Крымское Эхо
Архив

Шок уже не поможет

Шок уже не поможет

ЛОГИКА ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ИНТЕГРАЦИИ

Некоторые европейцы не знают, что такое Украина и где она находится, но все знают Юлию Тимошенко и реально озабочены ее судьбой. Об этом польские паны говорили на прошедшем в Симферополе украинско-польском семинаре «Опыт Польши в экономической интеграции».<br />
Сначала доктор <b>Анджей Шептицкий</b> из Варшавского университета рассказал о проблемах, которые приходится решать Польше в период ее председательства в Совете ЕС. И наряду с арабскими революциями и экономическими проблемами Южной Европы он назвал «дело Тимошенко». Из-за него подписание договора об ассоциации Украины с ЕС весьма затрудняется.

Славомир Матушак

Шок уже не поможет
А потом еще и Славомир Матушак, сотрудник Института восточных исследований в Варшаве, пояснил, что для Европы Тимошенко — «главная личность оппозиции, политик с самым большим рейтингом». И когда такой политик оказывается за решеткой, у европейских наблюдателей это вызывает, по крайней мере, сомнение. А когда его сажают на семь лет за «какую-то ошибку» — пусть даже и с тяжелыми последствиями — это вызывает еще больше вопросов. В этом смысле украинские власти очень сильно подставили Украину.

Мы задали польским специалистам несколько своих вопросов.

— Сейчас, вы говорите, 83% поляков поддерживают членство вашей страны в Евросоюзе. А каков был уровень поддержки, когда в 2004 году Польша вступала в ЕС?

— Около 53%.

— Думаю, на Украине сейчас меньше сторонников ЕС…

— Может и меньше, — соглашается генконсул Польши в Севастополе Веслав Мазур.- Поэтому наша работа — доказать его преимущества. Многие люди не знают, какую пользу приносит членство в ЕС. Работа консульства — рассказывать о польском опыте, плюсах вступления в Евросоюз, не скрывая при этом и минусов.

Мы говорим о том, что Украина состоит из двух частей, одна из которых исторически тяготеет к Европе (Польше), другая — к России.

Анджей Шептицкий»
Шок уже не поможет
— В этом смысле интересен пример Великобритании, — говорит доктор Шептицкий. — Там тоже было напряжение при выборе между Европой и Америкой. С одной стороны, Великобритания является членом ЕС, с другой — у нее очень близкие политические и военные отношения с США. Не все европейские политики счастливы от того, что существует именно такая Англия, но мне бы очень хотелось, чтобы Украина была и членом ЕС, и имела хорошие отношения с Россией.

— У нас много дверей и «пусть все они будут открыты»?

— Да, такова же польская политика, — подтверждает пан консул. — Будущее — в хороших отношениях со всеми странами.

— Вы упомянули, — обращаемся мы к доктору Шептицкому, — что после вступления Польши в ЕС у вас сократился промышленный сектор, давайте уточним….

— Нет-нет, не после! Эти перемены наступили раньше, еще в 1990-х годах! Если посмотреть на ВВП, проценты промышленного сектора в нем уменьшились, но увеличилась доля третьего сектора. В Украине за прошедшие 20 лет произошло то же самое!

— Третий сектор — это, в первую очередь, банки?

— Не только, это все услуги. Да, иностранные банки со своим капиталом к нам пришли. О процентах не могу говорить, но думаю, что тут ситуации в наших странах похожи.

— Но не потеряет ли Украина свою промышленность окончательно, не превратится ли окончательно в хуторскую страну? Мы уже экспортируем рекордное количество подсолнечного масла. Не сведется ли все к этому?

— Знаете, уже теперь, когда говорится о зоне свободной торговли с Европой, есть вероятность, что какие-то неэффективные предприятия придется закрыть — это логика экономической интеграции, экономики. Неэффективные предприятия закрываются, но другие, у которых лучше потенциал, получают более широкие возможности сотрудничества на новых рынках. Но главная разница между Польшей и Украиной — то, что у нас была шоковая терапия. Не все довольны ею, не все согласны, что ее надо было делать, но перемены были необходимы. Белорусская модель экономики просто не работает! Так что какие-то заводы придется закрыть!

— Но мы хотим чувствовать себя авиационной и космической державой!

— Посмотрите на сотрудничество России с Западом. Россия недавно запустила ракету «Союз» с космодрома во Французской Гвиане. У Украины тоже есть возможности такого сотрудничества, а не только увеличения аграрного сектора. У Польши нет ракетно-космического комплекса, поэтому нет и таких возможностей.

— Следите ли вы за деятельностью вице-премьера нашего правительства Сергея Тигипко? Кажется, ему хочется снискать славу украинского Бальцеровича.

— Знаю, что он сейчас вступил в Партию регионов. Не знаю, самая лучшая ли это позиция, чтобы стать украинским Бальцеровичем! — Шептицкий весело смеется. — Знаю, что от него отказались какие-то сотрудники. Я не вижу сходства с Бальцеровичем.

— Да, он же пытается влиться в ПР со всей своей партией, а там разные люди…

— Тигипко заявил о реформах, действительно взял на себя ответственность, — вступает в разговор Славомир Матушак. — Но эти реформы не очень-то видны. Некоторые начались, налоговую реформу они сделали, пенсионная, можно сказать, начинается. Но системных преобразований в экономике пока еще не наблюдается. Впрочем, проводить шоковую терапию, мне кажется, слишком поздно. Ее нужно было проводить, как у нас, двадцать лет назад, тогда это было возможно. Сейчас — закрыто то, что уже закрылось. Конечно, рынок европейских товаров для Украины в какой-то мере откроется, но существует конкуренция. Украинское население будет получать более качественные товары. И если ваша промышленность не приспособится к этой конкуренции, то не выдержит, заводы закроются. А тот, кто работает на такой не модернизированной фабрике, просто лишится работы!

— Но у всех нас давно импортные телевизоры и стиральные машины, о компьютерах даже не говорим…

— Да, но продукты питания имеют все-таки разное качество! Импортная еда на Украине отличается от той, которая под той же маркой продается в Европе.

— Вот те раз! А мы считаем, что наши продукты лучше, чище в экологическом смысле.

— Конечно, возможностей очень много. Еще больше открывает ассоциация с ЕС. Но смогут ли украинские предприниматели ими воспользоваться? Многие наверняка смогут, это будет хорошо. Но есть риск: те, что привыкли к старому подходу, к тому, что внутренний рынок как-то защищен, потерпят поражение и должны будут закрыться.

Поляки не скрывают, что им не все нравится в теперешних отношениях Польши и ЕС. Они признают: 60% законодательства Польши написано в Брюсселе. И хотя польский МИД вслух говорит, что Польша — очень важный член Евросоюза, но на самом деле все понимают: дирижерами в этом хоре являются Германия и Франция. И вообще, оказалось, что Европа и ЕС — не одно и то же…

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Все хорошо у нас…

Борис ВАСИЛЬЕВ

Фашизму — нет!

.

Нардеп проворовался, нардепа побили

Борис ВАСИЛЬЕВ