Крымское Эхо
Экономика

Ждет ли украинскую экономику эвтаназия?

Ждет ли украинскую экономику эвтаназия?

Иногда создается впечатление, что Незалежная сама себе откровенно роет могилу. Украинские власти свершают массу таких шагов, которые в краткосрочной перспективе вроде бы оправданы, а стратегически губительны. Обратимся к нескольким наиболее «ярким» моментам происходящего с экономикой Украины. И не только экономикой.

К примеру, Зеленский своими руками похоронил зерновую сделку. Когда россияне стали в рамках прежних договоренностей требовать открытия аммиакопровода Тольятти — Одесса, Зеля поставил встречное условие: вернуть всех украинских пленных. РФ даже в условиях, когда за экспортом аммиака стоят солидные олигархи и один из крупнейших банков, на это пойти не могла.

Тогда Зеленский в отместку взорвал аммиакопровод, а потом еще нанес удар по Крымскому мосту. В результате Россия получила полное право наносить ответные удары по портовой инфраструктуре Украины. Более того — в соответствии с правилами морской войны от 1909 года объявить Незалежной морскую блокаду. А это значит не только досматривать гражданские суда, идущие в блокируемые порты, но в случае их злостного неповиновения — топить.

Хаотичные и провокационные действия Зеленского и Ко могут привести к тому, что окончательно выйдя из зерновой сделки и заблокировав с моря Украину, Россия сможет заместить ее на мировых зерновых рынках. Особенно на таких объемных и платежеспособных, как китайский и индийский. В долгосрочной перспективе экспорт зерна все-таки привлекательней, чем экспорт энергоносителей.

В плане экспорта сельхозпродукции по зерновому коридору украинские власти предпочитали серые схемы — чтобы набить свои карманы, а не прозрачность, чтобы наполнялся бюджет.

Вся портовая инфраструктура, через которую сельхозпродукция уходила на экспорт, была отдана как в частные руки крупных зернотрейдеров, так и непонятно в какие шаловливые ручонки. Соответственно процветала коррупция, когда за оформление самых простых документов и то брались деньги.

Требование к зернотрейдерам возвращать в страну экспортную валютную выручку, причем в течение шести месяцев откровенно не соблюдалось. Трейдер мог заявить, что покупатель из какого-нибудь Сомали ему ничего не заплатил, в суде того же Сомали это доказать, и на том основании ничего не платить в казну Неньки. Но с нужными людьми в уряде (правительстве — укр.) все равно нужно было рассчитаться.

Очень сильно по сельскому хозяйству ударила мобилизация. Как пишет украинский специализированный портал Latifundist.com, крупные сельхозпредприятия имели право на бронь для своих сотрудников. Однако в виду бюрократических или каких-то других моментов военкоматы сначала забирали работников, а потом уже разбирались.

Правда, частенько разбираться было поздно: работник успевал сгинуть на передовой. В результате у многих сельхозпредприятий просто некому было проводить посевную и уборочную. А на трактора и комбайны, которые нередко импортного производства, просто так никого не посадишь.

На Украине очень гордятся, тем, что золотовалютные резервы (ЗВР) Национального банка во время СВО составили рекордные почти 40 миллиардов долларов. И это при развале экономики, падении ВВП на треть и инфляции более чем в 30%!

Но нынешние украинские ЗВР к экономике Неньки не имеют отношения. Они всецело состоят из заемных денег, и их тратить нельзя: МВФ запретил. Данными средствами Украина будет рассчитываться с кредиторами после войны, в общем, это гарантия выплаты внешних долгов. Кстати, ЗВР на 80% — это так называемые трежерис, долговые бумаги американского министерства финансов. То есть Штаты вкладываются в Украину, а Украина — в них.

Хотя если бы украинское правительство, как ему предлагали свои же экономисты, потратило несколько миллиардов из ЗВР на восстановление энергетики, то не пришлось бы поднимать коммунальные тарифы для населения — или поднимать, но не так резко. Но уряд решил пропетлять за счет народа.

Более-менее стабильный курс гривны, 37 к 1 доллару к украинской экономике тоже не имеет отношения. Курс формируется за счет заемных средств и грантов.

Серьезно на экономике Украины сказалось то, что Национальный банк (НБУ) брал у коммерческих банков их средства на свои депозиты под 25%. То есть сначала коммерческие банки принимали у населения вклады под 12%, а потом эти деньги вкладывали в депозиты НБУ под 25%. Так якобы должна была развиваться финансовая система.

Чтобы рассчитаться с коммерческими банками, НБУ печатал деньги из воздуха каждый день более 200 миллионов гривен. В результате небольшая прослойка банкиров сказочно обогащалась. А чтобы не было инфляции, учетную ставку НБУ загнал в космос аж до 25%, где экономическая жизнь невозможна. Какая тут инфляция!..

К новому толчку коррупции привели, казалось бы, правильные решения о перераспределении доходов между центральным и местными бюджетами. Местные власти получили возможность распоряжаться налогами физических лиц, прежде всего военных. А это более ста миллиардов гривен. Они сроду таких денег не вдели, поэтому начался фантастический дерибан.

Халявные средства тратили на что попало, только бы освоить. Стали уже мемами то, как местные власти вкладывали деньги в барабаны и овощерезки для бомбоубежищ, в беговые дорожки на несуществующих стадионах и многое другое. Но самое, пожалуй, интересное — как в Киеве за несколько миллионов гривен на тротуаре разобрали плитку, помыли и поставили на место.

Во всех подобных проектах не менее 40% денег превращались в кэш и оседали в карманах чиновниках. И это притом, что большинство украинцев влачат жалкое существование, а скоро еще и урежут и так небольшую помощь переселенцам.

Не будем утверждать, но возможно российско-украинский конфликт завершится по корейскому варианту, то есть заморозкой. После чего Украина, а от нее в лучшем случае останется 80%, столкнется с ворохом проблем и вызовов. На одно только разминирование понадобится 10 лет и 50 миллиардов долларов. Притом, что ЕС обещал столько на все про все.

По мнению известного украинского экономиста Алексея Куща, одна из главных проблем будет демографическая, поскольку на Украине останется от 20 до 27 миллионов жителей. Из них трудоспособных треть. При этом будет много людей-калек, инвалидов, пенсионеров, сирот и так далее, остро нуждающихся в помощи сильного государства. А будет ли в Незалежной сильное государство? Коррупционное — всегда пожалуйста, а вот сильное?..

После войны Ненька столкнется с тем, что уже сейчас полностью разрушены производственные связи и цепочки. Нужна будет новая производственная модель, но как она будет создаваться и кем?

Однако главное, нужен будет экономический рост в 7-8%, не менее. Он возможен за счет передовых отраслей экономики — за счет сельского хозяйства и добычи ресурсов этого не достичь. Нынешнее состояние Украины таково, что даже послевоенный рост в 2 – 3 % равносилен для страны медленной эвтаназией, считает Алексей Кущ и надеется на лучшее.

Правда, нам почему-то не хочется разделить с ним его оптимизм…

Фото из открытых источников

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 3.7 / 5. Людей оценило: 13

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Украинцы ждут рая

Сергей Аксёнов меняет правила игры с городскими перевозчиками

.

Привлекательный для инвесторов

Олег ГЛАВАЦКИЙ

Оставить комментарий