Крымское Эхо
Архив

Здесь был Ося

.

Вид с Митридата


Здесь был Ося
Да, экс-мэр Керчи был человеком особого творческого вдохновения: никто до него, даже маразматические старики из советского Политбюро, не додумались превратить будничную повседневную работу руководителя города в арену побед и свершений. Дальновидно предвидя, что не все керчане и гости города в праздном любопытстве крутят головами направо-налево, экс-мэр позаботился, чтобы имя его в полном смысле слова встречалось на каждом шагу.

Идя к всемирной известной Церкви Иоанна Предтечи, направляясь к Аллее Славы города-героя, уж точно никак не минешь центральную площадь Керчи, выложенную плиткой а-ля московская брусчатка, среди которой не без пафоса примастырена металлическая табличка с именем экс-мэра, завещающего свои великие дела потомкам. И к памятнику юному герою Володи Дубинину никак не подобраться, чтобы не бросить взгляд на блестящую под ногами табличку с именем незабвенного экс-мэра.

Иван Алексеевич Стемпковский»
Здесь был Ося
Если кто считает это поводом для журналистского стеба, то глубоко ошибается. Многие керчане искренни, считая, что доски и таблички с именем экс-мэра оскорбительны для обобранных им горожан. Один из них коренной керчанин Геннадий Борисович Григорьев, у которого прав думать так и открыто выражать свое мнение по этому поводу гораздо больше, чем у кого либо. Дело в том, что Геннадий Борисович Григорьев именно тот человек, благодаря деятельной инициативе которого в Керчи появилось двадцать (!) памятных досок в честь по-настоящему выдающихся людей, внесших вклад в развитие города.

Причем все они изготовлены на личные средства таких же энтузиастов, как сам Григорьев, годами отдающих деньги из своих скромных пенсий и зарплат на восстановление исторической памяти. Последняя из установленных посвящена 240-летию Кючук-Кайнарджийского мирного договора, а еще две доски на подходе. Благодаря Григорьеву из забвения проросли имена генерал-губернатора Новороссии графа Михаила Семеновича Воронцова, градоначальников Керчи Александра Петровича Спицына и Захара Семеновича Херхеулидзе, сделавших для Керчи столько, что хватило действительно на века.

Проект новой часовни


Здесь был Ося
Однако судя по числу памятных знаков, все они в подметки не годятся экс-мэру города-героя, который в дополнение к многочисленным памятным доскам и табличкам пригвоздил имя собственное на памятной Доске почетных гражданин Керчи. Щедрость, с которой он раздавал это звание кому ни попадя за Бог весть какие заслуги, поражает воображение.

Среди действительно заслуживших это почетное звание людей, ковавших ратную и трудовую славу Керчи, на памятной Доске красуются имена тех, чьи репутация и деяния всегда вызывали много вопросов, а сегодня и вовсе выглядят оскорблением горожанам. Помимо экс-мэра, на котором городские награды и звания висели буквально гроздьями, вместе с государственными наградами Украины, на Доске у местного исполкома вбито имя его соратника Михаила Севастьянова, отношение к которому у керчан, мягко сказать, далеко неоднозначное. Если сравнить его имидж среди местного населения с, например, отношением коренных керчан к первому секретарю горкома партии Аркадию Кузьмичу Эмину, то для последнего такое сопоставление выглядит почти оскорблением.

Среди героев наши имена…»

[img=center alt=title] uploads/14/1410596827-14-rj61.jpg» />

Но ведь почетными керчанами по-прежнему остаются и экс-президент Украины Леонид Кучма, и ее экс-премьер Николай Азаров, и давно отставленный от дел киевский городской голова Александр Омельченко, презентовавший городу памятник Тарасу Шевченко, и бывшие начальники Крыма Леонид Грач и Сергей Куницын. Вспомните, как лихо расправились с почетным гражданством Иосифа Кобзона донецкие депутаты, считающие его поддержку действий российского правительства не достойным провинциального величия! А в Керчи, вошедшей полгода назад в состав России, продолжают кланяться бэушным князькам, все достижения которых во славу города сводятся лишь к тому, что одни здесь бывали, а другие делились с ее экс-мэром закромами бюджетной кормушки.

Прав Геннадий Борисович Григорьев, утверждая, что присваивать почетные звания действующим чиновникам нельзя: должно пройти время, оценка будущими поколениями выстояться, чтобы у людей появилось право войти в историю. А то, как видим, новейшая история разобралась с почетными гражданами Керчи прежде, чем наследники успели оценить их труды.

Часовня Стемпковского


Здесь был Ося
Однако с памятью о самом экс-мэре всё намного очевиднее: наследил он в истории Керчи не по-детски. Одна из страниц его исторических заслуг носит откровенно криминальный характер. Пять лет назад местный исполком, где без его разрешения не летали мухи и не ползали тараканы, бросил клич скинуться на строительство часовни на горе Митридат. Идея ее восстановления родилась не сама собой, а с подачи того же Григорьева и его соратников, которые уж никак не могли вытянуть этот проект за счет своих нищенских пенсий и зарплат.

В 2000 году при закладке камня в честь Рождества Христова и 2600-летия Керчи, освященного Владыкой Лазарем, было решено восстановить часовню на горе Митридат в том виде, в котором она была выстроена в первой половине XIX века в честь градоначальника Ивана Алексеевича Стемпковского. Этот человек по праву считается крестным отцом археологической науки Боспорского царства и самой Керчи, «человеком благодетельным без бахвальства, ученым без тщеславия, служившим украшением человечества и положившим основание Керчи».

Такой ее видят авторы проекта»
Здесь был Ося
Согласно завещанию Стемпковского он был захоронен на Митридате, поблизости места своих раскопок. В окружении ионийских колонн находился саркофаг, воздвигнутый над могилой Ивана Алексеевича Стемпковского. Этот классической форма мавзолей считался своеобразной визитной карточкой дореволюционной Керчи и был растиражирован на почтовых открытках. В дни боев за Керчь в апреле 1944-го часовня была повреждена и окончательно разрушена в период строительства на Митридате Обелиска Славы.

Сбрасывались на часовню всем миром. Сбор пожертвований велся по всему городу, включая предприятия, организации, понятно, церкви и даже магазины. Деньги собирались, как было принято в Керчи, не только в виде благотворительности, но и в принудительном порядке. Из зарплаты бюджетников деньги высчитывались по несколько раз, предпринимателей «наклоняли», суммами не мелочились.

Сбор пожертвований шел почти два года, а потом все это неожиданно заглохло, и у керчан возник естественный интерес, куда делись собранные средства, потому что часовня на Митридате так и не появилась. Сколько было собрано средств и куда они были потрачены, хотели знать все. Но не тут-то было: секрет хранили как государственную тайну. Правда вышла на свет гораздо позднее: в год 65-летия Победы, когда выяснилось, что собранные на строительство часовни деньги пошли на капитальный ремонт и благоустройство горы Митридат. Созданный втихаря под сбор денег с керчан благотворительный фонд «Благоустройство города Керчи», в который, видимо, входили экс-мэр с пристяжными, пустил собранные горожанами полтора млн. грн. на пыль в глаза тогдашнему руководителю Крыма Василию Джарты.

Чтобы помнили…


Здесь был Ося
По заявлению вице-мэра Даниила Гернера, успешно вписавшегося в команду нынешнего руководителя города, «мы гордимся этим объектом благоустройства в честь памяти погибших за наш город». А как же часовня? Оказывается, ее проект, разработанный в Институте археологии Национальной академии наук Украины, поскольку власти города хотели добиться исторического сходства новой часовни с ее прототипом, так долго проходил экспертизу, что у экс-мэра закончилось терпение, и он пустил собранные с миру по нитке деньги на «причесывание» Митридата.

И сделано это чуть ли не законно: по документам того самого благотворительного фонда керчане сбрасывались не на часовню, как им втюхивали, а «на благоустройство горы Митридат и строительство часовни». Ну, развели малость доверчивых, так что с того? Мало ли для их блага сделал экс-мэр? Вон сколько памятных знаков по себе оставил – во век не забыть героя Осю… Надо ли говорить, что новая власть города и республики просто обязана пересмотреть правила установки памятных и мемориальных знаков, наградные уставы, чтобы рядом с Осей не появился еще и Киса?!

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Крым. 24 июля

.

Ну что, припаркуемся?

.

Черноморскому флоту в Крыму — быть!

.