Крымское Эхо
Архив

Серпом по рейтингу

Серпом по рейтингу

В недавно прочитанном рассказе писательницы Галины Щербаковой мне запомнилась фраза «Это было время, когда поступление в вуз еще было делом престижным». Особой авторской стилистики в ней не заключено, но по мысли очень точно выражена объективная реальность. Никакого пиетета к человеку с дипломом – так, массовка, а значит, упал престиж и самого высшего образования, и вузов, которые еще двадцать-тридцать лет воспринимались не иначе как храмы науки. Не все, наверное, со мной согласятся, но расплодившиеся в каждом свободном помещении институты, филиалы, факультеты снижают пафос высшей школы.

Сергей Голиков

Серпом по рейтингу
Об этом и, отвлекаясь на попутно возникающие в ходе разговора темы, мы беседуем с деканом морского факультета Керченского государственного морского технического университета, кандидатом технических наук доцентом Сергеем Голиковым.

— Сейчас, — размышляет Сергей Павлович, — высшее образование стало скорее модным, по-другому никак: иначе человек чувствует себя неполноценным. Это по ряду студентов видно, прежде всего, тем, кто учится на контракте. Мама с папой считают, что ребенок должен иметь высшее образование как путевку в жизнь. Объективно сын не тянет на высшее образование, но всеми силами пытаются его выучить – это и играет на падение престижа.

Но основная часть ребят учатся не из престижа высшего образования, а по необходимости. Чтобы занять место на капитанском мостике или приблизиться к высшей должности на корабле в качестве старшего механика недостаточно иметь за плечами среднюю мореходку и большой опыт работы. С 2005 года государственными актами и международными требованиями IMO определено, что занять эти должности можно только с уровнем бакалавра или специалиста. В 2007-м требования еще более ужесточились, и сейчас во всех морских вузах заочные отделения заполнены под завязку: четко определились рамки, где одним опытом и плавательным цензом не ограничиться. Здесь не до престижа высшего образования – оно стало объективной необходимостью.

— Вы сказали, что среди потенциально успешных студентов есть те, кто будет приложением к диплому. Это и есть ложное понимание престижа высшего образования, его можно сравнить разве что с тем, что раз каждый человек имеет на лице брови, то они должны быть у всех, пусть и нарисованные косметическим карандашом.

— Да, именно с такой точки зрения.

— И вот такой дипломированный специалист трудоустраивается, и работодатель в результате собеседования или тестирования видит перед собой, как бы это мягче выразиться, недостаточно подготовленного выпускника вуза. Что он подумает о вузе, выдавшем диплом такому с позволения сказать специалисту, захочет ли он впредь тратить время на беседу с другим его выпускником? Не снижают ли имидж вуза выпускники, имеющие диплом в качестве визитной карточки?

— Думаю, нет. Будет хуже, если выпускник придет с дипломом, где красуются «хорошо» и «отлично», и с пустой от знаний головой. Все фирмы, которые трудоустраивают наших студентов и выпускников, требуют зачетки и итоговые оценки. А есть и такие, где определены четкие требования к претендентам: средний балл в зачетках и дипломах не ниже «четверки». Собеседования в фирмах очень жесткие, и пока никаких рекламаций на качество подготовки в нашем вузе не было. Мало того, крупные одесские крюинги в первую очередь рассматривают резюме наших кадетам и выпускников, утверждая, что в вузах столицы Черного моря образование уже не то.

Бэушная краса и гордость Украины — парусник «Херсонес»»
Серпом по рейтингу— Можно сегодня представить успешного профессионала с четко выстроенной карьерой и достойной суммой в зарплатной ведомости без высшего образования, эдакого дядю-практика, красного директора?

— Об успешности и высоком заработке, наверное, можно говорить, когда речь идет о хорошем автослесаре или строителе, но карьеры без высшего образования не получится.

— В конце учебного года зачастили с рейтингами высших учебных заведений. Причем стали учитывать не только интерес к ним потенциальных абитуриентов, но и количество боссов среди их выпускников. Но как бы ни менялись оценочные критерии, рейтинговыми оказываются одни и те же: Киевский Национальный университет, Киевская и Львовская политехники, Киево-Могилянская и Харьковская юридическая академии. Правда, в рейтинг боссов вклинился Донецкий технический университет, хотя это явная политическая конъюнктура и заслуга политиков, чьи ноги растут из Донбасса. Вашего вуза нет ни в одном из них, хотя трудно найти другой, где бы так явно готовили кадры для иностранных держав.

— Наш вуз в сравнении с теми, что вы упомянули, молодой. Но вот если бы вузы рейтинговали по числу выпускников, работающих по специальности, наш точно попал бы в числе лучших. Есть информация, что не более пятнадцати процентов выпускников Киевской политехники, считающейся брендом отечественного высшего образования, устраиваются работать по специальности — все остальные где-то сбоку полученной профессии. У нас же девяносто процентов выпускников идут работать по специальности. Есть рейтинг вузов, определяемых работодателями, несколько лет назад мы участвовали в одном из таких и вышли на хороший результат. Но как декан считаю, рейтинг любого вуза определяется количеством абитуриентов, поступающих на первый курс.

— Но в ваших словах содержится противоречие с той не вполне положительной оценкой, что вы дали Киевской политехнике, потому что туда не идут, туда валят, на некоторые факультеты попасть практически нереально. Выходит, абитуриенты «ведутся» на марку вуза.

— Да. Если ребенок умненький, в школе хорошо учится и чувствует в себе потенциал для получения качественного образования, он стремится уехать в столицу. Что тут скажешь – большинство одаренных провинциалов учатся не в Керчи и не в Симферополе, при нынешней системе зачислений по результатам ВНО поступление в престижные вузы стало проще, а образование в них доступнее. Дальше все будет зависеть от самого молодого человека, его склонностей, трудоспособности. Вуз предлагает товар, а дело студента воспользоваться им по своему разумению. Конечная цель у каждого в принципе одна: работа и уровень зарплаты. Да, престижно окончить Киево-Могилянскую академию, но возвращение в Керчь с ее дипломом и работа в провинциальной школе, думаю, не каждого обрадует.

— Зато уж ваш вуз гарантированно дает возможность заработать.

— А что вы хотите?! Город морской, папы ходят в море и с малых сыновних лет твердят, что иного пути нет. Сынок идет в наш вуз, учится, плохо ли, хорошо. Те, кто хорошо учился, быстро начинают хорошие деньги зарабатывать, кто плохо – или совсем не начинают, или их карьера растягивается на годы. Сейчас в морские вузы потянулись выходцы с Западной Украины: в нашей вузовской структуре – Одесской рыбной мореходке – заметили новую тенденцию. А что вы, с другой стороны, хотите? У этих ребят два пути: или в Польшу на стройку, или получить хорошую квалификацию, достойную профессию и работать не на пана, а на себя.

— Ваш вуз с недавних пор стал университетом и даже открывает гуманитарную специальность, поддерживая этот статус, но, тем не менее, техническое направление по-прежнему превалирует. Украинские технические вузы продолжают форсировать изучение математики, как это делалось сорок и пятьдесят лет назад, не уделяя должного внимания IT-технологиям, отчего выпускники не могут составить достойной конкуренции даже на внутреннем рынке трудовых ресурсов тем, кому повезло получить высшее образование за рубежом.

— Мы не готовим высококлассных программистов, из наших стен выходят специалисты, способные грамотно, на хорошем профессиональном уровне обслуживать технические системы. Наши выпускники работают на судах и постройки тридцатилетней давности, и модерновых, начиненных новейшей техникой. Причем все они стремятся попасть именно на новые суда не только потому, что это свидетельство престижности компании, гарантия удачных и хорошо оплачиваемых рейсов, а из профессионального интереса: там можно применить знания тех технологий, о которых вы спросили. Причем продвижение начинается с практики, где они могут познакомиться с новейшим оборудованием и освоить то, чего мы в университете, к сожалению, им не додали в виду отсутствия материальной базы.

— Одним из основных недостатков отечественного высшего образования называют слабое преподавание иностранных языков, прежде всего – английского, что не позволяет нашим умненьким студентам на равных участвовать в различных международных олимпиадах. В вашем же университете английский – такой же хлеб, если не больший, чем технические дисциплины.

— Я понял, о чем вы. У Михаила Веллера есть рассказ, смысл которого сводится к тому, что изучение иностранного языка преследовало две цели: чтобы студенты понимали преподавателя и друг друга, но ни в коем случае не могли общаться с иностранцами. На мой взгляд, и сейчас научить иностранному языку в вузе невозможно. Если студент сам ежедневно не будет заниматься и стремиться повысить свой уровень, никто его не научит. Свободно владеющие английским языком моряки, возвращаясь из рейса, каждый день смотрят англоязычные передачи, фильмы, читают, чтобы не терять язык.

В нашем вузе система обучения иностранным языкам постоянно отстраивается, вводятся факультативы, второй иностранный, немецкий или французский, увеличивается количество часов учебной программы. Но мое твердое убеждение: только сам человек может выучить иностранный язык – никакие преподаватели и методики, даже самые лучшие, не могут заставить студента. Однако желание попасть на хорошее судно побуждает лучше, чем принуждение во время учебы: собеседование в крюинговых компаниях даже на кадетские программы проводятся на английском.

— У вашего вуза ни одна специфика, а несколько. Во-первых, всегда гордо подчеркивается привилегированный статус: единственный государственный в Керчи. Во-вторых, он существует в условиях низкоуровневой конкурентной среды: в стране не набирается десятка вузов морского профиля.

— Тут не до статуса, потому что конечная цель – трудоустройство выпускников. Но определенная конкуренция есть: морские вузы распределены монорегионально: юг и восток страны – Керчь, Севастополь, Одесса, Херсон, Николаев, Мариуполь. Но своих студентов мы всегда получим, глупо было бы рассчитывать только на востребованность морских специальностей: всегда поддерживаем себя в образовательном тонусе, держим марку вуза на должном уровне.

— Третья особенность: вуз существует в странной системе координат – отрасли, для которой он готовит специалистов, в стране давно нет.

— Но есть моряки, которые, зарабатывая за рубежом, ввозят на Украину большие сумму валюты. А потом хотелось бы присоединиться к главному оптимисту Украины Юрию Луценко и рассчитывать, что сегодняшним днем жизнь в стране не ограничится.

— Я неспроста задала этот вопрос, потому что год от года крепнет тенденция сокращения высшей школы, как самих вузов, так и их многочисленных филиалов и преподавательского состава. Мотивировка почти идеальная: снижение числа выпускников школ, связанная с годами демографического провала девяностых.

— Мы сейчас в самом низу демографической ямы, однако, конкуренции, если вы к тому вели, мы не боимся. В самый провальный в демографическом отношении 2011 год на наш морской факультет поступили 146 первокурсников против обычных 120-ти.

Университет и факультет перестраивают свою работу: если раньше мы ориентировались на выпускников школ, то сейчас переключили внимание на выпускников морских училищ. Они получают квалификацию младших специалистов и идут доучиваться к нам на бакалавра или специалиста. Особенно много студентов, получивших базовую подготовку в Херсонской мореходке: несмотря на работающий там профильный вуз, основной контингент выпускников получает высшее образование в нашем университете. Это к подразумеваемому вопросу о конкуренции. Дополнительно открыли в судомеханическом техникуме, входящем в структуру нашего университета, две морские специальности – механиков и электромехаников.

— Было бы непростительной ошибкой не задать вам вопрос о судьбе парусника «Херсонес» — утраченной университетом лучшей практической базы подготовки будущих моряков.

— Судно свободно от юридических проблем, но требует неподъемных по меркам учебного заведения денег на ремонт – это сравнимо с балансовой стоимостью самого парусника. В масштабах государства это, понятное дело, деньги вполне доступные, но стране не до того, хотя «Херсонес» находится на балансе Фонда госимущества. Частный инвестор, полагаю, нашелся бы, но университет научен собственным горьким опытом многолетнего сотрудничества с немецкой компанией и ввязываться в новое, когда в одночасье инвестор заявляет свои права собственности, было бы ошибочным шагом. Так что только государственная программа, но вы сами видите, какая в стране экономическая ситуация…

Как вы понимаете, только «Херсонес» встал на прикол, тут же возникли проблемы с практикой, потому что приказали долго жить рыболовецкие хозяйства, а сейчас еще пошли полные непонятки с портами, судоходной компанией и вдобавок еще с заводом «Залив». Это для нас постоянно горячая тема, сотрудники отдела практики не слезают с телефона, договариваясь с руководителями предприятий о практике, а мы вводим индивидуальные графики обучения студентов, потому что одновременно принять группу из десяти человек не может ни одно из них.

Когда разговор наш с Сергеем Павловичем плавно закруглялся, декан, который явно торопился к подпирающим дверь его кабинета «хвостистам», сам настоял на продолжении.

— Сейчас штатная численность вузовского коллектива рассчитывается по нормативу 8-12 студентов на одного преподавателя. 12 марта президент подписал указ о Национальном плане действий на 2013 год по выполнению Программы экономических реформ на 2010-2014 года, которым предусмотрено увеличение нагрузки до учебной нагрузки преподавателей вузов до 18 человек. То есть штаты придется сокращать в полтора раза. Нам не нужны никакие катаклизмы – мы сами добьем себя. Рухнет всё финансирование высшей школы, от наших университетов камня на камне не останется.

 

Фото предоставлены ученым секретарем КГМТУ Татьяной Истоминой

 

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Православие — на все времена

.

Есть еще кадры для телеэкрана

Пётр КАЧИНСКИЙ

Говорим по-русски, учимся на украинском?