Крымское Эхо
Архив

Здоровье ребенка не терпит огульного оптимизма

Здоровье ребенка не терпит огульного оптимизма

Наш разговор заведующая педиатрической службой детской поликлиники ТМО-3 Керчи <b>Екатерина Борозенная</b> начала неожиданно. «В педиатрии очень много пенсионеров, поэтому если к 2014 году осуществятся задуманные оптимизация и реформирование здравоохранения, никто из старых врачей не станет переучиваться на семейного доктора, предпочтет уйти — и останется педиатрическая служба голой». Слова Екатерины Макаровны, понятное дело, нельзя расценивать как корпоративное заявление, но не обратить внимание на них было бы непредусмотрительно.

Екатерина Борозенная

Здоровье ребенка не терпит огульного оптимизма
— Вы буквально одной фразой очертили большую проблему, и сразу возникает вопрос, что же ждет будущих мам и их малышей, когда, по утверждению специалистов, с каждым годом рождается все больше нездоровых детей? И как много лет практикующий врач объясните, это медицинский факт или досужий вымысел?

— Лет через пятнадцать после аварии на Чернобыльской АЭС мы стали наблюдать больше врожденных аномалий. Сегодня дети, получившие от Чернобыля «допинг», вошли в детородный возраст и стали давать медикам ту самую отрицательную статистику, о которой вы спрашиваете. Самая печальная строка в ней — появление детей-инвалидов в возрасте до года.

В годы работы агломерационной фабрики в Керчи фиксировалось немало случаев заболеваний верхних дыхательных путей, бронхиальной астмой, сейчас по пульмонологической группе инвалидов среди детей не стало, снизилось число пациентов с заболеваниями нервной системы, пищеварительного тракта, диабетом, на прежнем уровне осталось число детей с поражением органов зрения и слуха. Зато с врожденными аномалиями — двадцать девять малышей из шестидесяти восьми детей-инвалидов. И это лишь в одном городском районе.

В прошлом году был поставлен печальный рекорд: на диспансерный учет мы взяли пять малышей в возрасте до года с пороками сердца. Причем с тяжелыми и прежде редко встречаемыми во врачебной практике, когда сердце к тому же находится в правой половине грудной клетки. Стало больше рождаться детей с аномалиями развития конечностей, патологиями развития головного мозга.

— Стоит ли во всем винить последствия аварии на ЧАЭС, когда по улицам города свободно разгуливает молодежь под алкогольным и наркотическим кайфом, бывает, что и ВИЧ-инфицированная? Разве это не причина рождения нездорового потомства?

— От фактов не скроешься: в последние годы появились дети, рожденные от ВИЧ-инфицированных родителей, которые наблюдаются и обследуются до полутора лет каждые три месяца. Большинство детей счастливо избежали страшной болезни, сняты с учета и признаны здоровыми. Но нескольким малышам в нашем районе выставлен диагноз ВИЧ, они признаны инвалидами детства и нуждаются в регулярном лечении, где следование строгому режиму приема лекарственных препаратов считается залогом сохранения жизни.

Дети, рожденные от наркоманов, априори имеют ослабленное здоровье. И такому риску подвержены все малыши, чьи родители излишне «увлекались» алкоголем, курением и подростковым сексом, которые при нашей социальной лояльности особыми пороками в общем уже и не считаются. Наивно рассчитывать на здоровое потомство от родителей, начавших половую жизнь с двенадцати лет, и после грудного вскармливания сразу перешедших на пиво и энергетики.

— Началась активная подготовка к поступлению детей в школу и детский сад, а значит, обостряется вопрос вакцинации детей. Родители разделились на два непримиримых лагеря: одни после случаев смерти малышей после прививок оберегают детей от подобной профилактики, другие бы и рады привить ребенка, так возникли проблемы с наличием вакцины. На чьей стороне правда?

— Прививать детей обязательно надо — ответ на этот вопрос однозначно предопределен. Беда и проблема в другом: профилактическое здравоохранение, верой и правдой служившее все годы существования СССР, порушили. Из врачебной практики ушли специальные медицинские комиссии для осмотра малышей, где педиатр и узкие специалисты согласованно принимали решение о возможности вакцинации ребенка или медотводе. Даже при малейшем намеке на насморк ребенка не прививали — таковым было врачебным кредо.

Очень тщательно отслеживали набор веса младенцем. Если нормальный по внешнему виду ребенок набирает в месяц двести грамм против стандартных семисот-восьмисот, значит, педиатр должен быть начеку и не торопиться с вакцинацией. Это не перестраховка и не боязнь ответственности, а профессионализм врача, оберегающего ребенка от нежелательных осложнений. Поэтому те случаи смерти детей после вакцинации, о которых шумела пресса, я бы рассматривала прежде всего с точки зрения профессионализма педиатра. Притом, что вакцины, которыми мы пользовались в последнее время, хорошо адаптированы, мы, старые педиатры, осторожно относимся к ним, потому что ребенку одномоментно водится белок шести инфекций, и ему сложно создать качественный иммунитет. Однако сейчас поставки уменьшили, вакцина стала платной и очень дорогой по цене.

— Выходит, если раньше педиатры как шлагбаум становились на пути допуска не привитого ребенка в детский сад, то теперь барьер снесен, и ребенок попадает в коллектив, готовый впитать в себя все болезни сразу.

— Препятствовать поступлению в школу, согласитесь, мы не имеем права, а вот с садиками ситуация иная. Когда была вакцина, мы не подписывали выписки для поступления в детские сады. В прошлом году с нами впервые по этому поводу судилась мама, но не выиграла дело, так как суд поддержал позицию медиков. Мы же предлагаем не витамин C, укол которого можно делать или не делать на усмотрение мамы, потому что в этом случае у нее есть право выбора. А вакцинация — это способ защиты ее ребенка и контактирующих с ним детей. Например, за границей давно существует и используется вакцина от ветряной оспы, от которой на Украине отказались. Это заболевание протекает благополучно, и нет надобности в дополнительной вакцинации. Или родители почти массово отказываются от вакцины гепатита B, которого в нашем городе не было лет пятнадцать. Сейчас не делают детям в роддоме прививку БЦЖ, потому что вакцины нет. Настолько привыкли закупать ее в Европе, что упустили из виду ее производство в России.

— «Замечательная» новость! Эпидемия туберкулеза гуляет по стране, а не привитые от него дети готовы дать дополнительную волну.

— Особенно в нашем районе, где находится противотуберкулезный диспансер и откуда лечащиеся в нем больные ходят домой ночевать. В нашей поликлинике уже сто двадцать не БЦЖированных детишек.

— Состоянием здоровья школьников озаботилось министерство образования, введя обязательную диспансеризацию. Разве до этого распоряжения дети не находились под наблюдением медиков?

— У нас декретированные возраста для проведения профосмотров школьников: учащиеся третьих, шестых классов, пятнадцатилетние подростки, а с недавних пор и одиннадцатиклассники. Но условий для проведения профосмотров в школах нет, отсутствует даже элементарная кушетка, и чаще всего всё ограничивается вопросом «На что жалуешься?»

Толк есть, когда детей смотрят педиатры и узкие специалисты в поликлинике: кроме условий, там под рукой амбулаторная карточка, с записями которой врач может свериться, что-то уточнить или более внимательно осмотреть ребенка, находящегося на диспансерном учете, который наблюдается «сверх» плановых профосмотров два раза в год. При этом могут присутствовать родители, записи вносятся в амбулаторную карту и в медицинскую, что находится в школе, и может помочь, если с ребенком что-то случится на занятиях, ведь школьных врачей сейчас нигде нет. Но знаете, такая большая проделанная работа часто нивелируется, уходит сквозь сито, потому что у родителей руки не доходят вплотную заняться здоровьем собственного ребенка. За лето мы осмотрели полпроцента (!) детей декретированных возрастов, а в последнюю неделю перед школой в поликлинике будет твориться невообразимое.

— После прогремевших по стране известий о смерти школьников на уроках физкультуры сразу все задергались…

— Дело в том, что пока у нас не было УЗИ-диагностики сердца, после расслышанного шума мы могли немногое — сделать кардиограмму, поставить ребенка на диспансерный учет и наблюдать. При этом состояние ребенка могло быть удовлетворительным, как в случае с чемпионом мира и Европы Сергеем Злобиным, который состоял у нас на учете с пороком сердца и, по всей видимости, перерос его. Но вот недавно республиканские специалисты по пробе Руфье выявили в Керчи детей с функциональными шумами сердца. Одному ребенку сделали операцию, готовят к следующей, а второй скончался в момент спортивной игры. Оказалось, у ребенка была врожденная аномалия развития. Родителям, которые уверены, будто ребенок перерастет свою детскую болезнь, следовало бы знать, что инсульт и инфаркт не просто помолодели, а непосредственно коснулись детей: у нас, к сожалению, есть дети-инвалиды по этим заболеваниям.

— Учителя уверяют, будто за годы обучения в школе дети теряют треть здоровья. Вы согласны с их мнением?

— Откуда это взялось? Мы третий год наблюдаем учащихся вплоть до окончания школы, потому что с недавних пор подростковый врач работает на базе детской поликлиники. Я не согласна с учителями, так как даже инвалидов по зрению, которое теряется большей частью в школе, стало вдвое меньше, а количество детей с пониженным зрением в отчетных цифрах практически не меняется.

— Но почему у вас отличное от педагогов мнение, когда лучше врачей никто не видит, к чему приводит ранее пристрастие к табаку, алкоголю, наркотикам, сексу?

— Это не всегда взаимосвязанные между собой вещи, так как во многих случаях речь идет просто-напросто об ухудшении социальной среды. А по габитусу, как говорят в медицине, современные дети физически более развитые, рослые и умные.

— А что это за новомодная болезнь — гиперактивное расстройство с дефицитом внимания — поражает нынешнее поколение?

— Этот диагноз ставит психиатр, синдром проявляется в уходе в какую-нибудь сферу, например, религию, и с позиции своей зацикленности ребенок, чаще всего мальчики-подростки, оценивает все действия и невнимателен ко всему другому. Такой ребенок живет в своем мире, выпадет из социума. И это тоже не всегда исключительно медицинский вопрос, он вплотную соприкасается с воспитанием ребенка в семье и школе.

 

Фото автора

 

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

За слово русское обидно!

.

Никто не позаботится о здоровье человека лучше, чем он сам

Лидия МИХАЙЛОВА

На Таушан-Базар и по «Тисовому кольцу»

Олег ШИРОКОВ