Крымское Эхо
Архив

Засилье «завхозовской красоты»

Засилье «завхозовской красоты»

Елена МИХАЙЛОВСКАЯ

Щемящее чувство родного дома накрывает меня, как только я въезжаю в Керчь по автотрассе. Может быть, потому, что я сразу вижу ведущую в Аршинцево дорогу, что в моем золотом детстве называли «Камышом». Здесь я родилась и выросла, здесь меня с испеченным к моему приезду любимым «наполеоном» и жареной камбалой ждали из института родители. Давненько же не была я в родном городе, целых пять лет… На свидание с ним у меня неделя. Первым делом — на кладбище к маме с папой, потом в гости к любимой учительнице и обязательно — в родной двор вдохнуть запах буйно цветущей акации.

Да мой ли это двор?! Где наши затенявшие окна старые акации, полого сбегающая к школе дорожка, палисадники под соседскими окнами, вымощенные плиткой дорожки? Все новое, но сразу видно, что наскоро сляпанное: бетонные шлепки на асфальтовых дырах, тесные тротуары, покрашенное ядовитой зеленой краской бетонное покрытие футбольно-волейбольной площадки, где я как педиатр предвижу неспортивные травмы детей, разбитые бордюры, «облагороженные» свежей краской. Без развесистых акаций, кленов и взметнувшихся вверх тополей двор утратил свое очарование; оставшиеся редкие деревья не скрывают убогости и обшарпанности старых домов.

<a href="uploads/13/r9td20130603b1.jpg" rel="lightbox[1]" title=". Каменные джунгли в центре Керчи "><img src="uploads/13/r9td20130603m1.jpg"></a> <a href="uploads/13/r9td20130603b2.jpg" rel="lightbox[1]" title=" Кипарисы скрывают грязь и убожество керченских дворов "><img src="uploads/13/r9td20130603m2.jpg"></a> <a href="uploads/13/r9td20130603b3.jpg" rel="lightbox[1]" title=" Напоминание о бесславно потраченном бюджете "><img src="uploads/13/r9td20130603m3.jpg"></a>

(кликните на картинку — и она станет больше)»
Странно — соседние, выходящие на проходные улицы свежевыкрашенными фасадами смотрятся, как новая копейка. Возле них поставлены удобные лавочки, разбиты клумбы, тротуары выложены разноцветной плиткой, даже мусорные урны в одном стиле со скамейками. А рядом с домом, где я когда-то жила, ни лавочек, ни цветочка, небрежно заделанные ямы на дороге. «Это видеоряд для приезжих! – говорит мой одноклассник, по-прежнему живущий в доме моего детства. – Мы же в глубине двора, отдыхающие заглядывают сюда нечасто, вот местная власть и сэкономила. Все благоустройство сделано, чтобы замылить красивой картинкой глаз курортников. Такая себе реклама, а что местным жителям от такого «порядка» радости никакой, так это второстепенный вопрос».

«Я же тебе говорила, — поддерживает одноклассника подруга детства, — после нещадной вырубки деревьев не только твой двор — район превратили в Чернобыль». Да я и сама вижу: траву косят вместе с кустами ежевики, недавно высаженными вербами, взмах электропилы – и почти под корень срубаются кусты французской сирени, а на обрыве над морем зачахли высаженные деревца.

Наша детская площадка, куда сбегалась детвора поиграть, покататься на качелях, горке и поглазеть на пионерский костер, клонирована чуть ли не возле каждого дома. У одного из них детскую площадку втиснули почти под окна дома, заставив людей законопатить себя в четырех стенах. Днем там резвится и шумит малышня, ночами развлекаются великовозрастные детки, а ранним утром, когда одни и другие утихомириваются, на песок, где босиком бегают дошколята, выводят сделать свои дела домашних питомцев окрестные собачники. Детские площадки натыканы в районе с каким-то зверским азартом: одну кто-то особо одаренный умудрился поставить в полутора метрах от трансформаторной подстанции, которую я помню с малых лет — а нам категорически запрещали к ней приближаться.

Местные жители, надеявшиеся, что благоустройство района поможет залатать горящие бытовые проблемы, внешней отделкой не удовлетворены. Крыши по-прежнему текут, из подвалов все так же воняет, фасады продолжают сыпаться, бетонные латки на дорожных ямах уже дали трещины, тротуарную плитку, служившую чуть ли не полвека, воровски сняли и вывезли, заменив ее недолговечным бетонным покрытием.

<a href="uploads/13/r9td20130603b4.jpg" rel="lightbox[1]" title=" В косметическом ремонте отказано "><img src="uploads/13/r9td20130603m4.jpg"></a> <a href="uploads/13/r9td20130603b5.jpg" rel="lightbox[1]" title=" Опасность в шаговой доступности "><img src="uploads/13/r9td20130603m5.jpg"></a> <a href="uploads/13/r9td20130603b6.jpg" rel="lightbox[1]" title=" Центральная улица Керчи. Осторожно, солнечный удар!"><img src="uploads/13/r9td20130603m6.jpg"></a>

«На первый взгляд, красиво, но не этого мы ждали от обещанного мэром благоустройства, — говорят мои бывшие состарившиеся с годами соседи. – Сделано все на живую и долго не продержится. Никто не спросил нас, жильцов: люди, что вам надо в первую очередь? До слез жалко безжалостно вырубленных на идущей к морю улице кустов жасмина и «невесты». Поставили какую-то железную черепаху, как в Африке, а для большей убедительности, чтобы уж совсем пустыней смотрелось, установили лавочки на солнцепеке».

Это какая-то дурацкая керченская мода, устанавливать лавочки на лишенных растительности улицах! Помните сцену из «Кавказской пленницы», где милиционер говорит укравшим Нину кунакам: «Будешь жарить шашлык из эта невеста – не забудь пригласить!» В Керчи, как я вижу по своим нечастым приездам, растет число мест, где такой шашлык-машлык из людей жарят целыми тушами. Если с такой поспешностью мою любимую Керчь продолжат лишать дающих тень деревьев, то скоро весь город превратится в один огромный мангал.

Вот и на центральной улице Ленина, которая из-за частично сделанной реставрации до нынешнего лета смотрелась как разорванная пополам лента, обкорнали все деревья, под которыми теперь от палящего солнца не укрыться.

Не знаю имени того архитектора, который не сумел не то что сохранить очарование классического провинциального центра, но даже не догадался реконструировать главную улицу в едином стиле, наставив дикое количество уродливых вазонов, щедро позолоченных для пущей, видимо, красоты. Знаю одно: его имя должно быть забыто как страшный сон. Очарование провинциальной Керчи безжалостно вымарано неталантливой и, я бы даже сказала, вражеской рукой.

Желание реорганизовать, улучшить запустило механизм странной закономерности, когда власть за все сразу хватается — то один район города реконструирует, то бросается на другой, как на фронтовую передовую, но все делается отрывочно, без общей концепции. Как в индийской притче про шестерых слепцов, когда каждый встретившийся со слоном ощупывал одну часть большого животного и рассказывал о своих впечатлениях. Это напоминает метод, которым преображается сейчас моя родная Керчь.

Понимаешь это с первых минут приезда в город. Вдоль трасс рекламные щиты, как из другой жизни, приглашающие в город, а как выйдешь из автобуса — уже не хорошо. В центре, где все отутюжено в расчете походить на европейский город, стало менее уютно, а на окраинах пройтись по улицам вообще не тянет. Мне довелось не раз и не два бывать за границей, и я могу сказать, там каждая деревушка, особенно на перекрестке туристических дорог, старается походить сама на себя, а не на пародию своей столицы.

<a href="uploads/13/r9td20130603b7.jpg" rel="lightbox[1]" title=" Видеоряд для приезжих "><img src="uploads/13/r9td20130603m7.jpg"></a> <a href="uploads/13/r9td20130603b8.jpg" rel="lightbox[1]" title=" И посидеть негде "><img src="uploads/13/r9td20130603m8.jpg"></a> <a href="uploads/13/r9td20130603b9.jpg" rel="lightbox[1]" title=" Керченский китч "><img src="uploads/13/r9td20130603m9.jpg"></a>

Разница между центром Керчи и его окраинами, несмотря на все потуги власти осовременить их, сокрушительная, ведь о городе судят не по натыканным супермаркетам, а по тому, что видит глаз. Это полный абсурд – я обожаю свой родной город и считаю его лучшим, хотя большая часть прожита не здесь, но гулять по нему при нестерпимой ностальгии по нему нет никакого желания. Он не приспособлен для этого, особенно в летнюю жару, он, видимо, заточен под иное.

Грустные впечатления и какие-то странные… Ведь город не старинный – древний, значит, нельзя забывать про контекст! Но здесь новое соседствует со старым и неухоженным. Идешь по вылизанному центру и многого не замечаешь, но, заглянув в знаменитые керченские дворики, ужасаешься. За расцвеченным яркой краской фасадом прячутся грязь, разруха, несоответствие пейзажа и стиля, какой-то «вечный» ремонт.

Неуютно, уныло, с незнакомым пейзажем, где массово истребляют здоровые деревья, которые давали тень и очищали воздух, – ради того, чтобы втиснуть ларек, автостоянку, здание. На улицах сносятся крепкие деревья, которые загораживают чей-то «бизнес», превращая их в уголь для мангалов, уродливые деревянные скульптуры, пугающие малышей на детских площадках, и не выкорчеванные пеньки. Город, некогда зеленый, где еще буквально несколько лет назад можно было отыскать те деревья, что высаживали мои родители и мы, школьниками на субботниках, становится неуютным. Да, нынешний мэр Керчи не керчанин, как бывший в моем детстве, но он уже столько лет живет и работает в этом городе, почему же он ведет себя как гастарбайтер?

Понятно, что руководство городом позволяет заработать ему деньги на пропитание и безбедную жизнь своих детей, внуков, правнуков, праправнуков, прапраправнуков, прапрапраправнуков. Но это не дает ему право жить, как белому колонизатору в Африке, нисколько не интересуясь мнением людей, может быть, таких же не коренных, как он сам, но прикипевших к нему сердцем или, любя его, возвращающихся сюда при первой возможности. Насколько мне известно, в США и Европе давно прижилась практика референдумов как способа решения главных вопросов жизни города – от строительства до разбивки парков.

То, что в последние годы происходит в моей родной Керчи, отражает позицию узкого руководящего сообщества, которое не дает себе труда выслушать абсолютно справедливое мнение керчан, потому что именно им и жить со всей этой показушной красотой. Логика подсказывает, что при оценке любого проекта, в том числе и касающегося благоустройства, городские власти обязаны взвешивать вызванный их переделкой жилого микрорайона микроэффект и одновременно градус спровоцированной ею социальной конфликтности.

Понятно, что коль проекты благоустройства без обсуждения с жителями, вопреки их возражениям и разумным предложениям власть все одно продавливает, значит, вектор коммунального развития города диктуется очень заинтересованной стороной. Керчь, которая вроде бы нацелена на развитие рекреационной отрасли, не приобретает конкурентоспособность этим насильственным и плохо продуманным благоустройством, а теряет ее.

Зарабатывать деньги местным бизнесменам и власти здесь еще можно. Но жить по-человечески становится все труднее, а желание приезжать — всё меньше.

 

Керчь – Ухта

Фото автора

 

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Сенатор Сергей Цеков: пора создавать Евразийский суд по правам человека

.

Читаем вместе крымскую прессу. 20 мая

Борис ВАСИЛЬЕВ

Кто в Крыму греет руки на российском рубле?

Степан ВОЛОШКО