Крымское Эхо
Архив

ЗондерСМИ

ЗондерСМИ

Было время, когда мэр Керчи в бытность Юлии Тимошенко премьером предпринимал попытки задружиться с ней и впаривал подчиненным жителям, что и она, впрочем, как все до и после нее, пришла во власть с единственной целью — выделять деньги на ремонт кровли местных домов. Но чтобы теперь, когда ему вверено, кроме хозяйства города, еще и руководство местной организацией Партии регионов, он позволял себе манкировать указаниями главного босса страны — такое на моей памяти случается впервые. Президент страны, поздравляя работников прессы с профессиональным праздником, так прямо и заявил: «Журналистика в Украине стала санитаром, помогающим очищать общество». [/justify]

Несмотря на медицинскую терминологию, сравнение для журналистов с санитарами довольно лестное. Это вам не какие-нибудь утратившие актуальность литературные сравнения типа «акулы пера». Президент фактически призвал: «Ребята, вы волчары, взгрызайтесь в недостатки, искореняйте их подчистую!»

Для этого у журналистов всегда было единственное оружие — критика, подразумевающая выявление этих самых недостатков, их разбор и обсуждение. Скорее всего, именно это дало основание писательнице Лине Костенко назвать журналистов «глазами общества, которое спит». Разбудить его можно только, начав во весь голос заявлять о них. Но мэр Керчи, перекрывший кислород не то что критике местной власти, а любому намеку на нее, под чьим мудрым руководством местные СМИ стали неотличимы от советской пропагандисткой машины, намерен сделать городскую прессу одним большущим памятным адресом, где, как известно, даже о последнем прохвосте по юбилейным датам полагается писать в превосходной степени. Комфортное медиа-пространство Керчи то и дело нарушает интернет, который остается на Украине в целом и Керчи в частности, как его назвал нардеп-журналист Андрей Шевченко, островом свободы. Вот этот свободолюбивый медиа-островок вытаскивает на свет божий случающиеся недостатки, что засоряют медийное поле Керчи, засеянное пафосным восхищением деятельностью мэра, сорняками критики.

Не могу знать, было ли выступление члена карманного ветеранского актива на встрече жителей одного из районов Керчи с мэром подготовлено чиновниками придворной прессы или заслуженный ветеран взялся хаять журналистов-чернушников в порыве верноподданнической любви к градоначальнику, потому что в Керчи возможно и то и другое, это уже не суть важно. Задели мэра за живое публикации и комментарии по поводу надуманной акции «Посади дерево», что проходит в Керчи со свойственным градоначальнику размахом параллельно с вырубкой деревьев в центре города. Школьников и учащихся снимают с занятий для высадки прутиков, многим из которых, как показал предыдущий опыт, не суждено будет вымахать в дающие тень деревья. Мэр негодовал по поводу прессы, имеющей наглость «свое суждение иметь» и, конечно, не видел ничего предосудительного в стремлении дать учащейся молодежи города-героя возможность освоить одновременно с учебой смежную профессию придворного садовода.

Логика у негодовавшего по поводу критических замечаний мэра поистине железная: коль покушаетесь на святое дело его жизни — благоустройство, значит, хотите жить в дерьме, как в год вечно памятной даты в истории Керчи — его прихода к руководству городом — и ненавидите друг друга. Как говорится, не убавить — не прибавить.

Интересно было бы, конечно, выведать у самого ветерана-общественника, какие местные газеты он читает, какие телепрограммы смотрит, какие радиопередачи слушает, но подозреваю, что правильные, где просто не о чем больше читать, смотреть и слышать, кроме как о величии мэрских планов и эксклюзивности города, имеющего счастье жить под мудрым руководством такого руководителя. И оттого еще удивительнее, что кому-то в городе недостает положительной информации «об огромной работе, которая выполняется керченским городским советом».

Керченские СМИ, вне зависимости от того, кто формально является их учредителем, представляют собой летописи из жизни градоначальника, потому что надо еще уметь отыскать в них то, что выходит за рамки детальных описаний «мэр сказал, заявил и решил». Кроме мэрских летописей и детального анализа бурной жизни депутатов и чиновников, свежую информацию керчане могут почерпнуть разве что из некрологов и поздравлений по случаю праздников. Реальная жизнь людей протекает вне газетных страниц, радио- и телеэфира, куда редко прорываются настоящие, а ненадуманные придворной прессой проблемы. Судя по керченской прессе, Партия регионов заняла почетное место КПСС, потому что другим партиям медиа-прорыв не всегда удается, даже за официальную плату в ходе подготовки к выборам. А до того, чтобы в день рождения мэра ему посвящались несколько газетных полос и сработанный по случаю телефильм, не доходили первые секретари горкома при диагностированном врачами маразме.

Когда читаешь, смотришь или слушаешь керченские новости, не узнаешь города. Это даже не замалчивание отдельных сторон его жизни, а манипуляция подсознанием, когда у жителей возникает совершенно иная, чем каждодневно виденная, реальность. Так возник, кстати, образ незаменимого никем градоначальника: настолько тщательно поработала придворная пресса с сознанием людей. Несмотря на то, что показателями прежней популярности мэр похвалиться не может, мощная машина местных СМИ продолжает без устали полировать его имидж.

Вместо того, чтобы подавать сбалансированную информацию, формируется комфортное медиа-пространство для мэра. И для этого никаких бюджетных денег не жалко. Без толку доказывать, что журналист не должен и уж, конечно же, не обязан любить власть, преклоняться перед ней и тем более отдаваться хозяину города со всеми потрохами. Критику потому и называют холодильником власти, что она не дает ей мягко почивать на достигнутом и не оттягивает шею лавровым венком. Многолетний декан факультета журналистики МГУ Ясен Засурский определил это так: «Журналистика должна быть оппонентом власти — проверять, что делает власть, подмечать ее недостатки».

Однако мэр Керчи, как услышали от него жители города, так не считает. Ему должно быть комфортно всюду, даже на мажущейся краской газетной полосе и в перебиваемых помехами радио- и телеэфире. Никаких оппонентов, никакой критики даже для вида, потому что керченский градоначальник инстинктивно сторонится неприятных вещей, которые выводят его из комфортного кокона лжи, лести и приспособленчества.

Тогда, чтобы никто не усомнился в его величии, можно будет рассказывать, как замечательно принимают его в Киеве, какие деньги сулят городу в правительстве, как мешали ему прежние руководители Крыма, какими просьбами он будет досаждать нынешним, чтобы всем керчанам жилось так же хорошо, как лично ему. Собственно, именно для того и существует в городе пресса, чтобы население знало, в каком замечательном городе и под чьим мудрым руководством оно живет.

И если не читать другой, не знать, что мэр, как обычный проситель, высиживает в коридорах Совмина и Кабмина, дожидаясь приема больших начальников, не ведать об истинном отношении к нему тех людей, чьими фамилиями он лихо манипулирует в местных СМИ, то и взаправду поверишь во все, о чем пишет придворная керченская пресса. Недаром именно в неподвластном ему интернете керченский градоначальник увидел своего злейшего врага, который нет-нет да и проявит картинку истинной жизни горожан, где мало кто озабочен общим благоустройством, когда у него что ни день то холодные батареи зимой, то свистящий воздухом кран летом, то безработные с вузовским дипломом дети, то неустроенный в садик из-за невозможности дать на лапу ребенок. И никакими поручениями мэра, щедро раздаваемыми ими на аппаратных совещаниях, не удается их разрешить, несмотря на то, что с 1998 года местные СМИ без устали пишут, снимают и вещают исключительно в позитивном ключе.

 

Рисунок вверху —
с сайта caricatura.ru/

 

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Лекарство для…. смерти

.

Об улице Горького и журналистском профессионализме

Юлия ВЕРБИЦКАЯ

Чиновник, закон и пресса — «любовный» треугольник без общих вершин