Крымское Эхо
Архив

Аппетит уходит во время кризиса

Аппетит уходит во время кризиса

У меня руки чесались всякий раз, когда я читала, как героини романов дамской писательницы Екатерины Вильмонт извращались в приготовлении салатов из черешкового и клубневого сельдерея: очень хотелось попробовать новый рецептик. Тут на счастье открылся первый в Керчи супермаркет, где все изыски барского стола оказались на открытых витринах. Что там какой-то импортный сельдерей, когда по росту на полках выстроились ананасы, манго, папайя, помела и какие-то совершенно невообразимые ярко-оранжевые бананы в окружении лука порея, помидорок чери, огромных, явно не болгарских перцев.
Первый супермаркет стал в некотором роде музеем продуктов питания, куда люди ходили не только купить доселе не пробованное, но и посмотреть на товары с особо кусачими ценами. 

Всё, о чем читали во французских романах, материализовалось на прилавках отечественных магазинов крупных торговых сетей. Килограмм сыра по триста с лишним гривен – это, конечно, занадто, зато чувство собственного достоинства заметно подрастало от того, что, наконец-то, хоть представление имеешь, как выглядят этот самый сыр с плесенью, мартини и минеральная вода «Эвиан», которую пьют сидящие на диетах звезды Голливуда.

Открывавшиеся следом супермаркеты старались перещеголять первооткрывателя местного продуктового изобилия еще более изысканно-извращенным ассортиментом. Акции для разовых покупателей и дисконты для постоянных клиентов, выставки товаров брендовых марок и дегустации продуктов отечественных производителей, назойливая реклама и броские надписи типа «только у нас» – супермаркеты искали доходчивые формы работы. И, надо сказать, преуспели в том: новый вкус удалось привить даже тем, кто позволял себе пробовать лакомства исключительно по праздникам.

Но, как всегда, жить хорошо нам удается не долго. С осени прошлого года ассортимент супермаркетов не то что поскучнел и повысился в цене — он приблизился к рядовому покупателю настолько, что стал как-то уж очень походить на рыночный. Супермаркеты повели себя в этой ситуации как опытные обольстители: объявили о социализации продуктового ассортимента. Вместо французских соусов, анчоусов и пикулей выставили в проходах между полками мешки с привычными отечественными крупами, макаронными изделиями и сахаром, которые покупатель насыпает в пакеты сам, как в памятных старшему поколению магазинах самообслуживания. В овощные отделы вывезли клети с картофелем, капустой и луком, и люди запросто ковыряются в них, чего сейчас не позволяют делать покупателям реализаторы на рынках.

На смену импортным сырам с плесенью пришел один такой же, но сугубо отечественный, немецкие сливочное масло и мюсли заменили продуктами от своего производителя, японское сливовое вино уступило место на полке балаклавскому, форель и лосось – хеку. Как пояснил менеджер одного из местных супермаркетов, ассортиментное изобилие подкосили подорожавшие банковские кредиты, сократившиеся сроки их возвращения, нежелание поставщиков ожидать месяцами возврата денег за предоставленный товар, непредсказуемый курс доллара, повышение таможенных тарифов на импортные продукты и падение покупательского спроса.

Те, кто регулярно делал покупки в супермаркетах и специально ездил туда из районов Керчи, где торговые сети не развили еще свою инфраструктуру, постепенно возвращаются к рыночным прилавкам. К чему тратиться на дорогу, когда те же продукты по аналогичной цене можно купить в двух шагах от дома. В супермаркетах, где год назад было не протолкнуться, теперь скучно бродят между прилавками жители близлежащих районов, кассиры томятся в ожидании покупателей, потихоньку исчезают вкусные запахи кулинарных цехов.

«Теперь мы печем хлеб только к открытию магазина и в течение дня допекаем, только когда расходится, а сдобные изделия вообще раз в смену, — объясняет пекарь одного из супермаркетов, отвечая на мой вопрос о скудном ассортименте. – Покупателей стало меньше, особенно после того, как владелец отменил бесплатные рейсы маршрутки по выходным и поднял стоимость наших изделий». Обидно, потому как продукция фирменной пекарни этой торговой сети шла нарасхват: здесь брали редкостным разнообразием ассортимента, отличным качеством и приемлемой ценой. Зарубежный собственник данной торговой сети за пасхальные дни так «наварился» на выпечке пасок, которые ценой и качеством превзошли всех местных производителей, что не поскупился на премиальные пекарям по тысяче гривен «на брата».

На отсутствие покупателей жалуются в рыбном отделе. «До подорожания форели и лосося у нас не было отбоя от желающих купить недорогие хвосты от них, которые керчане приспособились солить и вялить, и наборы для ухи из этих видов рыбы. Мы не успевали размораживать и разделывать рыбины – рук к концу смены не чувствовали, а теперь в лучшем случае разделываем одну за день, — рассказывает продавец рыбного отдела одного из местных супермаркетов. – Вы представляете, с нового года форель стоит девяносто девять гривен за килограмм, а брюшки рыбы, которые мы не успевали фасовать, теперь подтягиваются до полтинника».

Дороговизна продуктов питания заметно умерила аппетиты людей. Разговеются, безусловно, на Пасху, а вот тот же женский день не дал супермаркетам ожидаемой прибыли. «Шампанское брали чаще, чем в обычные дни, — это понятно, и сладости с фруктами, — говорят продавцы супермаркета, но большой уверенности в их голосе не слышится. — Но вот выставили килограммовые наборы киви по акции на шесть гривен дешевле, так до сих пор не распродали. Знаете, до кризиса эти товары набирали сумками в коллективы на подарки, для праздничного застолья. Мужчины старались щегольнуть щедростью, а в этом году брали по коробке конфет, несколько апельсинчиков, паре шоколадок, баночке кофе».

Государственная статистика утверждает, якобы среднеарифметический украинец тратит на продукты питания более половины своей зарплаты. Интересно бы знать, где они вывели такую народоединицу. Наверное, сложили зарплату президента и дворника и поделили на два. Среднемесячная зарплата керчанина по прошлому году выходила чуть больше полутора тысяч. После оплаты коммуналки, проезда в транспорте и детишкам на молочишко остается столько, что хорошее питание, с мясцом и маслицем, превращается в хрустальную мечту по ночам. «У меня зарплата тысяча гривен «грязными», на которые живем вдвоем с дочерью-подростком. Питаемся скромно, да и то овощи, сало, яйца, сметану частенько подбрасывает живущая в деревне кума. За два месяца долг по отоплению, об обновках себе не заикаюсь, дочку дразнят в школе «стрёмной» и «лохушкой», потому что одеваю ее в то, что перепадает от дочери подруги, — делится маляр Екатерина Леонидовна. – Так это я еще нет-нет, да подработаю на стороне».

В семье Петра Сергеевича две дочери: старшая учится в лицее другого города, младшая ходит в пятый класс. У него в месяц выходит тысяча восемьсот, у жены до полутора тысяч гривен. Снимают квартиру, платят сверх квартплаты сто пятьдесят гривен, коммуналку оплачивают, как часы, чтобы не напрягать отношения с владелицей жилья. Каждую неделю отправляют продуктовую передачу старшей, сами живут в основном на кашах, макаронах и картошке. Фрукты детям по праздникам, обновки из сэконд-хэнда. «В супермаркетах забыл, когда бывал последний раз. Ни к чему нам это при нашем достатке, только распалять себя без толку», — с проскальзывающей ноткой злобы говорит он.

«До лета не чаю как дожить, там хоть дачка подоспеет с подножным кормом, — сетует на жизнь работающая пенсионерка Валентина Тимофеевна. – Муж десять лет работал в России – теперь не у дел. Сын работал в судоремонтной фирме – заказов нет, второй месяц сидит дома. У него трое детей: у сына выпускной в школе, двойняшки-девчонки идут в первый класс. Мы отдаем его семье пенсию мужа, девятьсот восемьдесят гривен, а сами живем на мою в пятьсот девяносто три гривны и зарплату четыреста». По оценке социологов, таких семей по стране становится всё больше: тридцать процентов населения уже ограничило себя в продуктах, сорок собирается умерить аппетит в ближайшее время. Особенно актуально это для юго-востока страны, а значит, и для Керчи.

Сознавая безрадостность бытия, крупные торговые сети приостановили свое продвижение в Керчь. В городе их всего-то четыре и все имеют по два супермаркета. Одна из них второй год тянет с открытием третьего магазина: работа то замирает, то идет ни шатко — ни валко. Зато работники рыночных прилавков довольны: с развитием сети супермаркетов они теряли покупателей, сейчас же те потихонечку возвращаются к продуктовым «истокам». Так устанавливается какой-никакой баланс и усваивается золотое правило кормежки по средствам.

 

Фото вверху —
с сайта retailkyrgyzstan.com

 

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

В Симферополе создан сквер Дружбы народов Крыма

.

Читаем вместе крымскую прессу. 14 мая

Борис ВАСИЛЬЕВ

Запоздалый привет от кота Леопольда

Лора ПАФНУТЬЕВА