Крымское Эхо
Архив

Наркозависимых детей все же выселяют

Наркозависимых детей все же выселяют

СКАНДАЛ НАБИРАЕТ ОБОРОТЫ

Интереснейшая ситуация складывается вокруг центра для реабилитации детей, страдающих наркотической и алкогольной зависимостью. Шумиха вокруг его закрытия разрослась нешуточная, в курсе уже и вся крымская верхушка, и президент Украины, а воз и ныне там. Прокуратура и СЭС настаивают: закрыть и все тут! Им противостоит главная защитница центра Татьяна Умрихина. В таких случаях принято говорить о цене вопроса. Ну не может весь этот сыр бор закрутиться из-за полсотни несчастных детей. Во всем этом должен быть какой-то подвох.

В четверг была срочно собрана пресс-конференция, на которой, согласно анонсу, должны были выступить сама Умрихина, главный консультант секретариата Верховной Рады Украины по правам человека Владимир Фролов, министр по делам молодежи, семьи и гендерной политики АРК Татьяна Ежова, первый зам министра здравоохранения АРК Сергей Гавриленко, начальник отдела лечебно-профилактической помощи детям и матерям Татьяна Текученко и сам главврач скандального центра Александр Бондарь. В результате, присутствовали лишь Ежова и Умрихина. Они обрушились с нещадной критикой в адрес тех, кто решил закрыть центр для наркозависимых детей.

 

На встречу с журналистами пришли только
Татьяна Ежова и Татьяна Умрихина


Наркозависимых детей все же выселяют
Для тех, кто не в курсе, коротко обрисуем сложившуюся ситуацию. Десять лет назад в селе Садовом Нижнегорского района Крыма открылся Центр медико-социальной реабилитации несовершеннолетних. До сих пор он является единственным на Украине. Пять врачей и 18 младших специалистов с медицинским образованием принялись восстанавливать психику детей, страдающих наркоманией, токсикоманией и алкоголизмом. В центре проводили физическую, социальную и психологическую реабилитацию, заполняли пробелы в школьном образовании, приучали к посильному труду. Результаты центра были не всегда одинаковыми. Кого-то удавалось направить на путь истинный, кто-то возвращался после реабилитации домой к не всегда благополучным родителям и принимался за старое. Однако поддержка уже выписанных детей — это скорее забота социальных служб, чем медиков.

Спустя десять лет вдруг оказалось, что условия, в которых проводилась реабилитация, не соответствовали нормам. Это обстоятельство, впрочем, никого не удивляло. Никто и не ожидал, что детей-наркоманов будут содержать в люксовых номерах. Информация для сравнения: с текущего года финансирование питания увеличилось с 16 гривен на одного ребенка в день до 19,60; для сравнения — в приютах на питание одного ребенка приходится 42 гривны в день. А ведь обитатели реабилитационного центра — это больные дети с очень низким иммунитетом, которым сбалансированное питание просто необходимо. Дошло до того, что местные жители помогали центру, кто чем может: кто-то отдал козу, кто-то парочку куриц.

Но вот через десять лет существования центра, через десять лет проверок всевозможных служб, СЭС в очередной раз приезжает в село Садовое и видит происходящее в совершенно другом свете. Во-первых, наконец-то заметили отсутствие столовой, которой там сроду не было, померили все помещения, посчитали, сколько метров квадратных приходится на одного пациента и постановили — мало. Проверка, которая, кстати, проводилась по инициативе прокуратуры, привела к тому, что центр решили закрыть.

И тут об этом учреждении наконец-то вспомнили и заговорили. Ведь оно на всю страну одно-единственное, значит, детей, которые не успели долечиться, либо отправят домой в те же условия, в которых они стали наркоманами и алкоголиками, либо распределят в приюты, где нет никаких возможностей для реабилитаций столь специфичной публики.

С этого момента начинается противостояние СЭС и прокуратуры с крымским Совмином в лице Умрихиной. Судя по всему, дошло уже до личной неприязни. Татьяна Викторовна заявила даже, что ей лично угрожал зам главврача СЭС Василий Климов.

Вообще вся эта история наводит на мысль, что то ли Бондарь перешел кому-то дорогу, то ли кому-то понадобилось здание центра или земля под ним. Но журналисты, обсуждая эту тему между собой, удивленно пожимали плечами: ладно бы место было где-нибудь в Ялте или в центре Симферополя, но чтоб устраивать такой шум из-за старого здания в селе Нижнегорского района…

Умрихина и Ежова напрямую о чьих бы то ни было посягательствах на реабилитационный центр не заявляли. Но, судя по их «складывается такое впечатление», «мы подозреваем» и «есть такая версия» показали, что газетный заголовок «рейдерский захват детского центра» был бы весьма желателен. О том, что СЭС не по собственной инициативе, а по заказу взялась ликвидировать центр реабилитации, в разных публикациях говорят и главврач этого учреждения Бондарь, и министр здравоохранения АРК Донич. Но конкретных фамилий журналисты все еще не дождались.

Признаюсь честно, мы в центре реабилитации ни разу не были, с детьми не общались, подтвердить или опровергнуть те сведения, которые выдают обе стороны спора, не можем. Но раз уж Умрихина с Ежовой признают, что условия содержания детей были не ахти какие, значит, дела обстоят действительно плохо.

Прокуратура Крыма не ограничилась уже высказанными претензиями и заявила о том, что центр реабилитации «был превращен в тюрьму». Как сообщает «Новый регион 2», в центре, по сведениям заместителя прокурора Крыма Тамилы Дробицкой, не хватало классов для занятий, из-за чего дети учились по 2,5 часа в день, на 53 воспитанника было только 4 унитаза и 3 душа. Кормили детей в антисанитарных условиях и их даже не наблюдали врачи. Кроме того, в центре якобы нарушались правила хранения и выдачи сильнодействующих препаратов, по факту чего прокурором Нижнегорского района было возбуждено уголовное дело. Также от детей и их родителей поступили заявления о фактах насилия. Ежова и Умрихина на вопрос о том, правду ли говорит зам прокурора о наркотиках и насилии, ответили, мол, слышали об этом, но никакой конкретной информацией не располагаем.

По словам участниц пресс-конференции, у них к прокуратуре лишь одна претензия — срок, отведенный на устранение недоработок. Во-первых, недостающий пищеблок должен быть построен уже к апрелю. Справедливо возникает вопрос: за какие такие деньги, если у нас до сих пор не принят бюджет? Во-вторых, все дети должны покинуть помещение до тех пор, пока оно не будет отремонтировано. Произойти это должно в 8 часов утра 5 марта. Но дело все в том, что покинуть это учреждение дети могут лишь в том случае, если их переведут в другое, а других таких центров нет во всей стране. По медицинским показателям выписать можно лишь 12 из 53. Это и стало рычагом давления на прокуратуру в руках Татьяны Умрихиной. По ее словам, ей удалось уговорить главного прокурора позволить детям долечиться. Ведь, если их выпишут, не долечив, кто-то потом понесет за это ответственность.

Уже после пресс-конференции нам позвонили «от Умрихиной» — так представился молодой мужской голос. «Приезжайте завтра к восьми в Садовое», — передал он просьбу вице-премьера. Ага, думаем, значит пошел слух, что детей могут увезти вопреки всем предписаниям! Звоним в центр, застаем Александра Бондаря на рабочем месте: «Что будете делать завтра, если в восемь утра за вашими пациентами все же приедут?» «Завтра? Какое там завтра? — возмущается врач, — У меня уже сейчас сидят представители районной прокуратуры и требуют отдать детей. Хотя с главным прокурором мы этот вопрос уладили. Более того, они решили наслать на нас проверку какой-то группы независимых наркологов, о которой я, сколько работаю в этой сфере, еще не разу не слышал».

Дело ясное, что дело темное. Кому-то вся эта история должна быть выгодна. Кому именно — неизвестно. Но нам хочется спросить всех фигурантов скандала: «Куда ж вы смотрели все эти десять лет?» Плохо детям в садовском центре реабилитации или хорошо — это вопрос второстепенной важности. Разве дома (у кого таковой вообще имеется) им будет лучше? В центре обитает всего 53 ребенка. А куда деваться всем остальным? Или вы думаете, что в многомиллионной стране с не самым высоким уровнем жизни лишь полсотни детей-наркоманов? Стыдно, если честно, даже слушать о подобных вещах. Забрали маленького бродягу с улицы, продержали месяц-другой, полечили, повоспитывали и вернули откуда взяли. И почему вернули? Потому что столовой, видите ли, в центре реабилитации нет. А там, куда они вернутся, она будет? Будет ли там хотя бы еда?

 

Фото автора

 

 

Фото вверху —
с сайта gazetanv.ru

 

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

10 000 квадратных метров крымской земли стали зелеными

.

Даже демократии идеальной нет!

У культуры серьезные планы