Крымское Эхо
Культура

Полифония поэзии Ольги Дубинянской

Полифония поэзии Ольги Дубинянской

СВЕТЛОЙ ПАМЯТИ КРЫМСКОЙ ПОЭТЕССЫ КРЫМСКОГО ПОЭТА И ПУБЛИЦИСТА

«В даль светлую живого вдохновенья» зовет читателя пятая книга стихов Ольги Дубинянской – «На краю времени». Такой парадоксально-художественный синтез не тождественных понятий: «живого» — реального, земного, осязаемого и «вдохновенья» — духовного, возвышенного состояния души, взлет мыслей и чувств является отличительной особенностью творчества автора и отражает его суть – углубленный философски – поэтический взгляд на окружающую действительность.

Поэтический сборник был издан в 2012-м году. В него включены как отдельные стихотворения, так и циклы стихов: «Состояние души», «Любимый край», «Пушкинские мотивы», «Читая роман «Смерч» А.И.Домбровского, «Ушедшим крымчанам», а также «Четверостишия» и переводы украинских поэтов.

В названии сборника – «На краю времени» заключен глубокий философский смысл, ведь время – одно из основных понятий этой науки. Автору блестяще удается интерпретировать академическое представление времени в своем поэтическом видении – придать ему жизненный смысл, обогащая мыслями и чувствами, и материализуя с помощью зримо-впечатляющих образов – «Поступью незнакомой время уходит вдаль» и «сухой песок – время – вдали струится». При этом, образ «песка» — это еще и символ «струящегося вдали времени», что нашло отражение в изображении песочных часов на обложке книги. И, по высшим законам творчества, поэт дерзает нарушить незыблемые устои мироздания, взывая с силой подлинного искреннего чувства:

 Время, остановись!
Я еще не успела
Эту земную жизнь –
Соки яблони зрелой –
Бережно пригубить,
Знаками обозначить,
Нежностью освятить,
Сладкою горечью плача…

Это стихотворение открывает сборник и как бы «знаком обозначает» стремление автора отразить в своем творчестве всю полноту жизни, которую она ощущает. А призыв – «Время, остановись!» объясняет и смысл названия книги. Для поэта «край времени» — это некая точка отсчета; «остановка времени» для пристального вглядывания и вдумчивого, жизненно-мудрого осмысления пройденного и пережитого:

И помыслилось: «А если мне бы
Передумать память о былом».

И книга стихов Ольги Дубинянской воспринимается как исповедь поэта – искренне и сердечно – открыто поведанная читателю:

Из глубины распахнутого сердца
В свет посылаю помыслы мои.

В стихотворениях сборника представлен широкий спектр тем – души; жизни; вечности; любви – в различных ее проявлениях; творчества и роли поэта; отношения к природе. Рассуждая на тему «жизни» стихотворения, Николай Гумилев писал, что «оно должно иметь: мысль и чувство, — без первой самое лирическое стихотворение будет мертво, а без второго даже эпическая баллада покажется скучной выдумкой».

Поэзия Ольги Дубинянской в полной мере соответствует этому определению – она по-философски серьезна, глубока и очень лирична, но, главное, она еще и высоко духовна. Это особенно ощущается в стихотворениях, поэтически исследующих тему души – невидимой и неосязаемой человеческой сущности, которая так чутко воспринимает и реагирует на все проявления в жизни. Тема души всегда волновала и притягивала поэтов своей глубиной и непознанностью, как выразил это ощущение Н.Гумилев:

Кто знает мрак души людской,
Ее восторги и печали?
Они эмалью голубой
От нас закрытые скрижали.

О. Дубинянская продолжает и развивает эту тему пониманием высокого предназначения поэта – «осветить» своим талантом и сердцем не только «мрак души людской» — познать ее тайну; но и мрак окружающего мира ощущением его красоты и гармонии, передавая это людям в стихах:

Осветить дремучий мрак глуши
Каждой клеткой разума и сердца…

Целый пласт чувств, переживаний и раздумий поэта о своей судьбе проникновенно и одухотворенно вскрыт в цикле стихов – «Состояние души». Открывает его стихотворение – «Оптимистическое», в котором лейтмотивом проходит тема Любви – к человеку, природе и жизни – «Плененный жизнью уже богат». Автор очень лирично и образно делится с читателем самым сокровенным – тем, что таится в уединенной глубине души, выражая свои чувства в стихотворениях – «Печальное», «Отчаянное», «Утомленное», «Неприкаянное», «Уединенное». В них – грусть и печаль от несбывшихся надежд – «Мой удел – плакучая печаль»; боль и разочарование от не сложившейся любви, доходящие до отчаяния:

Разлюби меня: нет ведь огня
В очаге нашем бедном и стылом…

Завершает цикл стихотворение «Вдохновение», в котором определено то, что дает силы жить и составляет смысл существования поэта – его талант и творчество, в котором он самовыражается и духовно возвышается:

Я этот дар вовеки не отдам;
Играя самоцветными словами,
Я говорю заветными словами
И благодарность чувствую к богам.

Теме творчества посвящен целый ряд стихотворений – раздумий. Познавая жизнь, впитывая ее земные соки «как нектар»; чувствуя красоту и гармонию природы; ощущая многогранность и многоцветность окружающего мира, поэт не может не выразить это в своем творчестве.  «И родятся, как дети, стихи»:

Я вовсе не стремилась стать поэтом,
Но все вокруг мне стих сложить велит.

Автор находит вдохновение и в тишине, столь ее любимой; и в музыке небесных сфер и во всех земных, опоэтизированных проявлениях жизни; они же для нее и любимые доверительные собеседники:

Я говорю стихами с тишиной
И с темным лесом под закатным небом,
И с радостной небесной синевой,
И с теплым одуванчиковым снегом.

Замечу: какая прекрасная находка – парадоксальный и поэтически – выразительный образ – «теплый одуванчиковый снег»!

В сборнике представлены стихи, передающие тему любви во всех ее проявлениях – к жизни, природе, людям, любимому человеку. В них автор проявляет себя как тонкий и одухотворенный лирик, проповедующий высокое значение этого всеобъемлющего и светлого чувства; недаром оно часто употребляется с заглавной буквы. Особенно проникновенны, красочно – образны и мелодичны стихи – признания любимому человеку. Только влюбленное сердце рождает сверхтонкий мир чувств – музыку души, способную своим звучанием передать силу любви и тронуть струны души любимого:

Рождались звуки в душе моей…
Наверно, это Любовь играла
На струнах сердца, и трепетала
Душа созвучно с душой твоей.

Не могу не привести понравившиеся мне строки из стихотворения, в которых сплетено тончайшее кружево из образов и переливов чувств, и которые вызвали у меня ассоциацию с лирикой Марины Цветаевой:

У него глаза с печалью,
В них легко глядеть.
Укрывалась взглядом – шалью
В зиму – круговерть.

У него глаза – кинжалы,
Ледяная сталь,
Горно-снежные обвалы,
Гибельная даль.

Хочу отметить и впечатляющие метафоры – «глаза – кинжалы», «ледяная сталь» — какое «гибельное» отчаяние приносит порой любовь!

И, хотя, стихи о любви не выделены в отдельный цикл, но каждое из них со своими неповторимыми ощущениями, оттенками чувств и мелодичностью можно как бы объединить в – «острова Любви», которые видятся маяком спасения и надежды в море жизненных невзгод и печали:

Трудно в это поверить: жива.
Среди злобы ревущего моря
Нет спасенья. Но красным на взгорье
Загорелись Любви острова.

Цикл «Любимый край» открывает стихотворение – «В роще», которое звучит как гимн прекрасной «стране Тавриде», где сама природа соединяет сердца и оберегает возвышенную Любовь:

В стране Таврида
вымыслом и былями
Спасается Любовь,
ее Высочество.

Феодосия – город юности и любимый город автора. Это ее – «обетованная земля, оплот и щит судьбы моей счастливой»; это – город, который вдохновляет и дает силы жить:

Прости, что я так долго шла сюда
И в бурных буднях о тебе забыла.
На свете есть другие города,
Но только ты даешь мне жизни силы.

Как истинная крымчанка по жизни, духу и творчеству, О.Дубинянская глубоко чувствует своеобразие, уникальность и неповторимость каждого уголка родного края и находит точные определения и яркие образы, признаваясь в любви к нему. «Миг земного, пленительного счастья» и благоговейный трепет испытывает поэт, любуясь притягательной красотой Восточного Крыма:

Коснуться даже бережно нельзя
Влекущей красоты предгорной дали.
(«В Новом Свете»).

Читая стихи о Крыме, открываешь для себя знакомые и любимые места по — новому – глазами автора. Своим талантом, сердцем и душой поэт словно высветила их; возвеличила; волшебно преобразовала своими чувствами, подчеркивая их природную одухотворенность и целебную благодать:

Дыхание холодных гор
Струится вокруг меня
И гасит черный костер
Неправедного огня.
(«Кызил – Коба»)

Крым впечатляет и вдохновляет не только своей природой, но и богатейшей историей края; теми памятными местами, где время словно остановлено, и человек невольно задумывается о прошлом, соотнося его с настоящим. Автор чутко воспринимает артефакты древности – эту «пыль веков» в Херсонесе как овеществленную связь времен и напоминание о ценности исторического опыта:

Как много и как мало людям надо:
Коснуться вечной памяти Земли.
(«Херсонес»).

В представляемом сборнике особенно образна и мелодична пейзажная лирика. В музыкальном звучании стихов слышатся разные жанры и мотивы в исполнении на различных воображаемых инструментах, которые автор поэтически – убедительно имитирует под подлинные. Наиболее это заметно в стихотворении – «Дожди», в котором дожди, как на барабане – «По крыше бьют морзянку мощно» и, как оркестр – «По жести жесткий марш играют». При этом отмечу звуковую аллитерацию – «По жести жесткий марш», которая усиливает выразительность текста, и в то же время дает яркое и зримое представление – образ шагающего строя.

К.Паустовский писал – «…природу надо любить, и эта любовь, как и всякая любовь, найдет верные пути, чтобы выразить себя с наибольшей силой». И поэт «находит верные пути» для выражения своей любви. Поражает, как достоверно, филигранно – литературно и лирично она умеет передать особенности и краски природы; многообразие и динамичность ее явлений в своих «стремительно отточенных стихах».

И еще одна особенность пейзажной лирики автора – ее одухотворенность. Во всеобъемлющей реальности природы поэт ощущает присутствие в ней духовного и святости, рождающие высокие помыслы, возвышающие и очищающие душу человека:

Фото из статьи Марины Матвеевой «И воцарится радость!» на «Крымском Эхе»

Господи, какая красота
В чистоте снегов, полей печальных.
И деревьев, как свечей венчальных,
Строгая святая простота.

И:

Снег – самый милосердный дар небес,
На миг от суеты земной спасает.

Для поэта природа — не фон, не бесстрастное красочное панно, а неотъемлемая, составная и полнокровная часть ее жизни и творчества. Она ощущает себя внутри этого «Божьего мира», как называл природу Ф.Тютчев, в единстве с ним и это позволяет поэту еще острее чувствовать сердцем ее величие и духовную благодать:

Кленовый лист – проекция на сердце.
Зеленый лист – души живой обличье.
Я знаю: никуда уже не деться
От мощи неба и земли величья.

Хочу привести некоторые из авторских поэтических находок, демонстрирующих великолепную образность стихотворений о природе. – «серебряный дождь»; «прозрачные слезы дождя»; «зеленые ресницы травы»; «прозрачное зари покрывало»; «акварельные краски заката»; «бесплотных облаков печальный дым»; «море синеокое – голубая кровь»; «осени лик золотой».

Ольге Дубинянской присуща удивительная способность к вдохновению творчеством других авторов. Поэтическая интуиция помогает ей найти в нем то, что созвучно ее душе и представлениям; выделить и передать свои ощущения и мысли. Это ярко проявилось в предыдущем поэтическом сборнике – «Двойное преломление» и нашло отражение и в данном – «На краю времени» — в цикле стихов «Пушкинские мотивы» и «Читая роман «Смерч» А.И.Домбровского».

Гениальные пушкинские строки, которые служат эпиграфами к стихотворениям цикла «Пушкинские мотивы», дают толчок к воображению и размышлениям автора, и рождаются стихи, как будто, «причастившееся чудной молвой», настолько в них ощущается глубина проникновения в поэзию Пушкина и стремление соответствовать возвышенным идеалам его творчества:

Звучит заветная строка,
И сердце полнится любовью,
И, причастившись чудной молвою,
Душа стремится в облака.

Особо хочется отметить стихи из цикла – «Читая роман «Смерч» А.И.Домбровского». Ольга Дубинянская понимает и приемлет идейные и жизненные установки писателя — философа, и эта духовная, творческая близость помогает ей постичь суть романа «Смерч» и выразить свои представления и размышления о нем по-философски раздумчиво и поэтически проникновенно. Роман, написанный в 90-е годы прошлого столетия, актуален и в наши дни по тем важным и вечным темам, которые отразил на его страницах писатель. И одна из его основных тем это – гармонизация отношений в человеческом обществе, которая невозможна без осознания и достижения человеком внутренней, духовной гармонии с окружающим миром. О. Дубинянская, восприняв эту мысль писателя, развивает ее – видя достижение гармонии в единстве с духовными ценностями как предназначение человека и его долг:

Что должен человек? Приумножать
богатства
Гармонии и знаний, и добра…

Одной из главных тем романа является и тема бессмертия, которая обозначена в постулате, выведенном А.И.Домбровским – «Три вещи святы для мудрости: свобода, достоинство человечества и его бессмертие», и который автор приводит в качестве эпиграфа к своему стихотворению. Размышляя на тему бессмертия, она показывает ее значимость в жизни человека:

Мы все в душе мечтаем о бессмертье,
Стараясь преуспеть в делах земных.

Уход физический – это не уход духовный. Как писал А.И.Домбровский – «бессмертие там обеспечивается памятью здесь». И бессмертие творца «обеспечивается» жизнью его произведений – «Ты жив, пока живут твои творения». И творчество самого А.И.Домбровского подтверждает эту высказанную им истину. Его произведения читают; о них размышляют; о них пишут; они вдохновляют на творчество, значит, жив и он сам. Продолжается непрерывная эстафета передачи поколениям тех духовных ценностей, которые творцы вложили в свои творения и есть те, кто отважно и преданно следуют за ними до бесконечного финиша:

Отбросив покровы с бездонных глубин,
Мудрец через вечность проходит один.
Воистину предан учителю тот,
Кто следом за ним в эту бездну шагнет,
Словами осветит дорогу в глуши:
Ведь слово есть сущность бессмертной души.
(«Памяти А.И.Домбровского»).

При чтении поэтического сборника «На краю времени» возникает образ, ассоциация с чем-то объемным и разнообразным, но в то же время удивительно синхронным и гармоничным, объединенным в единое целое. Такое представление о нем видится близким музыкальному понятию – «полифония» (вид многоголосия, основанный на одновременном гармоничном сочетании и развития ряда самостоятельных мелодий, голосов).

Большое количество стихотворений в сборнике и, при этом, многоплановой тематики, в сочетании с мелодичностью их звучания (недаром на стихи автора написан целый ряд песен), создают впечатление литературно – музыкального многоголосия. И все разнородные поэтические мелодии, передавая свою тему, «гармонично сочетаются» так, что их многоголосие звучит полифонично.

Это происходит благодаря тому, что Ольга Дубинянская, вслушиваясь в многообразие мелодий и голосов окружающего мира, воспринимает его единым и полифоничным, независимо от того, живое это или не живое. Для нее даже тишина – «говоряща» и многозначительна, и она вслушивается в нее:

Услышав тишину,
Войдешь в органный круг.
Как строгую струну
Настроишь сердца стук.

Эти строки передают ощущение поэтом слитности с окружающим миром, вхождения в него и восприятия его как «органный круг», который своим многотрубным созвучием различных мелодий жизни, «настраивает сердце» на выражение своих чувств, мыслей и впечатлений в стихах. И диапазон музыкального звучания напевов сердца, «исполняемых на певучих клавишах души» — очень широк. От — «пиано» — тихого, грустного, раздумчивого – «Тихим вечером, летним вечером хорошо размышлять одной»; мажорного – «радостное скерцо души» и до — «аллегро» — энергичного, торжественного, победного – «Пускай играет аллегро кровь!»

В многозвучии поэтических мелодий солирует голос автора, передающий основную идею произведения – это вера в жизнь – «И верим в праздник жизни золотой», принимая в ней все и благодаря ее за все – «Будь же ты благословенна, Жизнь!». Абсолютный «поэтический слух» — чувство такта, ритма и созвучие рифм в сочетании с «душевным слухом», чутко улавливающим все проявления жизни, облекая их в литературные формы – позволяют Ольге Дубинянской объединить все стихотворения идейно-композиционно и создать целостное представление о поэтическом сборнике – «На краю времени». И в завершении статьи, хочу привести строки, в которых передано гриновское «ожидание чуда» — близкое по духу автору, и которые выражают ее жизненное и творческое кредо:

Поспеши никуда не спешить,
Жить всегда с ожиданием чуда,
Даже в долю последней минуты
С ощущением радости жить.

Симферополь

Фото из открытых источников

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 4.3 / 5. Людей оценило: 6

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Искусство без границ

.

«Вдоль линии судьбы»

Тамара ЕГОРОВА

Чьих вы будете, господа?