Крымское Эхо
Экономика

Сигнал «SOS» подает рыболовецкий флот

Сигнал «SOS» подает рыболовецкий флот

Казалось бы, где Керчь, а где океан, но вот, поди ж, связь эта долгие годы была настолько крепкой, что казалась нерушимой. Однако сейчас она сохранилась лишь в названии Южного научно-исследовательского института рыбного хозяйства и океанографии.

Несколько лет назад с карты Керчи окончательно и бесповоротно исчезло Керченское управление океанического рыболовства (КУОР), название которого после банкротства в девяностые годы полтора десятка лет по старой памяти сохранялось на вывеске автобусной остановкой. Теперь остались только люди, ходившие в океан на промысел, трепетно берегущие о том память и традиционно собирающиеся на встречу, посвященную первой океанической экспедиции.

Первооткрывателями океана крымчане стали в далеком 1958 году, составив поначалу робкую конкуренцию рыбакам Дальнего Востока, Мурманска и Прибалтики. Наверное, выход в океан никогда бы не состоялся, не оскудей Черное и Азовское моря собственной рыбой. Шаланды уже не были полны кефали, несметные косяки ставриды истощились, уловы бычка заметно снизились, а потребность в рыбным сырье с каждым годом возрастала.

Ученые предложили всем очевидную альтернативу – промысел в океане, подтвердив свои теоретические выкладки аргументами исследователей Керченского АзЧерНИРО, доказавших перспективность помысла в Атлантике.

Однако освоение Мирового океана требовало уже не шаланд, а специальных судов, больших морозильных траулеров. Заказ на их постройку получил Николаевский судостроительный завод имени Носенко (ставший в последствии не менее известным Черноморским заводом). С его стапелей сошла «литературная флотилия»: БМРТ «Маяковский», «Грибоедов», «Лермонтов», «Радищев» и вне плана построенный «Жуковский», ставший первым в Крыму судном для океанического рыболовства и получившим керченскую приписку.

Базой океанического рыболовства Керчь выбрали со смыслом: именно здесь до войны было сосредоточено до 90 процентов предприятий рыбной промышленности Крыма, а по ее окончании первым делом наряду с предприятиями тяжелой промышленности восстанавливались объекты этой отрасли. Первое океаническое судно существенно подтолкнуло развитие рыбной отрасли Керчи и социальной инфраструктуры города: появился специализированный порт, вырос жилой микрорайон моряков. Позднее аналогичные объекты появятся в Севастополе, Батуми, Одессе, Новороссийске, но Керчь навсегда останется первым черноморским портом, суда которого вышли в океан.

Сделать это было непросто, хотя кого-кого, а уж профессиональных рыбаков и консервщиков в Керчи хватало, но вот тралмастеров не было, и тогда на помощь керчанам пришли мурманчане. Капитанский мостик на «Жуковском» занял херсонец, а первым помощником стал знатный керченский рыбак Вячеслав Крегов. 16 октября 1958 года под аккомпанемент заводских гудков и в сопровождении многочисленных рыбацких суденышек из Керчи вышла в океан первая Южно-Атлантическая экспедиция. В ее задачи входили определение перспективных районов промысла, способов облова, эффективных конструкций тралов, рациональных вариантов обработки рыбы в тропиках, выпуск опытной партии рыбных консервов и рыбной муки, разработка способов бункеровки судов в океане, передачи уловов, степень обрастания днищ судов.

Научная группа, находившаяся на борту в составе первой экспедиции, исследовала поведение и миграцию рыб, их кормовую базу, определяла гидрологический и гидрохимический режимы, готовила точный отчет о флоре и фауне океана. Пробные траления показали, что ученые не ошиблись в расчетах: место промысла выбрано перспективное. Ловили сардину, скумбрию, капитана, зубана – именно с тех самых пор на прилавках керченских магазинов впервые появилась океаническая рыба, готовить которую местные хозяйки наловчились не хуже своей, азовской и черноморской, начудив массу новых рецептов, например, уже прочно позабытого хека под майонезом.

За четыре месяца океанического промысла первая Южно-Атлантическая экспедиция добыла 8250 центнеров рыбы. Это означало, что путь в Мировой океан для моряков Керчи и Крыма был открыт.

 Океаническая эпопея Керчи продолжалась без малого сорок лет. Работа в Керченском управлении океанического рыболовства считалась престижной, «загранщики», как их называли в городе, слыли завидными женихами, а их семьи — одними из самых обеспеченных. КУОР был модообразующим предприятием города: в жилом микрорайоне предприятия работал магазин, отоваривший покупателей за боны, а сами моряки везли из всех портов ковры, тюки ткани и прочий галантерейный товар.

Морякам Керчи первыми удалось встроиться в капитализм, их довольно охотно нанимали на иностранные суда. Наиболее продвинутые, думающие на два шага вперед, тут же бросились изучать английский, подбросив валютную работенку преподавателям иностранных языков. На трудоустройстве моряков поднялись деловые люди, открывшие крюинговые агентства, риелторы, подбирающие недвижимость валютным покупателям, – то есть и поныне те же моряки, ходящие уже четверть века на иностранных судах, по-прежнему остаются для Керчи наряду со строителями, судостроителями и расторопными женщинами, обихаживающими Европу, верным источником денежной прибыли Керчи.

 Правда, далеко не все они ходят, как их отцы и деды, на рыболовецких судах, потому что работа на них считается и менее престижной, чем на торговых и круизных, и более трудоемкой. Тем не менее, и по сегодняшний день в Керчи можно встретить работающих в океане на «рыбаках» местных моряков, правда, чаще всего обогащающих прибалтийских судовладельцев. Однако ситуация по Керчи вскоре обещает измениться: с переходом Крыма в Россию местный морской вуз начинает подготовку специалистов для рыболовецкой отрасли РФ. Работодатели с Дальнего Востока не заставили себя долго ждать: они охотно приняли на летнюю практику курсантов вуза, обеспечив им завидный по керченским меркам заработок.

Однако радужные перспективы, обещанные курсантам крупными рыболовецкими компаниями России, на самом деле не столь блестящие. Опытные промысловики отказываются выходить в море на «ржавых и дырявых корытах» и посылают сигнал «SOS» руководителям рыбодобывающей отрасли. Накануне заседания президиума Госсовета по развитию рыбохозяйственного комплекса презентовали результаты экспертного опроса о состоянии рыбопромыслового флота, которые показали, что капитаны оценили его как «плохое» и «очень плохое», указав на множество недостатков: суда возрастные, без ремонта не могут выйти в море, мощностей не хватает, много ручного труда.

Отечественный рыболовный флот устарел морально и физически, что подтверждается абсолютными цифрами Российского морского регистра судоходства: почти у 80 процентов судов превышен максимальный 30-летний срок эксплуатации. Однако профессиональные моряки уверены, что после 20 лет эксплуатации ремонт и модернизация судна не продлевает его жизнь на долгий период из-за усталости металла и износа несущих конструкций.

Эффективность отечественного рыбопромыслового флота стала понятием относительным, поскольку средний улов на крупнотоннажном российском судне в два с половиной раза меньше, чем на американском. Еще заметнее техническое отставание, по причине которого российские рыбопромысловые суда не способны производить глубокую переработку улова в фарш и рыбную муку прямо в море, на чем теряют в цене продажи продукта.

Эксперты откровенно признают, что на сегодняшний день российский рыбопромысловый флот не способен решать задачи продовольственной безопасности страны, без обновления и ввода в эксплуатацию современных высокотехнологичных судов рыбная отрасль не выйдет на конкурентный уровень. Чтобы столкнуть отрасль с точки застоя, чиновники предлагают с 2018 года выделять промысловикам квоты на добычу, учитывая в том числе планы компаний строить современные траулеры на российских верфях. Вполне возможно, для этой цели будут использованы так называемые квоты господдержки для окупаемости строительства судов.

Росрыболовство назвало первые компании, заявившие об участии в проекте государственно-частного партнерства: «Доброфлот», «Приморец» и «Русская рыбопромышленная компания». Они заключат договор с Объединенной судостроительной корпорацией, которая на условиях господдержки предоставит верфи Калининградского и Выборгского судостроительных заводов для постройки рыболовецких судов. Иначе ситуация в рыбопромысловой отрасли грозит съехать в пучину полной катастрофы, еще год-два и рыбаки откажутся выходить в море на дырявых корытах, ставя под угрозу экономику, экологию и собственные жизни.

Состояние рыбопромыслового флота страны не может не беспокоить нынешних курсантов и будущих выпускников Керченского морского университета: все они потенциальные рыбодобытчики. Это с одной стороны. С другой, переход Крыма под юрисдикцию России заметно осложнил перспективы работы наших моряков на иностранных судах: российские документы с крымской пропиской принимаются далеко не во всех зарубежных компаниях. А значит вся надежда на отечественный рыболовецкий флот, ради перспектив работы которого была проделана колоссальная работа, в том числе и участниками первой Южно-Атлантической экспедиции.

Фото с сайта fishmuseum.ru

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Генералы карьеров

Пётр КАЧИНСКИЙ

Замминистры недовольны депутатами

Ольга ФОМИНА

Госкомрегистр в Симферополе переехал

.