Крымское Эхо
Руина

Журналист из Одессы: Русские, не унижайтесь!

Журналист из Одессы: Русские, не унижайтесь!

Страшно представить, что ожидает женщину, вдруг закричавшую на русском во время родов в роддоме какого-нибудь Львова или Тернополя. Помните киноклассику? Для начала ребенка ее – на холодный подоконник… Чтобы раскололась, на кого работает. Несложно догадаться, какова дальнейшая судьба находящегося в беспамятстве больного, попавшего, к своему несчастью, к примеру, в житомирскую больницу и в горячечном бреду позволившего себе произнести русское слово.

Фантазии, скажете? Хорошо, тогда от предположений – к фактам. Далеко, то есть на западенщину, ходить не надо. В Киеве неонацисты, подбадриваемые вступившим 16 января в силу «мовным законом», никого не боясь и потирая руки, уже пишут в соцсетях устрашающие отчеты:

«Пару щелчков по носу – и вот уже киевский украинофоб и владелец кофейни извиняется перед украинским народом и плачет на камеру… Закон в связке с действиями патриотов — и вуаля! Придем и подрихтуем каждого».

На видео, прикрепленном к посту, испуганный, как будто стоит у расстрельной стены, мужчина говорит на камеру:

«Я понял свою ошибку, я погорячился. Насколько могу, на украинском говорю и в дальнейшем буду. Подобное не повторится, извините».

Словно бальзам на сердце укропатриотам клокочущее злобой заявление одного из идеологов полномасштабной бандеризации Украины львовского тележурналиста Остапа Дроздова (вполне себе русская фамилия, между прочим):

«Трагедия моей страны – в языковом вопросе. Вот как нас русифицировали, так же нужно дерусифицировать. Я утверждаю, что дерусификация должна проводиться агрессивным, некомпромиссным, ультимативным и дискриминационным способом. До них по-другому не доходит», – вещает Дроздов на чистейшем галичанском, старательно растягивая и расплющивая слова.

Кто не вспомнил сразу, кто это, напоминаем: сей персонаж голубых кровей (так он думает) называет жителей Донбасса «парнокопытными», а львовян, «главных героев майдана», – «качественными украинскими гражданами», чьи ценности должны принять все остальные украинцы, квалифицируемые Дроздовым как «плинтусные соотечественники». То бишь советует сей мыслитель своим этническим собратьям и дальше продолжать агрессивно и бескомпромиссно натягивать любимую им Галичину на всю страну.

После того как мовный омбудсмен, или, что точнее, – шпрехенфюрер Тарас Креминь, дрожа от удовольствия, состряпал и опубликовал методичку для доносов на говорящих на русском продавцов и официантов, все условия для адептов бандеровской идеологии созданы более чем благоприятные. «Украинизация должна охватить всю территорию страны от Львова до Харькова, а благодаря требованиям законодательства через несколько лет все граждане незалежной будут обязаны перейти на «мову», – тоном, не терпящим возражений, в эфире львовского телеканала заявил депутат Верховной рады Николай Княжицкий.

За недолгий период работы запрещающего русский язык закона на его нарушителей Кременю пожаловались более двухсот «мовных» активистов – в основной массе носителей галичанской идеи собственного генетического превосходства и сторонников госпереворота 2014-го.

Буквально на днях в Херсоне понаехавшие туда после майдана бандеровцы настрочили шпрехенфюреру донос на русскоговорящую школьную учительницу. Писали, понятное дело, на «мове», допустив в небольшом по объему письмеце большое количество ошибок. Несложно догадаться, представители социальной прослойки какого уровня развернули на Украине репрессивную «политико-лингвистическую» деятельность.

Перекочевавшая в Одессу, называемую ею «южным бандерштатом», угрожает и строчит доносы на русскоязычных учителей патологическая русофобка, активистка майдана Алена Балаба. Та самая, которая в 2014-м сожгла на Вечном огне Георгиевскую ленточку, вдохновив неонацистов на дальнейшие фашистские действия, в том числе, на массовые убийства людей в Доме профсоюзов 2 мая. Почувствовав себя хозяйкой Одессы и примерив роль полицайши, барышня аплодирует, отбивая ладони, дискриминационному «мовному закону».

«Одесса постепенно перейдет на мову, – убеждает Балаба в соцсети. – Нужно время и перестать надеяться, что сюда, как раньше, приедут раша-туристы и оставят все свои деньги. Не приедут. И не оставят. Они у них заканчиваются. Все. Баста».

Впрочем, у уверенных в успехе своей миссии по уничтожению на Украине всего русского достаточно оппонентов. Чем закончится вбивание мовы в головы украинских граждан? – об этом не рассуждает сегодня только ленивый.

Многие прогнозируют митинги и протесты, которые, как недавние тарифные, должны хоть как-то повлиять на принимающие маразматические решения власти. С ними не согласны, понятное дело, западенцы, всегда готовые «подрихтовать» несогласных. Не будет никаких протестных акций, уверяют они — при этом, правда, опасаясь отсроченной политической реакции граждан Украины.

«Не повлекло же кризиса переименование городов и улиц! Если часть русскоязычного населения и возмутится, на улицу ради русского языка никто не выйдет. Может, кто-то и хотел бы выйти, но способности этой прослойки к активной массовой политической мобилизации очень невысокие, и харизматичных лидеров не хватает. А вот у избирательных урн отомстить легче: это не требует больших усилий и большого ума», – с явной тревогой рассуждает львовский историк, профессор Украинского католического института Ярослав Грицак.

Сомневается в решимости и пассионарности народных масс одесский журналист Юрий Ткачёв:

«Мы можем сколько угодно бодриться, храбриться и хорохориться – это нам не поможет. Русский язык будет вытеснен с Украины, и это лишь вопрос времени, причём небольшого. Никакая народная самоорганизация (которой, кстати, нет) не может помешать организованной сверху системной работе государства. Украина избавится от русского языка, как и от других пережитков прошлого, вроде горячей воды, централизованной канализации или, скажем, нормального образования или медицины… Украина свой выбор сделала вполне осознанно».

В том, что «мовный закон» станет чуть ли не последним гвоздем в гроб украинской государственности, пишут многие.

«Наибольший вред украинской культуре и государству наносит агрессивная украинизация, – подчеркивает киевский журналист и блогер Иван Славинский. – Потеря Крыма и семь лет вооружённого конфликта на Донбассе – плоды разрушительной гуманитарной политики. Казалось бы, очевидная причинно-следственная связь… Семь грёбаных лет ничему не научили! Более того, продолжают расширять дискриминацию и усиливать напряжение расколотого общества.
Язык – лишь инструмент, средство. Он может быть как благословением, так и проклятием. Язык может исцелять и примирять, а может нести смерть и пагубу. Всё зависит от человека. Беда Украины в том, что политики сделали из языка оружие, наполнили его ядовитой ненавистью, ксенофобией, злобой и низменными страстями. Сделали из украинского языка дубину, измазанную кровью, превратив в 
язык войны».

Журналист делится, что сам вырос в двуязычной семье, с рождения впитал украинский язык и считает его частью своей культурной идентичности.

«Но теперь даже меня напрягает украинская речь, – признается он, – ведь мне нужно некоторое время, чтобы понять, с кем я имею дело – с украиноязычным человеком или политическим зомби, который напишет на меня донос или просто испортит настроение».

Разумеется, активно высказывают свое мнение и оппозиционные сегодняшней украинской власти политики. Во-первых, потому что сами разговаривают на русском, что привычно и комфортно, во-вторых, – время летит быстро, и не за горами очередные выборы. А как не раз показывала практика, именно обещания политиков всячески защищать русский язык находят у избирателей самую горячую поддержку.

Глава ОПЗЖ Юрий Бойко говорит о том, что Зе-власть продолжает политику дискриминации и разъединения страны, начатую еще во времена Порошенко. Зеленский не нашел в себе сил выполнить обещанное на выборах и перешёл на сторону радикалов-ксенофобов из партии войны, подчеркивает оппозиционер.

«Наша политическая сила ставит перед собой задачу отменить языковую дискриминацию. Мы внесли в парламент ряд законопроектов, направленных на восстановление конституционных прав миллионов русскоязычных украинцев и представителей других национальных общин. Мы добьемся их принятия. Если Зе-команда не готова вернуть украинцам украденные у них права, это сделает наша команда после победы на выборах», – обещает Бойко.

Поверят ли украинцы этим обещаниям, покажет время. Но как жить сейчас, чтобы за русскую речь не быть, в лучшем случае, искалеченными наслаждающимися властью неонацистами? – вопрошают они. Не противостоять, не доказывать, не спорить? Забыть о человеческом достоинстве, самоуважении? С обращением-рекомендацией обратился к соотечественникам тележурналист Валентин Филиппов, покинувший Одессу в 2014-м.

«Именно в этом споре вас вынудят объясняться, оправдываться и унижаться. Признать себя недочеловеком второго сорта. А, главное, вы попадёте в дискуссию, в которой, следуя здравому смыслу, наговорите на статью «госизмена»…
Наша задача сегодня – сделать их жизнь максимально некомфортной. Полностью игнорировать. Пусть их мова станет сферической в вакууме. Пусть живёт сама в себе, вне человеческого общения. Пусть перестанет быть средством коммуникации между людьми. Пусть общение на ней превратится в шизофрению, когда двуногое существо говорит само с собой.
Кончится ли это какой-то значимой победой? Скорее, нет. Но так мы не будем унижены. Так мы не будем втянуты. Так мы не позволим им играть с нами в злого и доброго гитлеров… Геноцид нам они, конечно, устроили знатный…
Но самое страшное происходит с нашими детьми, чья психика коверкается чужим языком, человеконенавистнической идеологией и просто низким качеством образования, достаточным исключительно для роли раба в современном мире.
Я не знаю, когда это кончится. Но я точно знаю, как. Каждая точка над «и» и даже «ё», каждая сломанная судьба русского ребёнка отольётся им… За каждый поруганный или разрушенный Храм. За глумление над русскими, за их убийство и унижение, за всё это им ещё надо будет оставшуюся жизнь прятаться по аргентинам и боливиям, потому что в берлинах и парижах они обычно долго не живут. А отмазка «я просто клоун» — она для лохов, которым нет 42 лет. А здесь отвечать надо будет по-взрослому. Но это будет потом.
А пока я только прошу. Русские, не унижайтесь».

Фото из открытых источников

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 5 / 5. Людей оценило: 7

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Буферная зона

Осталось договориться с принцем

Неправомощные