, очередному перераспределению частной и общественной собственности, разгулу коррупции в высших эшелонах власти, дальнейшему разрушению среднего класса и обнищанию значительной части населения.

Неадекватные действия президента Украины и его ближайшего коррумпированного окружения вызвали протестные настроения у значительной части украинского общества. В результате событий конца 2013 — начала 2014 гг., закончившихся во многом трагически, произошли быстрые изменения в структуре власти. Оппозиция, получившая большинство в парламенте, внесла ряд изменений в действующее законодательство, отправила в отставку президента, сформировала новое правительство и приступила к кадровым перестановкам во всех ветвях власти.

К сожалению, вскоре в результате поспешных и необдуманных действий новоиспеченной власти и нового парламентского большинства был отменен «языковый» закон, что привело к нарушению прав граждан южного и юго-восточного регионов Украины на использование русского языка в качестве регионального. Это событие вызвало широкую волну протестов, которые начали перерастать в социальные конфликты, за которыми может последовать вооруженное противостояние и поиск защиты у соседних государств.

Такое положение вещей ослабляет страну и превращает ее в объект вмешательства со стороны других государств, преследующих свои экономические и геополитические интересы.

Усиливающаяся политическая борьба, за которой стоят интересы олигархических кланов, отсутствие сбалансированных отношений между ветвями власти, задекларированный правительством и партиями предвыборный социальный популизм, наносят тяжелый удар экономике, малым предприятиям и мелкому предпринимательству, которым сегодня занята большая часть трудоспособного населения страны. Поспешное в свое время вступление в ВТО, в ущерб местному товаропроизводителю, маниакальное стремление в НАТО — все это создало в стране взрывоопасную ситуацию, усиленную сегодня мировым финансовым кризисом, перекинувшимся в реальный сектор экономики Украины.

Чрезмерная концентрация власти и денежных средств в центре, в ущерб местному самоуправлению, авторитарные формы управления государством, правовой нигилизм, демонстрирующийся его первыми лицами, жесткое противостояние между высокопоставленными украинскими чиновниками и политическими партиями, расцвет коррупции на всех уровнях власти, отсутствие правового механизма, позволяющего общественности влиять на власть и принятие судьбоносных для общества решений грозят стране полной потерей остатков экономической и политической независимости, превращают ее, с одной стороны, в сырьевой придаток ведущих мировых держав, а с другой, в рынок сбыта зарубежного ширпотреба. Стало очевидным, что проводимая центральной властью на протяжении последнего десятилетия политика, привела страну к экономической катастрофе, на очереди – гуманитарная.

Все вышесказанное указывает на необходимость незамедлительного проведения в Украине глубокой и содержательной политической реформы в интересах большей части украинского населения, а не только олигархов и дорвавшихся до власти национал-радикалов, проводящих под видом развития демократии политику жесткого этноцентризма, попирающего права и свободы русскоязычных граждан Украины.

На повестку дня на Украине стали вопросы, связанные с внесением серьезных изменений в действующую Конституцию и законы страны, касающиеся выборов, развития парламентаризма и самоуправления на местах. В поле зрения снова оказался дискуссионный вопрос о возможности и целесообразности федеративного устройства страны, как более полно отражающего и защищающего экономические, культурные и политические интересы регионов и населяющих их этносов.

Для 14 миллионов, или 30 %, граждан Украины, назвавших во время Всеукраинской переписи населении 2001 г. русский язык родным, по-прежнему актуален «застрявший» вопрос о статусе русского языка в Украине и ее регионах. В особенности это касается южной и юго-восточной Украины, где количество граждан, назвавших русский язык родным, составило почти 11 миллионов человек (54 %), а показатель использующих его в повседневной жизни превышал 85 %.

Сегодня многим понятно, что от желания, способностей и умения политических партий, говорящих о защите прав русскоязычного населения Украины, выполнить свои обещания (которые бы позволили свободно использовать русский язык во всех сферах общественной жизни, наряду с украинским), будет во многом зависеть их политическое будущее.

Сторонники и противники «двуязычия» и федеративного устройства Украины как на Западе, так и на Юго-Востоке страны, в своих спорах исходят не только из реалий сегодняшнего дня, но и из длительной истории социально-экономического и этнополитического развития своих регионов и других стран. Южная и юго-восточная Украина является крупнейшим регионом страны. На ее территории расположена треть областей Украины, в которых проживает 20 млн человек, создается две трети валового внутреннего продукта страны.

Именно эта территория в лице ее политиков выступила с инициативой возможного федеративного устройства Украины как формы государственного устройства, позволяющей более полно учитывать интересы региона, способной создать благоприятные условия для эффективного развития производительных сил, социальной сферы и культуры на территории края (хотя, правды ради, следует сказать, что эта инициатива родилась сначала во Львове).

Для того чтобы уяснить, имеются ли предпосылки для введения в Украине двух государственных языков и федеративного государственного устройства, а также основания для децентрализации власти и дальнейшего развития самоуправления на местах, следует рассмотреть особенности формирования и социально-экономического развития основных регионов страны, в данном случае – южной и юго-восточной Украины.

В предложенной работе, автор, опираясь на материалы центральных и местных архивов, первоисточники, научные публикации, в том числе, собственные, ставит задачу, осветить вкратце историю заселения, особенности формирования этнографического состава населения и социально-экономического развития южного и юго-восточного регионов современной Украины в границах XIX – начала ХХI вв.»

История заселения и социально-экономического развития Центральной Новороссии (впоследствии южной и юго-восточной Украины), включающей полуостров Крым, определялась, во многом, ее стратегическим географическим положением, климатическими и ландшафтными особенностями, наличием полезных ископаемых, а также разнообразными политическими факторами, влияющими на культуру и экономику края на различных этапах эволюции.

После присоединения Россией части Северного Причерноморья, в ходе русско-турецких войн второй половины XVIII в., указанная территория, получила название Новороссии, и была разделена, со временем, на четыре губернии и Область войска Донского. Территория современной южной и юго-восточной Украины, в XIX – начале ХХ вв., была разделена на три крупных административно-территориальных образования – Екатеринославскую, Херсонскую и Таврическую губернии. Сегодня она разделена на 8 южных и юго-восточных областей Украины. Составной частью края является также Автономная Республика Крым.

Процесс активного заселения и хозяйственного освоения Центральной Новороссии проходил в два этапа: с конца XVIII века – до отмены крепостного права, а затем с 1861 по 1917 год – период становления и развития рыночной экономики. Обращаясь к началу XVIII века, следует заметить, что первая перепись (ревизия) населения, состоявшаяся в 1719 г., зафиксировала на территории будущей Екатеринославской и Херсонской губерний в качестве первых поселенцев 14,4 тыс. представителей русского этноса (в том числе старообрядцев) и 7,5 тыс. украинцев [1, 20].

В ходе борьбы за южные окраины с Крымским ханством и стоящей за ним Турцией Россия постепенно укрепляла свои позиции в Новороссии, создавая тем самым благоприятные условия для ее постепенного заселения.

Анализ процесса заселения и формирования этнического состава населения Центральной Новороссии, с конца XVШ – до начала ХХI в., приводит к следующим выводам:

1. Присоединение Россией Северного Причерноморья в ходе русско-турецких войн второй половины XVIII в. обеспечило ей выход к Черному и Азовскому морям, укрепило международное положение страны и на треть увеличило территорию будущей Украины. Привело к прекращению набегов татар, исключило массовую продажу украинцев на невольничьих рынках Востока. Создало благоприятные условия для последующего активного заселения и социально-экономического развития края.

2. С конца XVIII в. до реформы 1861 г. в Центральной Новороссии (Екатеринославской, Херсонской и Таврической губерниях) поселилось около 1 млн переселенцев, выходцев из близлежащих северо-украинских, российских и белорусских губерний, а также более 200 тыс. иностранных переселенцев.

В пореформенный период, после отмены крепостного права, с 1861 по 1900 г., Центральная Новороссия приняла еще 1 млн переселенцев, половина которых была представлена крестьянством российских и белорусских губерний. В Таврической губернии, за указанный период, поселилось более 238 тыс. мигрантов (сельское сословие составляло 70,0 %, дворяне потомственные – 5,6 %, дворяне личные и чиновники – 4,5 %, остальные сословия — 25,8 %) (см. табл. 1 и 2).

С конца ХIX в. по 1917 год в Центральной Новороссии поселилось более 1 млн мигрантов. Большая их часть, селившаяся в городах и пригородах региона Украины, была представлена крестьянством российских губерний. В целом же, с конца XVIII в. до 1917 года губернии центральной Новороссии приняли не менее 3 млн переселенцев [2, 125]. Численность переселенцев, зарегистрированных только в сельской местности Таврической губернии, в 1917 г., достигала 210 тысяч человек.

3. Вся история заселения Центральной Новороссии в досоветский период была примером не столько правительственного, сколько народного, самовольного заселения. Более того, с конца XVIII в. до революции 1905 г. царское правительство всячески сдерживало процесс свободного заселения региона [3, 61-75; 4, 56-74].

4. Главной причиной повышения удельного веса русского этноса на территории края стал возрастающий спрос на рабочую силу в промышленном секторе региона. Другой, не менее важной причиной, стало добровольное переселение 3,5 миллионов украинцев Наднепрянской Украины на получаемые в 1861–1917 гг. бесплатно, с пособиями от правительства, казенные земли Южного Приуралья, Северного Кавказа, Зауралья и Дальнего Востока [1, 21-24]. В это же время, в 1880–1910 гг., из Галиции в США, Канаду и Латинскую Америку выселилось, наряду с евреями и поляками, в поисках более благоприятных условий для существования, более 360 тыс. западных украинцев [5, 16-17].

5. В конце ХIX – начале ХX в. в Центральной Новороссии проживало более 50 этносов. В городской местности края, как это видно из табл. 3, доминировало русское население, численность которого превышала украинское в 2,5 раза. В сельской же местности численность украинского населения превышала русское – в 4,4 раза [4, 232; 6, 64-65]. В Крыму русские занимали, по численности, первое место среди всех этносов полуострова. В городах они составляли 48 %, в сельской местности – 23 % (см. табл. 4). Удельный вес русских в Крыму постоянно возрастал, в 1897 г. они составляли, в целом, 33,1 %, в 1917 г. – 41,2 %, в 1934 г. – 44,0 %, в 1939 г. — 49,6 %, в начале 40-х годов – 50 %. В послевоенный период, в конце 50-х годов, русские составляли 71 %. Удельный вес татар, как одного из наиболее крупных этносов, уменьшился на полуострове с 35,6 % в 1897 г. до 19,4 % в 1939 г. Доля украинцев, за указанный период, возросла с 11,8 % до 13,7 %.

За период с 1858 по 1917 год численность русских выросла в Центральной Новоросии в 4,6 раза [7, 28]. Русский этнос в ХIX – начале ХX в. сыграл в регионе решающую роль в строительстве и развитии городов, промышленности, транспорта, торговли и сопутствующей инфраструктуры. Украинский этнос занимал ведущие позиции в развитии земледелия и животноводства.

6. С 1917 по 1990 год, как и в досоветский период, на юге и юго-востоке Украины имел место дальнейший рост удельного веса русского этноса, вызванный довоенной индустриализацией, послевоенным восстановлением экономики и дальнейшим развитием промышленности на территории края. Только за 1859–1989 гг. численность русских на Украине выросла на 4 млн чел. и составила на 1990 год 11,4 млн чел., а с украинцами, родившимися, в том числе, в смешанных браках, назвавшими русский язык родным – 17 млн. чел. или 33 % от общей численности населения Украины [8, 14].

На сегодня южная и юго-восточная Украина, входящая в состав Северного Причерноморья, является крупнейшим промышленно развитым регионом Украины, создающим две трети валового внутреннего продукта страны. Она включает 8 областей и АР Крым, где проживает более 20 млн чел., из которых 11 млн граждан или 54 %, назвали во время Всеукраинской переписи населения 2001 г. русский язык родным (см. табл. 5), а 85 % населения региона используют его в повседневной жизни в качестве основного [8, 11-13, 17, 23, 56].

7. После получения Украиной независимости, в результате распада СССР, в связи с приходом к власти западноукраинских национал-радикалов и разношерстных «сочувствующих», включая часть «прозревших» карьеристов, представителей бывшей партийной и комсомольской номенклатуры и госаппарата, отношение к русскому этносу в стране серьезно изменилось.

Проводимую, в годы независимости, в отношении русских и русскоязычных граждан Украины государственную политику можно характеризовать как этноцид (являющийся национально культурной формой геноцида), в основе которого лежит этноцентризм доминирующего этноса. Напомним, под этноцидом ЮНЕСКО понимает любое действие, направленное на лишение этнических черт или идентичности того или иного этноса, любые формы его насильственной ассимиляции или интеграции, принуждение к переходу к другому образу жизни или языку.

Проводимая политика этноцида в Украине была направлена многие годы на постепенное вытеснение русской культуры (сопровождавшееся нередко актами вандализма). Ее результатом стало закрытие более 3 тыс. русскоязычных школ, 30 государственных русских театров, перевод высшего, среднего специального образования, науки, а также судебной системы Украины исключительно на украинский язык. Это привело к ущемлению прав и свобод 17 млн русскоязычных граждан Украины — назвавших русский язык родным.

В результате проведения национал-радикалами политики этноцида, за годы независимости из Украины выехало 3 млн русских – граждан Украины. Кроме них 5 млн человек или 33 % трудоспособного населения Украины будучи разочарованным национальной политикой, покинуло страну нелегально в поисках работы и средств к существованию за рубежом [9, 154-155]. Проводимая политика этноцида, в условиях усугубляющегося демографического кризиса, серьезно подрывает экономический потенциал страны, лишает ее высококвалифицированных специалистов и рабочей силы.

8. Украина, стремящаяся в ЕС, ратифицировавшая в 2005 г. «Европейскую хартию региональных языков или языков меньшинств» не выполняет, в лице «оранжевых» чиновников, взятые на себя обязательства перед Советом Европы. Более того, прокуратура Украины в 2006 г., после вступления хартии в силу, под давлением национал-радикалов, возглавляемых президентом, отменила десятки решений местных органов самоуправления во многих областях и городах юга и юго-востока страны об использовании русского языка в качестве регионального, мотивируя свои действия отсутствием национального законодательства, предоставляющего право местным органам власти выполнять волю своих избирателей, забывая при этом, что в случае отсутствия или недееспособности национального законодательства, действуют международные нормы, в частности, ратифицированная Украиной хартия.

9. Русский этнос южной и юго-восточной Украины, как и украинский, является коренным этносом, проживающим на территории края на протяжении более 200 лет. Это вполне достаточный срок для того чтобы русское и русскоязычное население указанных регионов Украины могло использовать русский язык не только в качестве регионального, но и требовать от власть предержащих придания ему статуса второго государственного языка во избежание усиления социального противостояния, в которое втягиваются миллионы граждан Украины.

Из истории Украины известно, что в Галиции, к примеру, после буржуазной революции 1848 г. действовало три официальных (государственных) языка – украинский, польский и немецкий. На Буковине государственными языками являлись украинский, немецкий и румынский.

На сегодня по нескольку государственных языков имеют такие страны, как соседняя Беларусь, где русский является государственным, Бельгия, Финляндия, Канада, Ирландия, Израиль, Индия. В Швейцарии действуют четыре государственных языка.

В настоящее время стало очевидным: пока языковая проблема в Украине не будет решена на Всеукраинском референдуме, либо на политическом уровне в соответствии с международным правом, она будет приносить разного рода дивиденды конъюнктурщикам от политики и душевные страдания тем, кто любит Украину бескорыстно. Будет вести к усилению социальных противоречий и противостоянию на языковой почве.

Подводя итог выше изложенному, следует отметить — мировой опыт государственного строительства показывает, что языковая проблема в Украине может быть эффективно решена только в рамках демократического федеративного устройства, учитывающего интересы и особенности всех регионов и населяющих их этносов.

Первый украинский президент и видный историк М. Грушевский в начале ХХ века писал: «Будет ли Украинская республика формально называться федеративной или нет, фактически она все равно должна организовываться как федерация своих фактических республик-громад. Всякое навязывание громадам механической унитарности, принудительных связей будет большой ошибкой, которая вызовет только отпор, реакцию, центробежность или же даст основание для новых усобиц» [10, 232 ].

Другой, не менее известный украинский историк, В. Липинский в начале ХХ в. отмечал: «Различные модные теперь у нас попытки механического объединения Украины при помощи «соборных» словесных деклараций только подчеркивают… отличия и закончатся увеличением взаимного недоверия и взаимного непонимания. Еще большей катастрофой, может закончиться культурная централизация Украины полицейскими средствами» [11, 280].

Известно, что федеративную форму государственного устройства, как наиболее демократичную, избрали в разное время десятки государств. Наиболее успешными среди них на сегодня являются США, Канада, Германия, Россия, Индия, Швейцария, а также Бельгия, перешедшая в 1993 г. к федеративному устройству по причине языковых противоречий, подобных тем, которые имеются сегодня в Украине.

Таблица 1″
[img=center alt=title] uploads/5/1394473185-5-H3cB.jpg» />
[img=center alt=title] uploads/5/1394473192-5-UfUV.jpg» />
* Приведенные в таблице 1 данные получены в результате расчетов, выполненных автором по источнику: Первая всеобщая перепись населения Российской империи, 1897 год. — СПб., 1904.- Т. XLI. — С. 2, 44-53.

Таблица 2″
[img=center alt=title] uploads/5/1394473290-5-6H53.jpg» />

1 Приведенные в таблице 2 данные получены в результате расчетов, выполненных автором на основании источника: Первая всеобщая перепись населения Российской империи, 1897 год. — СПб., 1904. — Т. XLI. — С. 2, 40-43.
2 К сельскому сословию были отнесены: крестьяне, казаки, иностр. поселенцы и.т.п.
3 В рубрику вошли дворяне личные, чиновники не из дворян и их семьи.
4 В рубрику вошли преимущественно городские жители: мещане, разночинцы и т.п.

Таблица 3
[img=center alt=title] uploads/5/1394473589-5-eKKm.jpg» />

Таблица 3 (продолжение)
[img=center alt=title] uploads/5/1394473863-5-7431.jpg» />

Таблица 3 составлена автором по источникам: Первая всеобщая перепись населения Российской империи, 1897 год. — Т. XVIII. Херсонская губерния. — СПб., 1904. — С. 90-95.; то же. — Т. XLI. — Таврическая губерния. — СПб., 1904. – С. 94-97; то же.- Т. XIII. — Екатеринославская губерния. — СПб., 1904. – С.74-77.

Таблица 4
[img=center alt=title] uploads/5/1394473971-5-1NVk.jpg» />
[img=center alt=title] uploads/5/1394473977-5-D8MZ.jpg» />

* Таблица 4 составлена автором в результате обработки первоисточника: Первая всеобщая перепись населения Российской империи, 1897 год. – Таврическая губерния. – СПб., 1904. – Т. XLI. – 44-53.

Таблица 5
[img=center alt=title] uploads/5/1394474024-5-4s7f.jpg» />

* Приведенные в таблице 5 расчеты выполнены автором на основании источника: Національний склад населення України та його мовні ознаки за даними Всеукраїнського перепису населення 2001 року.- К., 2003.- 245 с.

Литература и источники
1. Брук С.И., Кабузан В.М. Численность и расселение украинского этноса в XVIII — начале ХХ в. // Советская этнография. — 1981. — № 5.- С. 15-31.
2. Бойко Я.В. Заселення Південної України (кінець XVIII — початок ХХ ст.) // Матеріали ІІІ Міжнародного наукового конгресу українських істориків „Українська історична наука на шляху творчого поступу”. — Луцьк, 2006. — 356 с
3. Бойко Я.В. Переселенська політика та переселенське законодавство в Росії (60-80 роки ХІХ ст.) // Вісник Черкаського університету. Серія: Історичні науки. Вип. 80. — Черкаси, 2005. — С. 61-75.
4. Бойко Я.В. Заселение Южной Украины. 1860-1890 гг. (историко-экономическое исследование). — Черкассы. — ,,Сіяч”. — 1993. — 256 с
5. Оболенский (Ольминский) В.В. Международные и межконтинентальные миграции в довоенной России и СССР. — М., 1928. — 287 с
6. Бойко Я.В., Данилова Н.О. Формування етнічного складу населення Південної України (кінець XVIII-XIX ст.) // Український історичний журнал. — 1992. — № 9 — С. 54-65.
7. Бойко Я.В. Заселение Южной Украины. Формирование этнического состава населения края: русские и украинцы (конец XVIII- начало XXI в.). — Черкассы, 2007. — 48 с
8. Національний склад населення України та його мовні ознаки за даними всеукраїнського перепису населення 2001 року. — К., 2003. – 245 с
9. Комплексне демографічне дослідження в Україні. — К., 2005. – 190 с
10. Грушевський М.С. Хто такі українці і чого вони хочуть.- К., 1991.
11. Цит. по : Мальгин А.В. Украина: Соборность и регионализм. — Сімферополь, 2005.-
277 с.

_______________________

На фото вверху — автор,
Бойко Ярослав Владимирович,
канд. ист. наук, ведущий научный сотрудник,
директор научно-исследовательского учреждения (НИУ)
«Институт истории Южной Украины»

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Наталья Арендт: Обидно, что люди здесь находятся в каком-то летаргическом сне

Лидия МИХАЙЛОВА

«Экуус» — экспрессия и страсть премьеры «Точки отчета»

.

Учите русский, господа! Скоро пригодится…

Борис ВАСИЛЬЕВ