Крымское Эхо
Архив

Записки о Египте и не только

Записки о Египте и не только

Елена РУБЦОВА

Моя дочь Мария еще в детстве, изучая в художественной школе историю архитектуры и искусств, увлеклась египтологией. Ее давняя мечта сбылась в этом году. Приближался мой день рождения, и муж, Юрий, спросил меня о подарке. Ответом были две путевки в Египет.

Слегка обиженный и растерянный, муж провожал нас с Марией до поезда в Киев, откуда улетал самолет к месту наших грез. Надо вам сказать, что я не случайно выбрала Хургаду: оттуда ближе к Нилу. Круиз по Нилу! Это же Агата Кристи «Смерть на Ниле», это храмы и гробницы фараонов, пустыня и крокодилы!.. Я и представить себе не могла в начале путешествия, что встречусь не только с четверолапыми крокодилами, но и с двулапыми тоже. Но, обо всем по порядку.

В поезде

Сели в поезд, я дала последние наставления мужу, как им с сыном продержаться две недели и не умереть с голоду без моих борщей, и поезд тронулся. Нам с Марусей достались две верхние полки. На нижних ехали Саша и Ольга.

Саша — бледный субтильный молодой человек, до 30 лет, с красными, как у кроля, глазами. Думаю, что он был менеджером по продажам офисной техники. Перезваниваясь по «мобилке», Александр употреблял слова: прейскурант, программы, продажи… Прибитый бесконечными переработками, подработками, заработками в разных фирмах и фирмочках, озадаченный прокормом своей семьи — любимой жены и крошки сына, Саша производил впечатление иссушенного растения: еще зеленое, но из-за недостатка света и воздуха, хилое растение. Он с упоением заказал себе две бутылки пива и «схомячил» бутерброды домашней заготовки. Как оказалось, Саша, кроме работы, никуда не ходит. Кафе — пиво; офис, магазин — работа; жена, сын, ТВ — дом. Пиво, по разумению Саши, — единственная радость и удовольствие, которое он может себе позволить при своем семейном бюджете.

А ведь в его городе есть неплохой драматический театр, с более чем вековой историей. За цену, равную нескольким бутылкам суррогатного пойла, можно купить лучшие билеты и сводить молодую жену в театр, хотя бы на комедию «Папу в паутине»! Молодая жена оценит внимание супруга. Для Саши это стало открытием, и он пообещал мне, что выведет жену в театр. Саша даже повеселел от этой мысли, вспомнив, как жена любит наряжаться и как он ее удивит и обрадует.

Напротив Саши сидела Ольга. Это молодая женщина, ей чуть более тридцати лет. Русоволосая, худосочная, приближенная к оранжевой власти, националистка. У нее стильная стрижка. Когда Ольга говорила, то все время вскидывала голову: непослушные пряди волос били ее по глазам. Оленька, таким образом, постоянно «бодалась» головой. От небольшого ума и злобы, Ольга страдает букетом хронических болезней, о которых она поведала, не стесняясь, в первые же часы нашей совместной поездки.

Во время сна Ольга излучала миазмы ацетона. Самое удивительное, что Ольга говорила, грызла, лузгала и жевала весь день и вечер, почти не переставая! Ее кормежка сопровождалась комментариями собственной политической карьеры. Она поведала нам о своих хороших друзьях, крымских татарах. Какой киевский специфический вуз они вместе закончили. Утомили подробные описания: кто какой пост занял и в какое кресло сел. Из ее слов было видно: жизнь удалась. У «дамы» шенгенская виза, она почти везде была. Только культура Европы не очень отразилась на всем ее облике. Главное — все же семечки, которые Ольга усердно грызла оставшимися зубами. Обилие золотых украшений дешевого турецкого золотого лома, завезенного на территорию ее родной страны армянами контрабандой, меня смешило. Ольга хвастала, что сдает свою квартиру в столице и едет за ежемесячными выплатами, а в Симферополе ее соратники, сделали ей вторую хату, где она работает по настоящее время.

А вот и столица, Киев! Поезд прибыл вовремя, рано утром, а самолет наш только в два пополудни. Не спеша, вышли в город, на площадь. Маша знала, где найти маршрутку, чтобы доехать до аэропорта, куда мы и направились. Но вдруг, прямо передо мной, возник мужик законченной бандитской внешности: высок, как шкаф, лыс, как арбуз, пузат, как на сносях, связка ключей нервно крутится на указательном пальце, пристальный щупающий взор исподлобья. Он чего-то кричит и хватает мой чемодан. Это таксист! Еле отцепился и то благодаря Марии, а я стояла в ступоре, таксист меня испугал. «Мама, нельзя быть такой провинциалкой! Ты уже в столице!» — назидательно выпалила Машка. Я послушно, молча, не огрызаясь, пошла за ней.

В самолете

До аэропорта добрались спокойно. В аэропорту заняли места в кафе, съели вкусняшки-блинчики, выпили кофе. Процесс пошел: расслабились, захотелось спать. Маша, не раздумывая, заставила меня навести на лице порядок. Зеркало, пудра, тушь, помада сделали свое дело, и сон прошел.

Объявили посадку: суета, паспорта, фейс-контроль, чемодан обмотали, превратив в бандероль. Когда садятся в самолет, никто друг друга особо не рассматривает. Разве что с ребенком, вежливо вперед на трап пропустят. А вот, когда все расселись по местам, тут есть на кого посмотреть!

Мягкой походкой выплывает стюардесса и усердно дирижирует нам, что делать при экстриме. У многих пассажиров срабатывает инстинкт самосохранения, и они, как положено, пристегиваются ремнями безопасности. При запуске двигателей самолета настроение у некоторых пассажиров делается сосредоточенным и серьезным. И они начинают молча молиться, сосредотачивая взгляд в одну точку, или закрывают глаза. Самые трусливые стараются «дринькнуть» градусов, чтоб не так страшно было лететь. Потом они громко общаются или поют, предвкушая египетские радости.

Самые тупые, отшельники-пофигисты, сразу после просьбы отключить все приборы, чтобы не мешали приборам самолета, надевают в уши плеер, а мобилку превращают в тетрис и играются. Сорокалетний детина играет азартно, как маленький! Его хоть сто раз проси отключить игрушку — он не слышит, заигрался. Терпению стюардессы приходит конец. Из ушей выдернут наушник, отключен мобильник. Взлетели.

Люблю летать днем, в ясную погоду. Красива наша родина: синие реки, разноцветные лоскуты полей, голубые пятнышки озер, темно-зеленые леса, светлая зелень соснового бора и много дорог, дорожек, тропинок. Проплывают города, поселки деревеньки и, совсем крохотные, сельские хатки. Все это яркое сочное чистое. Не видно, из выси поднебесной, ни проблем, ни болей, ни горестей моего многострадального народа…

А вот и Крым: такой миниатюрный, красивый, сказочный. Черное море в апреле-мае — это кипящий котел, ни зги не видно, солнышко море греет, и клубы пара поднимаются высоко, образуя белые облака. Зато всю осень и зиму море будет отдавать свое тепло берегам. В Симферополе уже мороз, а на южнобережье цветет мушмула и пахнет медом улица, где она растет, и пчелы в декабре собирают мед. Таков Крым!

Летим над Турцией. Земля не такая яркая и сочная, как на Украине. И лесов нет. И речки не такие полноводные, как наш Днепр. Полупустыня. Зато горы выше. Виден под снежной шапкой Арарат. Здесь своя, более суровая красота.

Средиземное море в белых «барашках», внизу легкие белые облачка, и на подлете к северному побережью Африки наблюдаем массу лодок, парусников, встречаются океанские лайнеры. Вот она, Африка! Внизу, рядом с кромкой моря — пляжи, дальше яркие квадратики полей со специями, поселения. Деревни и города совсем не похожи на наши. Они все одного глиняного цвета, зелени нет вовсе. Это начинается пустыня!

Последний час смотреть в иллюминатор жутковато. Боже, куда мы летим? Нет ничего: ни кустов, ни дорог, ни жилья. Барханы без конца и края. Один раз увидели караван верблюдов. Жутко обрадовались, хоть кто-то живой внизу ходит!

На вечерней заре самолет плавно зашел на посадку. Вдали мелькнуло загадочное Красное море. Шасси коснулись поверхности земли и самый сложный момент для самолета впереди — торможение. Машина еще мчится со скоростью более двухсот километров, все закрылки, двигатели в максимальной нагрузке. А в салоне в это миг раздаются бурные аплодисменты, расстегиваются ремни, люди вскакивают со своих мест и хватаются за свои сумки так, как будто их сейчас отберут! И почти никто не слушает стюардессу, что надо оставаться на своих местах до полной остановки двигателей. Если для среднего европейца отдых за границей — обычное дело, то для нашего человека — экстрим, где надо обязательно выкинуть что-нибудь эдакое.

На египетской земле. Приключения начинаются

Вышли из самолета и сразу почувствовали горячее дыхание Африки. Зашли в аэровокзал, он напоминает большой шатер. Здесь прохладно от кондиционеров. Заполнили карточки туристов, получили багаж, пограничники проставили визы в наши паспорта. Дотащили свой багаж до авто, распределились по туроператорам и поехали в свой отель. Он расположен в новом центре Хургады и называется район Шератон. Почему он называется именно так? Я не поняла. Минут через двадцать мы были уже в отеле.

Получив ключи от своего номера, нас, как уток, окольцевали розовыми пластмассовыми браслетами. Это означало «все включено». Уставшие, но довольные, предвкушали: как примем душ, переоденемся и до 22 часов успеем на ужин.

В номере Маня первым делом достала из сумки предметы туалета и косметику, расставила баночки-скляночки. А я с энтузиазмом взялась распаковывать замотанный в пленку чемодан. О, ужас! В чемодане оказались чужие вещи! «Какая же я дура! — пронеслось в моей дырявой голове. Надо было сверить номер на чемодане и на корешке! Почему я этого не сделала? Ведь это же так просто! А все потому же! Как поется в известной песне Олега Газманова, «родился я в Советском Союзе, сделан я в СССР!» Потому, что у меня совковый менталитет! Педантичный иностранец не станет хватать чужой чемодан, не сверив бирочки. Никогда! Ну и что, что чемоданы похожи, как близнецы! И цвет, и размер, и ручки.

Я опять в ступоре. На меня напали уныние и паника одновременно. Хорошо, что рядом Мария. Она не растерялась, а молча закрыла чемодан и ушла с ним. В голове у меня мелькали разные нехорошие мысли. Такого еще не было в моей жизни. И как я тут буду без всего? Одним словом, «приехали!»

Уж не знаю, что Маруся им там сказала, но случилось чудо! Буквально через 30 минут мне привезли мой родной чемодан! И я снова стала его, с еще большим энтузиазмом, освобождать от пленки. Руками, забыв про ножичек, я пыталась освободить мой родненький чемодан от этой дурацкой пленки! Я пыхтела, напевала, а Мария в это время подозрительно наблюдала за мной со стороны. «Стоп, мама!» — сказала она и нанесла на ручку чемодана, красным лаком для ногтей, крестик! Нормальной величины, чтобы ее бестолковая мать не утруждала себя сверкой каких-то там цифр. «Красный крест, мама, это для тебя!» — сказала многозначительно Маруся, и мы рассмеялись.

Быстро приняв душ, мы успели на ужин. В номере, конечно, был кондиционер, но, подумав, какие в пустыне могут быть комары, мы легли спать с открытой дверью на балкон. И напрасно. Дело в том, что в Хургаде нет питьевой воды. Ее возят из другого города в бутылках и специальных машинах. Из- под крана лучше даже зубы не чистить. Купаться можно. Но главное заключается вот в чем: воду из канализации очищают, судя по запаху, чисто символически. И потом ею же поливают все растения, которые растут на территории отеля. Каждый вечер, на вечерней заре, по парку едет страшно громыхающее, вонючее чудище, изрыгающее клубы дыма. Это окуривают комаров вместе с туристами. В это время лучше не показываться и не высовываться, так как сильный запах дихлофоса разносится по всей округе. А на утренней зорьке снова поливают цветочки. Вот такой замкнутый круг.

…Мария заснула мгновенно. Предварительно она свернулась, как египетская мумия: очень плотно обернув себя простыней и выставила наружу только нюхалку-нос. «О, какая умная, однако, моя доця», — подумала я, глядя, как она крепко спит. А я страдала всю ночь, воюя с египетскими комарами по собственной инициативе! А всего и надо было — сразу закрыть дверь и включить кондиционер, что мы и делали в дальнейшем.

Но первую ночь я не забуду. Это было настоящее сражение! Подушка, простынь, стены — все в комариных окровавленных трупах, а я с шестью укусами на правой скуле, не считая конечностей… А Маше, как оказалось в дальнейшем, комар залетел в нос, и она ходила лечиться к лору, было нагноение. Наверное, египетский кровопийца сумел в Машкином носу отложить яйца. Комары там очень злые, и с ними шутки плохи. Укусы не проходят до двух недель. Правильно перед посещением Африки сделать положенные прививки, о которых нам должны были сказать в турагенстве, и которые обязательны, они входят в стоимость путевок. Но это мы узнали только от врача, возвратившись домой. Ведь у нас как — главное, взять денежки с туристов: турагенство от слова «турнуть» — выгнать. Утром, взглянув на себя в зеркало, подумала: «Это в таком нецивилизованном виде я собираюсь предстать перед древнейшей цивилизацией!»

Удивительное красное море

Пораньше, до завтрака, мы пошли знакомиться с Красным морем. Отель расположен на берегу, от нашего номера до берега метров пятьдесят. Утром, когда нет еще дневного бриза, море, как стекло. Я заходила в него, как в хрустальный дворец: бережно и осторожно, чтобы ничего не повредить. Сколько бы ни плыл: 100, 200, 500 метров от берега, море идеально прозрачное. В Красное море не впадает ни одна река! Нет ни ила, ни мусора.

Описать красоту этого удивительного места на Земле очень трудно. Цвет моря разный, в зависимости от дна и освещения. Там, где дно песчаное, — море ярко лазоревое; где кораллы — от красного и голубого до бурого. В полуденные часы, когда солнце высоко, на нитро-яркую, бирюзовую поверхность воды падают, преломляясь, солнечные лучи, образуя яркие розовые волны. Море все переливается, дышит покоем и красотой. Когда это видишь, понимаешь: море живое. Видя такое чудо, невозможно не восхищаться, не радоваться. Плывешь — и вдруг звук, похожий на шелест листвы. Это мальки длинных голубых рыб умеют летать! Их родители уже не умеют, а дети летают целыми стаями, описывают в воздухе дугу до полуметра высотой.

На нашем пляже есть пара кораллов, и вокруг них, как в столовой, куча разных обитателей: всех сортов и мастей. Встала я ногами на коралл, а стая рыб давай меня за ноги щипать. Испугалась, освободила им место.

В камнях, у берега, полно морских ежей. После захода солнца купаться категорически запрещено, так как почти все обитатели, ведущие ночной образ жизни, ядовиты. На охоту они выплывают вечером. Мы с Машей ходили специально после 19 часов посмотреть, кто там есть. У самого берега видели очень красивую, всю в перьях-плавниках красно-бело-черного цвета рыбу. Это морской петух. Маша бросила в нее камешек, и рыба мгновенно поменяла окраску, стала бледной. Это она рассердилась.

Под пирсом живет огромный морской черный паук, сантиметров 50 в диаметре. У кромки берега, в ракушке живет рак-отшельник: он высунул клешню, вероятно, захотел поздороваться. Подержали раковину, посмотрели, отпустили.

Всевышний дал людям все, так будьте же достойны того, что вас окружает, не срезайте сук, на котором сидите! В годы самостийности в Крыму, ради каменной «хатынки» с сомнительной архитектурой, очередного судейского, прокурора или депутата, сжигают и вырубают реликтовые рощи. Эти рощи росли столетиями, а на их месте богатые «дядьки» разводят огороды под окнами своих домов. Как будто они в блокадном Ленинграде, времен Великой Отечественной войны, и им, изможденным от голода, кушать нечего. Им невдомек, что деревья, погибшие по их прихоти, в мире нигде больше не встречаются, что они старше динозавров! Так, постепенно из цветущей Украины мы превратились сначала в «Украдину», а теперь и до руины недалеко.

Купили круиз по Нилу

Но вернемся в Египет. После моря и завтрака я вспомнила, что не только у меня в мае, но и у Юры, моего мужа, сегодня день рождения. Позвонили, поздравили и отправились по магазинам искать ему подарок. Купили красивую чашку с котом, одним из трехсот божеств и изображением карты Нила с основными достопримечательностями. По дороге в отель зашли в бюро путешествий, чтобы купить круиз по Нилу.

Пока бродили по лавкам и магазинам, устали от жары, хоть и спасала бутылка с водой. Небо стало белым. Моя салатного цвета панама совсем «склеила уши» от пота, и когда мы зашли в прохладу супермаркета, я на мгновение от перепада света стала плохо видеть. Сняла солнцезащитные очки и надела их на голову. Выпив на первом этаже каркаде, (чай из суданской розы, нормализующий давление) переведя дух, с новыми силами поднялись на второй этаж. Тут и располагалось бюро путешествий. К тому времени панама была снова на голове. Черные сверкающие глаза араба жадно впились в нас. Расспросы, переговоры, торговля. Купили. Ура! Завтра посещение шоу «1001 ночь», а послезавтра…

Выезд в 4 утра. Взять сухие пайки в дорогу до Луксора. Едем в круиз по Нилу на теплоходе продолжительностью пять дней и четыре ночи. Потом один день на отдых в отеле и прогулка на яхте, на острова Эль Гунна. «Загрузились» по полной программе!

Выйдя на улицу, обнаружила, что нет моих очков. Бедная моя Маша вынуждена была вернуться в бюро и спросить про мои очки. Удивленные египтяне заверяли ее, что никаких очков они не видели! Мария вернулась ни с чем. Я в расстроенных чувствах взмахнула руками и со словами: «Ну, почему я такая бестолковая!?» — опустила руки на голову и… обнаружила под панамкой свои очки! Мы снова долго смеялись.

Во время обеда я обратила внимание, что все люди спрашивают друг друга о самочувствии. О, думаю, какие вежливые, воспитанные люди. Откуда такие? Познакомились. Это были две молоденькие девушки из Киева и три дамы среднего возраста из России. Нет, чтоб сразу спросить у людей, в чем дело? Поделикатничала. Или нам с Марусей повезло, что мы все 10 дней не сидели в одном отеле, а попали на шикарный пятизвездочный теплоход и путешествовали. И хорошо, что все узнали только в день отъезда. Но не будем забегать вперед.

Арена с фонтаном

Записки о Египте и не только

Шоу «100 и 1 ночь»

На следующий день, вечером, мы поехали на шоу «1001 ночь». Это целый город в городе. Как только вышли из автобуса, сразу попали в сказку. Яркий мавританский стиль дворца, весь в цветах, огнях и фонтанах. На ступенях, около входа, нас встречали музыканты и певцы в национальных костюмах на настоящих верблюдах, лошадях и осликах. Кстати, в Египте я видела везде только белых осликов. И они, в отличие от наших, совсем непузатые. Прошли, неспешно, по огромной галерее залов, где каждый уникален по красоте и убранству. Запомнился зал с настоящей старинной действующей мельницей, с озером, группой девушек с кувшинами и настоящими голубями. а на полу, в бассейне. красивейшая мозаика. На открытии этого отеля приезжал президент Египта, чтобы поблагодарить бизнесмена за вклад в развитие страны. Ведь еще 10 лет назад тут не было ничего!

Проходим дальше и попадаем на площадь, где нас встречают танцоры. Садимся в мягкие кресла и смотрим минут 10 танец, осматриваем все вокруг. Затем гид приглашает нас дальше. Владелец отеля изготовил и перевез точные копии из знаменитого Каирского музея, даже гробницу Тутанхамона. Полтора часа мы их фотографировали и осматривали.

Это уникальный отель. Здесь построены уменьшенные копии пяти самых знаменитых храмов Египта и Сфинкс — это задник сцены. Храмы вечером, во время представления, подсвечены. В центре арены — цветомузыкальный фонтан, а впереди, на авансцене, огромная песчаная арена, на которой проходят выступления наездников и вольтижировка с трюками. Притом всадники мчатся во весь опор, на большой скорости — не то, что в цирке, ведь тут размеры арены позволяют. Они одеты в национальные костюмы, с флагами разных стран. Амфитеатр для зрителей расположен по секторам и разделен по национальному признаку.

Как мы обрадовались, когда в начале представления услышали нашу «Калинку»! Потом на арену вышел клоун с белым осликом. Затем на русском языке рассказали о каждом храме, и в финале зазвучала музыка Римского-Корсакова «Шахерезада»! Композитор создал это произведение в Ялте! Включили фонтан, выехали все участники представления, включили лазерную подсветку храмов. И все это под открытым небом. Красота!

Но это еще не все. Оставив арену, мы попали в длинный прохладный переход, напоминающий пещеру, оформленный арабскими штучками. Идти было интересно. Попали в огромный шатер, в котором находился буфет с напитками и сладостями и небольшая сцена, окруженная с трех сторон амфитеатром. Места со столиками тоже были, на галерке. Представление танца живота еще не началось, и я попросила Марию купить чего-нибудь попить. И тут Машу обманули со сдачей. Мы не знали, что у них есть мелочь не только монетками, но и бумажками. Сдачу с сотни паунтов (рублей) нам дали вместо 50 паунтов — 50 их «копеек». Обнаружили это только на Ниле, в музее оникса, когда наш гид рассказывал про их деньги. Туристам надо быть особенно внимательным! Так как на каждом шагу их будут стараться всеми способами обмануть.

И вот представление началось. На сцену вышла юная дива, одетая в арабский костюм голубого цвета. Облик танцовщицы при движении не вызывал ощущения вульгарности. Идеальная фигура и цвет кожи, длинные, густые, темные, вьющиеся волосы змеями рассыпались по плечам и рукам. Взгляд не оторвать, хочется смотреть. Зал притих и замер. Слышна только музыка. Танец продолжался минут 10, то ускоряя темп, то замедляя. И вдруг на хрустальной босоножке чаровницы лопается тоненький ремешок! По залу пошел шепот. Красавицу не пожалели. В финале танца она превзошла сама себя, не сбросила туфельку, а отчаянно довела номер до конца. Но, оглянувшись, я видела: жестокий зритель впился взором только в ее левую ногу, будто ждет: соскользнет или не соскользнет сей предмет туалета с ноги танцовщицы. Это закон сцены! Мы с Марусей аплодировали ей отчаянно. Во время поклона, я видела ее слезы, мокрая спина сверкала в прожекторах света.

Затем на сцену вышла группа танцоров: мужчины с палками в руках и девушки в коптских костюмах — блуза с юбкой. На головах имелось что-то вроде полотенец. Они дружно подпрыгивали, крутили палками, быстро-быстро перебирали нижними конечностями и менялись местами. Первые ряды зрителей, от страха, втянули головы в плечи: а вдруг палка полетит в них?

Но самый интересный номер показал мужчина лет сорока. Его национальный танец заключался в беспрерывном вращении на месте. Попеременно переступая с ноги на ногу, он поворачивал стопу опорной ноги и двумя толчками делал полный оборот вокруг себя. Эдакое припадание в повороте! Сначала в его руках оказались пять обручей, обтянутых цветной материей. Обручами дервиш-танцор жонглировал, изображал разные символы и фигуры. Проделывал это ловко, легко и быстро. Затем обручи исчезли. Размотался, в движении, колпак на голове танцора, превратившись в длинный шарф. Из шарфа возник младенец на руках, заботливо завернутый кулечком. А то вдруг дервиш превратился в плачущую человеческую фигуру, убегающую от бомбежки. То, неизвестно откуда, вынул российский и египетский флажки, символизируя дружбу между народами.

Сразу стало понятно, о чем речь: время большой дружбы символизирует и ныне действующая Асуанская плотина! Она и по сей день, спустя почти пятьдесят лет, загружена на сорок процентов! Подумаешь, англичане соорудили плотину! От нее толку было мало: и крокодилы свободно могли перемещаться, и Нил почти не потерял своей полноводности, и рыбы разной было в избытке. До громадины-плотины — символа советско-египеской дружбы, Нил разливался на многие километры, жили-были крокодилы ниже по течению и много разной рыбы. Плодородной почвы было в разы больше.

Нил — кормилец Египта со времен фараонов. В наши дни совсем не так широк, богат и полноводен. За плотиной, вниз по течению, водится всего два вида рыбы. Изменился климат: стало более сухо и жарко. Зато создали, затопив десятки уникальных памятников древности, самое большое в мире водохранилище, озеро Насер, именем президента, при котором это соорудили. Длина озера — 520 километров, ширина — 20-18 километров, глубина — до 120 метров! Зачем? Озеро зажато посреди высоких песчаных гор и плодородной равниной не станет никогда! Большая дружба — большие дела! Какое счастье, что не успели изуродовать великие сибирские реки!..

Но вот пропал и шарф-трансформер. Оказалось, на дервише было пять юбок. Снимал он их эффектно, по очереди, демонстрируя чудеса своего вестибулярного аппарата. Как у него за 15 минут такого танца голова кругом не пошла?

В свой отель вернулись довольные, за полночь.

Город Луксор, вид с корабля

Записки о Египте и не только

Круиз по Нилу. Начало пути

В четыре утра подъем. Сумку и чемодан с вещами для круиза по Нилу, собрали накануне. У портье взяли приготовленные для нас сухие пайки и — вперед, навстречу путешествию и приключениям! Автобус — новый «Мерседес», с полным «фаршем». Около часа мотались по спящей Хургаде. Собирали желающих посетить Луксор. От Хургады до Луксора триста двадцать километров по пустыне, в глубь континента. Этот город дворцов находится на берегу Нила, древнее название его Фивы. Самые опытные туристы взяли из номеров подушки. И очень кстати. Дороги в этой африканской стране — тишь, да гладь, божья благодать.

Наши родные украинские версты уничтожают не только подвески в машинах. Я однажды ехала в такси, и от одной колдобины у машины отвалилась выхлопная труба! Хотелось смеяться и плакать одновременно.

«Реве та стогне» ЛАЗ старинный
Везет людей по Украине:
Дымит, воняет — но везет
«Когда же черт его возьмет!»

Состояние наших дорог заставляет постоянно вспоминать не только близких родственников, но и дальних тоже.

…Но вернемся в Египет. Быстро перезнакомившись, выслушали наставления гида: группа наша будет называться «Хорос» — именем одного из божеств. И чтобы не потеряться, мы, по первому зову, на клич «Хорос!» должны ответить: «Е-е-е !»

Гладкая дорога и плавное движение авто быстро всех убаюкали. Сквозь сон слышу вкрадчивое: «Хо-ро-с». Тишина. Снова: «Хо-ро-с!» В ответ чей-то мирный храп. «Хо-ро-с!!!» закричал гид. «Бе-е-е-е!» — громко проблеяла Машка. Дружный смех — и все проснулись. Было около восьми утра.

Остановились на завтрак в коптской деревне. Там была кафешка: взяли пайки, купили кофе, пожевали. Я все время хотела увидеть деревню, но, кроме двух глиняных коробок без крыши, ничего не нашла. Как из-под земли нам навстречу вышли маленькие чумазые женщины, неся и ведя с собой детей. Принаряженные в свои костюмы, они вели под уздцы кто ослика с козочкой в седле, кто верблюда с верблюжонком. Животные тоже были при параде: украшены колокольчиками, бусами, ленточками. Жадно впились копты своими черными глазами в холеных белых туристов, преградив нам путь к автобусу! Куда деваться?! Процесс пошел. Денежка — улыбка — фото. Все остались довольны друг другом. Каждый получил, что хотел.

Едем дальше. Во время поездок по стране наше внимание привлекли везде встречающиеся каменные будки. Своей формой и размерами они напоминают летательный аппарат из фильма «Кин-дза-дза». Только пропеллера нет. Такое впечатление, что режиссер перед съемкой своего фильма побывал в Египте. Увидев араба в длинной белой одежде и комнатных тапках с автоматом Калашникова наперевес, выходящего из будки-«пепелаца», я не удержалась и спросила у гида: «Это кто?» Гид ответил, что это охранник. «Если он с оружием, то почему без военной формы?» — продолжаю приставать к гиду. Оказалось, что в Египте очень верующие арабы не могут носить военную форму. А на автомат Калашникова вера не распространяется…

Пустыня, огромные горы из песка! Африка… О! Да тут еще строится железная дорога из Хургады до Луксора! От Каира до Луксора давно ездят поезда. Значит, страна развивается, если строят новую железную дорогу. А у нас? Вчера, возвращаясь с моря, на восточной набережной Алушты, больше похожей на свалку, среди разрухи и куч мусора, я прочитала огромный плакат: «Я гордий, що украiнець!» Как это символично!

…Последний час дорога идет вдоль канала, прорытого из Нила. Тут-то мы насмотрелись на селения и жилища! Дождей в Египте не бывает десятки лет. И поэтому бедняки, а их в стране 90%, чтобы не платить налог за дом, крыши не делают. Нет крыши — нет дома — нет налога! Когда старший из сыновей женится, достраивается следующий этаж. Часто арматура торчит из дома, как после бомбежки. Дома не белятся и не красятся. Самая настоящая задраная улица! Белье стирают прямо в канале, а на невиданных, роскошных, огромных деревьях сидят белые цапли и какие-то райские птицы. К стене дома прилеплена спутниковая тарелка. Пашут землю, как и тысячи лет назад, на волах. Черные, с выпирающими костями, волы тянут плуг, подгоняемые замученным хозяином. Худющие коричневые коровы благоразумно прячутся в тени, жуют сочную траву. Египетские кошки обладают грациозностью велосипеда. Они высоки, стройны, длиннолапы: топ-модели. Отдельные экземпляры, словно из бумаги, что в сказке про Джельсомино…

Гробницы долины ремесленников

Записки о Египте и не только

Луксор — город дворцов

В десять утра приехали в Луксор. Снова пересадка.

Перетащили свои вещи в другой автобус, поздоровались с новыми товарищами и гидом. Это уже круизная группа. Новый гид, в дальнейшем получивший от Маруси прозвище Фараон — яркий представитель своего арабского народа. Как в древнем Египте, фараон высасывал все соки из своих подданных, создавал святилища, храмы; воздвигая себе гробницы, пирамиды и сфинкса; так наш фараон-гид высасывал из нас денежки. Любыми доступными и известными ему способами. Он строил глазки, заискивал, хитрил, дурил, продавал и веселил нас, как умел. Но мы — доверчивый и веселый народ, в большинстве своем любопытный и неутомимый. Так что в конце круиза наш фараон выглядел, как выкинутая на берег рыба.

Когда Маша спросила его: «А почему у немцев и японцев такой круиз длится целых семь дней, а у нас только пять?» Фараон взмолился и сказал, что русские группы — самые сложные и ему после нас надо неделю отдыхать, что японцы и немцы — ангелы по сравнению с нами. Они не могут столько ходить и осматривать в один день столько достопримечательностей и не задают столько вопросов. А нам все время мало, и мы норовим отправиться самостоятельно еще куда-нибудь, а это не предусмотрено маршрутом!

Мы обиделись. Мы что, лошади или второй сорт?

Но обо всем по порядку. Надо вам сказать, что группа была небольшая: я и моя дочь Маша; муж и жена из Чебоксар — медики; мать и дочь из Томска — из милиции, думаю, «следаки». Потому как в застольной беседе с нами дочь робко задавала вопросы. А мать на нее давила и заставляла расспрашивать поподробнее, как на допросе. Таким образом, мать на нас натаскивала свою дочь, обучая ее будущему ремеслу. Мария начинала ерзать на стуле, я же с интересом, наблюдала. Думаю, дочь учится в милицейской академии.

Была еще пара из Киева. Средних лет. Нормальная себе пара, да только депутат все время прятался и не хотел быть запечатленным на общих групповых фотографиях. Это выглядело смешно, потому что Маша в первый же день увидела на нем именные часы из золота, указывающие на его принадлежность к высшей касте. Если ты шифруешься, то сними именные часы. Кому нужно твое воровское рыло в Египте? Тем более, что у нашей группы был свой Фараон — гид Мехмед! Под конец маршрута Олег, это его имя, даже подавал мне сумку на Ниле, с катера. И ничего, вспомнил, что он мужчина.

Самая удивительная пара — мать и сын с Кубы. Как они прибились к нам, не зная по-русски ни слова? Терпеливо ходили, слушали, смотрели. Надо было видеть их глаза, когда мы шутили и смеялись, а они ничего не понимали! Особенно страдал сын, молодой красавец: вокруг столько молодых девушек, а он не понимает ни слова… Учите языки, молодые!

Карнакский храм в Луксоре

Записки о Египте и не только

Достопримечательности

Первым на нашем маршруте попался Карнакский храм. Это громадье меня потрясло так, что я могла только молча таскаться за Машкой и гидом, открыв рот и задрав голову. Описывать бесполезно, надо увидеть. Маша обнаружила на одной из колонн автограф друга адмирала Нельсона, того самого, что разгромил французов в Египте! Словно это сражение было вчера. Я намотала вокруг статуи скарабея семь кругов, чтобы сбылись семь желаний, а Мария больше десяти: у молодых больше желаний и больше сил. Стало очень жарко. Хорошо, что взяли бутылку с водой. Пообедали в местном ресторане без приключений.

А вот и Нил! После обеда сели на маленькую лодочку — фелуку, отправились на другой берег.

Поющие колоссы Мемнона…Так прозвали знаменитые статуи Аменофиса третьего, оставшееся нам от огромного заупокойного храма. Он был построен в начале четырнадцатого века до Рождества Христова. Эти статуи из песчаника высотой 18 метров (шестиэтажное современное здание), весом около одной тысячи трехсот тонн!

Греческий историк Страбон сообщает, что во время землетрясения, 27 года до Рождества Христова, разрушилась большая часть храма, а колоссы раскололись от плеч до уст. С этого момента в ветреную погоду статуи начали издавать звуки, «разговаривать». Так появилась легенда. Как известно из греческой мифологии, Мемнон, царь Эфиопии, был сыном богини Авроры. Так, колоссы Мемнона быстро превратились в место поломничества греков и римлян. Император Септимия Севера отреставрировал статуи, стараясь добиться милости Мемнона. С тех пор статуи не «говорят».

Удаляемся от Нила, едем в долину царей. Хорошо, что во всех экскурсионных автобусах, есть кондиционеры. Заезжаем за огромную песчаную гору, по форме это естественная пирамида. Поэтому тут и разместилось последнее пристанище фараонов. Вся гора испещрена тропинками сверху донизу. Тропинки эти ведут к гробницам или раскопкам.

Выйдя из автобуса, я почувствовала, как горячий воздух обжигает бронхи и легкие. У нас были шали и парео: мы закрыли лица, пока шли к захоронениям. Вся гора в гробницах, их десятки. Они издалека, как мышиные норки, с круглыми дырочками. Трудно сразу представить, что там, внутри столько комнат и лабиринтов. Открыты далеко не все. Еще и сегодня продолжаются раскопки: работают и грабители, и ученые. Кому больше повезет, тому и достанутся очередные сокровища.

Мы побывали в двух гробницах: Рамсеса 4 и Рамсеса 9. Прохлада и яркие краски из измельченных драгоценных камней останутся в памяти надолго. Именно применение драгоценных камней в росписи гробниц стали причиной многих смертей рабочих и ремесленников. Ведь они перетирали камни вручную, дышали ядовитой пылью, а затем, изготовив раствор, расписывали стены, потолок, полы ядовитой краской в закрытых помещениях. С другой стороны этой же горы есть не только долина цариц, но и долина знати и ремесленников.

Настоящий мастер, умеющий создавать замечательные вещи своими руками, всегда высоко ценился и был уважаем всюду. Хотя чаще всего жизнь его не была длинной. Бывают исключения, Леонардо да Винчи, например. Уверена, скоро кончится время, когда главная профессия — это торговцы, скупающие хлам по всему миру, и везущие все это к нам, на Украину. Время революционеров и бюрократов, которые ничего не производят, не знают и не умеют, а ждут в своих кабинетах только денег, обязательно закончится. По-другому просто не бывает! Там, где нет развития, конец близок. И где личное превалирует над общественным — государство просто перестает существовать.

Не буду вдаваться в подробности про то, как, осматривая гробницу очередного Рамсеса, смотритель разрешил нам залезть повыше, чтобы увидеть крышку гроба с изображением фараона, а потом потребовал денежку. Получив ее, он, озираясь, как бы его коллега на входе не увидел, ловко спрятал доллар в туфлю! Пожалев коллегу-смотрителя, стоявшего на входе в гробницу, где было намного жарче, Маруся дала денежку и ему тоже. Он весь просиял. В тот момент мне показалось, что так радоваться монетке могут только египтяне. Наша группа была одной из последних. Из-за жары с середины мая до середины осени долину царей туристы не посещают.

По дороге назад нас завезли на фабрику оникса. Это природный камень, чаще светло-зеленого цвета. Из него получаются красивые фигурки египетских божеств-животных, светящихся в темноте. Какие-то мистические, потому что при свете изменяют свои загадочные выражения лиц-морд, с двойным подтекстом.

И последний храм, который мы посетили близ Луксора, это храм царицы Хатсепсут. Восхитило само месторасположение этого чуда. Храм находится у подножья красивейшего горного массива, ярко-желтого цвета.

Храм царицы Хатсепсут

Записки о Египте и не только
И хотя храм сохранился не полностью, большая часть его разрушена землетрясением, он все равно удивляет. Архитектура его неповторима и гениальна в своей простоте и величии. Жалкое подобие — бывший Дворец съездов в Москве. Идею стырили, а пропорции не соблюли. И размеры пигмейкие. Когда Маша увидела этот храм, то воскликнула: «Какое современное сооружение, современная архитектура!» А ведь ему более трех с половиной тысяч лет! Это одно из значительных произведений в истории человеческой цивилизации: вот они, волюты с солярными кобрами, за тысячу лет предвосхитившие ионические капители!

Храм реставрируется и восстанавливается. Он настолько красив и совершенен, что, несмотря на жару, не хотелось уходить. Хотелось побыть подольше, чтобы впитать, запомнить эту красоту! И тут у меня в глазах появились синие круги… Я взяла бутылку с водой, сняла панамку и вылила себе на голову почти всю воду, жмурясь от удовольствия. В это время мне навстречу из-за колонны вышло трио поляков. На их лицах я читаю изумление. Они шарахнулись от меня, как от чумной. Слышу сзади Маруськин смех: «Ну, мама, ты даешь! Хотя бы в сторонку отошла, людей напугала». Но эта порция воды меня спасла, сразу стало легче.

«Нильская история»

Ближе к вечеру мы нашли свой теплоход. Назывался он «Нильская история». Попав на него, я сразу поняла: то, что надо. Уютный, красивый: вся обстановка в старинном итальянском стиле — с хрустальными светильниками, вазами и живыми цветами, удобными кожаными креслами и диванами, главная лестница из белого мрамора, инкрустирована золотом, а посередине, из черного мрамора — статуя вздыбленной лошади.

На верхней палубе есть бар с напитками и два небольших бассейна: один помельче, чтобы лежать, другой поглубже, чтобы плавать. Вода чистая, проточная, все время обновляется, даже ночью журчит. Вся палуба заставлена шезлонгами: ложись и созерцай проплывающие мимо пейзажи. Господи, хорошо-то как! Только сил больше нет! Истоптали все ноги. Быстро в номер, в душ! Кровати удобные, постель нежная… Как бы не провалиться в сон!

На ужин положен дресс-код. Приводим себя в порядок: я кое-как замазываю комариные укусы на скуле, надеваем вечерние платья, выходим. Проплывая степенной, расслабленной походкой по теплоходу в ресторан, мы с Марусей ловим восхищенные взгляды не только команды корабля, но и особей из других групп: немцев, итальянцев и японцев. «Русские идут!» — с милой улыбкой промурлыкала Мария.

В ресторане всегда было достаточно вкусной и разнообразной еды. Во время ужина наш теплоход отчалил от места стоянки и поплыл, увозя нас в неведомые дали…

После ужина мы долго сидели на верхней палубе, слушая вечерний намаз, смотря на вечерние огни проплывающих мимо городов. Любовались новым рисунком африканского неба. Сколько удивительных и трагичных историй связано с Нилом! Кого только не видели эти берега! Неужели и мы с Машей тут?

Город Эсна

Записки о Египте и не только

Проплываем города

Завтрак на пароходе с 6.30 до 7.30. В восемь мы уже в фойе, в полной боевой готовности: фотоаппарат, панамки на голове, бриджи, свободные футболки с рукавами, бутылка с водой, легкая удобная обувь. Утром, пораньше, пока солнце еще незлое, отправляемся в храм богу Хнум, который находится в городе Эсна. Это замечательный храм эпохи последних Птолемеев. До него едем на бричке, запряженной лошадкой. В Эсне есть только брички и автобусы с туристами. Бричка — это такси по городу. Ослики выполняют все остальные функции.

Затем обед на корабле и отплываем в другой город. Хватаем купальники — и на верхнюю палубу, купаться, фотографироваться, созерцать. К вечеру прибыли в Эдфу. Здесь находится храм, лучше всего сохранившийся в Египте, он посвящен Гору Соколу. Воздвигнут в 327 году до рождества Христова Птолемеем третьим. В этом храме сохранилось все, кроме дверей и замков в комнате с драгоценностями. Тут святилище и жилища жрецов, комната сухих даров, комната жидких даров, малый и большой гипостильные залы, где все стены расписаны сценами жертвоприношений.

В аптеке все стены в рецептах. Есть даже изображение роженицы в воде! Рисунки с изображением изготовления древних лекарств. Всего не рассказать — лучше разок побывать. Этот храм реально переносит тебя в далекое прошлое. После его посещения какое-то удивительное состояние, вроде ты, на машине времени, побывал в другом времени, реально к нему прикоснулся. Никогда раньше такого со мной не было.

Вечером, после ужина, сидели на верхней палубе, обменивались пережитыми впечатлениями. Видели рисовые поля, купающихся мальчишек. Около полуночи прошли шлюзы.

Утром приплыли в Ком-Омбо. Рядом с этим городом находится храм с необычной структурой: одна часть его посвящена Гору-Солнцу, другая богу-крокодилу, Собеку. Тут, при входе в храм, мы увидели много каменных гробов. Эти гробы предназначались для крокодилов, так как считалось, что если их не убивать и с почестями хоронить, то крокодилы защитят от всех зол и принесут счастье. Но от разрушений наполеоновской армии не спасли даже крокодилы!

Доселе много веков стоящий красавец-храм сильно пострадал от просвещенной Европы. Чего Наполеон забыл тут, на Ниле, среди цветов лотоса и листьев папируса? Что хотел он доказать, когда расстреливал из пушки лик знаменитого Сфинкса? Хотелось пограбить… После Французской революции, когда кровь лилась рекой в самой Франции, захотелось утвердиться и нажиться, грабя весь мир. Маленького роста, большой полководец — Наполеон был наслышан о сокровищах древнего Египта. Англичане уже не одно столетие грабили, где только возможно. Вот две армии и сцепились в Египте.

Когда я слышу сегодня, как украинский так называемый политикум восхищается многовековым английским парламентаризмом, мне становиться противно! Ведь именно лорды и пэры создали такое законодательство, при котором все наследство после смерти родителей достается одному, старшему, сыну. Остальные отпрыски благородных фамилий вынуждены утверждаться и богатеть за пределами королевства. Вот они и грабили весь мир. Чем больше награбишь — тем больше почестей и наград от королевы! Не зря знаменитый Каирский музей выглядит бедным родственником по сравнению с Лондонским. А сколько всего осталось у англичан, кроме музеев? Но разве только цвет английской нации занимался грабежами? Вспомните знаменитых пиратов. Конечно, наши, парламентарии-незалежники, завидуют английскому парламентаризму, ведь они могут грабить только собственный народ!

Вечером, наблюдая за проплывающими зелеными берегами Нила, я замечталась: представляла, как в древности по Нилу перевозили каменные глыбы для строительства пирамид, храмов. Вдруг слышу внизу за бортом крики! Все находящиеся на теплоходе туристы, с выпученными от изумления глазами наблюдали картинку из современной египетской жизни: на полном ходу, изо всех сил гребя деревянными обломками доски, трое мужчин на утлой лодочке бросились наперерез нашему теплоходу! Рулевой на корабле попытался плавно отвернуть. Да куда там! Один из нападавших размахивал веревкой с петлей на конце, двое других лихорадочно гребли огрызками досок.

Лодка дважды сильно ударилась о борт теплохода. Со второй попытки им удалось зацепиться за корабль. «О, мама, да это пираты! — воскликнула Машка. Прохвосты в лодке весело переговаривались. Довольные, они нам что-то кричали, подняв рыбу над головой. Наверное, предлагали для продажи. Мы снова побежали на нос корабля. А там помощник капитана трясущимися руками разворачивал молельный коврик для внеочередного намаза. Он встал на колени и начал молится. Так какое-то время мы и плыли вместе вверх по течению реки.

Ночью наша «Нильская история» пришвартовалась в Асуане. Асуан — древний Сиене, находится на правом берегу Нила. Здесь завершается долина Нила со своим мягким пейзажем. Здесь заканчивается Египет и начинается Нубия. Вместо обработанной земли по берегам Нила, сразу за плотиной — песок пустыни и неподвижные воды огромного озера Насер. До плотины на Ниле встречаются скалы, пороги, водовороты. В Асуане лотос не растет, ему тут жарко, а растет повсюду папирус.

Нубия — в переводе значит «золото». За это место всегда возникали споры и раздоры. Она — единственная «дверь», соединяющая черную Африку с морем. Нубия давала фараонам золото, редкое дерево, слоновую кость, самые ароматные специи, самое красивое страусовое перо. Из нубийских карьеров поставлялся гранит и сиенит. Эти камни использовались при сооружении обелисков, колоссов, храмов. Заброшенные ныне карьеры были настолько богаты, что их продолжали использовать и в римскую эпоху!

Абу-Симбэл, дом фараона

Записки о Египте и не только

По Нубии, на юг

Экскурсия в Абу-Симбэл не была запланирована заранее, но отказаться проникнуть в самое сердце Нубии было выше моих сил. Итак, в три часа ночи мы отправились к последнему городу Египта на юге страны, на границу с Суданом, в город Абу Симбэл. Это более трехсот километров на юг от Асуана. Ехали под конвоем: караван автобусов с туристами и военная охрана. Абу-Симбэл — это не только один из самых прекрасных и больших нубийских храмов. Он — самый необычный и величественный. Это символ уникальной гигантской работы по спасению нубийских храмов, которым угрожало озеро Насер.

Храм Рамсеса II Великого был возвращен из небытия только в 1813 году! Когда швейцарец, Иоганн Буркхардт, случайно увидел торчавшую из песка, как мираж, верхушку одного из четырех каменных гигантов. А 1 августа 1817 года итальянец, Джованни Бельцони, расчистил от песка верхнюю часть и обнаружил вход внутрь. Скальный храм Абу-Симбэл — это архитектурный канон внутреннего святилища — храма. Он единственный и неповторимый.

Два раза в год, на рассвете во время равноденствия, свет пронизывает весь объем храма и заливает своими лучами три статуи: Амона, Хармакиса и Фараона; примерно через 20 минут луч исчезает. Примечательно, что статуя Птаха никогда не освещается солнцем. Потому, что Птах — бог тьмы. Древние точно все рассчитали.

Рядом с храмом Рамсеса Второго, налево, находится храм великой царской супруги, Нефертари-мери-эн-мут, что означает «любимая царицей Мут». Этот храм невелик, но идеален в пропорциях; сделан из тонкого белого и твердого камня.

Абу-Симбэл — это самая красивая и грандиозная в истории Египта постройка самого великого фараона. Не приехав сюда, мы бы многое потеряли.

По возвращении мы пообедали и через два часа отправились на экскурсию в каменоломни и на плотины. А вечером, после ужина, в последний вечер пребывания в круизе — прощальная вечеринка с элементами национальных костюмов Египта, анимацией и танцами. Многие туристы взяли напрокат национальные костюмы, которые были в магазинчике на теплоходе. В восемь вечера почти все собрались в баре.

Маруся на пароходе

Записки о Египте и не только

Развлечения на пароходе

Первым был конкурс на реакцию: очень похож на наш, советский, со стульями. Стульев всегда на один меньше, чем участников. Тут вместо стульев были маленькие десертные ложки на полу. Все дружно танцуют, пока звучит музыка, а потом — кто схватил ложку, а кто не успел… Я выбыла из конкурса где-то в середине: коварный кубинец схватил не только себе ложечку, но и своей маме-Кубе, мгновенно передав ей! Машка вылетела ближе к финалу. Никто из иностранцев в финал не попал. Были только наши: жена депутата, киевлянка Лариса и Ирина, старшая из «ментов», томичанка.

Надо вам сказать, что финал ожидался захватывающий: цепкость у обеих дам была бульдожья! Но я сразу подумала, что Лариска все-таки хитрее. Гид Мехмед по кличке Фараон, изменил правила игры: он завязал финалисткам глаза, поставил их на четвереньки и началось… Все присутствующие вскочили со своих кресел, чтобы лучше видеть. Две ползающие фигуры в полумраке гоняли звенящую ложечку по блестящему мраморному танцполу. Они сталкивались лбами и попами, размашисто вытирая руками и ногами пол. Я так кричала: «Давай, Киев!», что болеющий за супругу муж-депутат даже проникся ко мне уважением. И победила Лариса!

Потом заиграла восточная арабская музыка. И Наташа, дочь дошедшей до финала матери из Томска, пошла танцевать, а вернее сказать, колдовать. Немки тоже что-то там пытались изобразить, но до нашей Натали из Томска им было очень далеко. Финалистка-мать Ирина с гордостью констатировала: дочь пять лет занимается танцем живота в России! Я давно любовалась красивыми формами Наташи, но главное, это ее глаза ! Огромные, как два зеленых омута, с длинными, черно-бархатными, изогнутыми ресницами, Это «приговор» многим особям мужского пола.

И тут же покоренный Наташиными прелестями капитан «Нильской истории» не выдержал: он, весь в белом, сверкая кителем и лампасами, схватил уже известную нам палочку и пустился в пляс рядом с нею! В конце танца капитан преклонил перед ней колени, а дева гордо проплыла мимо, к своему столику. Радости завороженной публики не было предела!

Дальше заиграли веселые латиноамериканские ритмы, и все пустились, кто во что горазд! Итальянцы больше танцевали руками, чем ногами. Японцы тоже отплясывали будь здоров! Но больше они снимали на видео. Пара: мать и сын, с Кубы — тут были на коне. Они лихо отплясывали свое, родное. Немцы танцевали очень хорошо. У них танцы — обязательный предмет средней школы. Поэтому они отлично повторяли по много раз одни и те же движения. У немцев не было фантазии.

«Пора», — сказала Маня и вступила в соревнование, я за ней! Что именно мы с ней плясали, не помню. Только вижу, что я и Маруся остались на танцполе вдвоем, а все вокруг стояли и хлопали в такт музыки. Видимо, сказалось мое далекое балетное прошлое. Когда мы возвращались в номер, все нас благодарили и провожали восторженными взглядами. Не скрою, было приятно.

А утром, в ресторане, вся команда «Нильской истории» построилась и преподнесла нашей группе огромный торт — подарок победителям вчерашней вечеринки. Надо вам сказать, что качество торта соответствовало его величине. Маша еле оторвала меня от него, заявив: «Мама, если будешь так уничтожать эту вкуснятину — лодка на экскурсии перевернется! И ты на остров не попадешь!» Пришлось закрыть рот и не делать больше хватательных движений.

Нубийцы с туристами

Записки о Египте и не только

Асуан. Нубийская деревня

Утром наша группа села в маленькую, украшенную цветами, лодочку и отправилась вдоль Асуана, по Нилу, осматривать окрестности. В Асуане Нил имеет сильное течение, есть пороги, водовороты. Я уже писала об этом. Много разных птиц. Фараон-гид завез нас в образцово-показательную нубийскую деревню. Тут все дома раскрашены в яркие, сине-голубые и желтые цвета, есть даже крыши из соломы. Посетили школу, нам преподали урок арабской грамоты. Хорошая школа, со спортивной площадкой, есть также детская площадка с горками и качелями, подобие детского сада. Но везде пусто! Деревня от мала до стара живет за счет туристов. Как только причаливает очередная лодка, ее встречает толпа сельчан. Хорошо, если есть какие-нибудь игрушки, бусы или другие поделки: тогда обмен совершается. Но чаще просто звучит: «Мадам, эвро!»

Оглянувшись, я увидела маленькую девочку. Дюймовочка, пронеслось в голове. Но эта «дюймовочка» оказалась чемпионкой по приставучести! Кроха в ответ на мое предложение дать ей доллар, требует «эвро»! Какая продвинутая, однако, нубийская крошка! Крошка не отстает, хватает меня за руки и дергает за юбку. Маша ворчит: «Говорила тебе, надевай брюки, ей бы не за что тебя было хватать!» Кроха продолжала тащиться за мной с назойливым нахальством чуть ли не по всей деревне!

Больше всего мне понравились в этой деревне верблюды. Их тут, как такси в городе, на каждом углу. Есть даже место стоянки, где верблюды послушно сидят в рядок. У верблюдов полно работы: они в две смены катают туристов вдоль Нила. Тут мы с Марусей впервые попробовали кальян, посмотрели на ферму с крокодилами, сфотографировались с детьми крокодилов, попили чай каркаде.

Затем на лодке отправились на остров Китченер, где более века назад один англичанин отселил всех аборигенов с острова и разбил тут ботанический сад, превратив остров в райский уголок. Погуляв по острову, отправляемся на соседний островок, чтобы покупаться. Здесь одно из немногих мест, где можно купаться — вода чистая и очень мягкая, хотя далеко лучше не плавать, так как течение сильное. Окунувшись в воды Нила, мы повеселели. Возвращаясь на корабль, проплывали мимо внушительного мавзолея Ага-Хана. Он построен из розового песчаника. Ага-Хан Мухаммед Шах — духовный глава мусульман-исмаилитов, умерший в 1957 году.

Назад, в Хургаду

Перед обедом заранее выставили свой багаж из номеров, чтобы его погрузили в микроавтобус. Пока обедали, наши вещи уже перенесли на крышу багажника, перевязав веревкой. Маша попросила Фараона отвязать ее сумку, сославшись на ценные хрупкие вещи в ней. Но гид убедил ее в надежности погрузки. Заняв места в автобусе, мы мирно отправились в обратный путь: сначала до Луксора, а затем в Хургаду.

Сидим себе мирно, созерцаем окрестности Нила. Почти весь путь идет вдоль Нила. За окном проплывают египетские поля, города… Вдруг, слышим странный звук. Посмотрели в окно — и увидели обрывки веревки, которая должна держать наши чемоданы и сумки. Оглянувшись, мы увидели на дороге, метрах в пятидесяти, сиротливо лежащую Марусину сумку! «Говорила Фараону, отдай сумку в салон! Нет!» — возмутилась Мария.

Перепуганные водитель и наш гид, Мехмед, стали сдавать автобус назад. Движение на дороге довольно интенсивное, но автобус быстро сманеврировал, и сумка оказалась у владелицы, а оставшиеся чемоданы на крыше вновь перевязаны. К счастью, самая главная ценность в Машиной сумке — фотоаппарат с видеокамерой — чудом остался цел! Все успокоились и повеселели. А вот и Луксор! Тут пришла пора расставаться всей группе. Дальше мы все разъедемся. Прощальные шутки, слова, грустные взгляды и даже объятия. Оказалось, что мы подружились! Ничто так не сплачивает, как путешествие в прошлое. В прямом и в переносном смысле.

В Луксоре снова пересели в большой автобус, и нас с Машей все с удивлением рассматривали: откуда мы с чемоданами приблудились? Рядом, напротив, сидели муж и жена. Узнали, что их группа приезжала в Луксор на один день. Уставшие, но довольные увиденным, они поделились своими впечатлениями. Затем стали расспрашивать нас о круизе. Мы с Марией тоже много им о чем рассказали. Вдруг всех присутствующих в автобусе гид угостил вкусным мороженым. «Это подарок от фирмы !» — гордо провозгласил он. Все притихли, а вскоре, съев мороженое, почти все сладко спали. В качестве снотворного был показан трехчасовой фильм на русском языке о новых открытиях в Египте. За окнами египетские древности — и в автобусе то же самое!

Затемно возвратились в Хургаду. Поужинали, помылись, закрыли окна, двери. Включили кондиционер и, едва коснувшись подушек, провалились в сон. Какое счастье — в эту ночь нас никто не грыз! Следующий день был свободным. Его мы полностью провели не выходя с территории отеля. Много купались, ходили в ресторан, пытались уничтожить невкусные салаты, вечером встретились со «старыми приятелями».

Оказалось, одна из молоденьких киевлянок серьезно отравилась в нашем отеле и ее на «скорой» отвезли в больницу. Так вот что значат все расспросы о самочувствии?! Разговорившись, мы узнали, что расстройством желудка страдают за время пребывания здесь чуть ли не все туристы! После обмена такими новостями аппетит пропал напрочь.

Во время вечерней анимации я наблюдала, как проверяющий чиновник — толстый пузатый араб в строгом черном костюме при галстуке жадно уплетает куски мяса. «И не отравится, и не подавится!» — выпалила Машка.

Красное море

Записки о Египте и не только

На островах

На следующее утро, после осторожного завтрака, мы отправились на искусственные острова Эль Гунна. Подъехали к причалу с яхтами на автобусе. Пересели на белоснежную яхту и поплыли. Первый час любовались морем, кормили чаек, рассматривали десятки отелей, расположенных на побережье близ Хургады. Постепенно наша яхта удалилась от берега и остановилась, чтобы наловить на обед рыбы. Для рыбалки на судне были заготовлены всем, а нас было около пятидесяти человек, удочки. Удочка — это леска с крючком на конце. Надо вам сказать, что никогда в жизни я раньше рыбу не ловила. И держала сие приспособление рыбака впервые в жизни, больше из любопытства.

Наживка — кальмар. Насадив на крючок маленький кусочек кальмара, закинула леску подальше, замерла. Жду. Слышу радостный крик на противоположном борту. Все сбежались посмотреть на первую рыбку. Ее поймал араб-аниматор, который тоже был на яхте. Он поймал красивую, радужную рыбку: неядовитую, годную к употреблению в пищу! Вернулась на место, а Маша уже приготовила фотоаппарат. Но не тут-то было! Раз десять я закидывала свою удочку. Нет клева! Повесив нос, упорно продолжаю стоять, тупо впившись взглядом в море.

И тут ко мне подошел капитан яхты. Он с улыбкой взял мою леску, вытащил ее из воды и как следует насадил останки кальмара, накрутив их вокруг крючка. Забросил в море, отдал мне. И тут произошло чудо: мою леску буквально через минуту кто-то стал настойчиво дергать! «Ой, Маша, кажется, у меня кто-то клюет», — неуверенно говорю я. «Подсекай!» — твердо сказала дочь. А как подсекать? «Дергай и сматывай быстрее!» — строго приказала Мария. Дергаю и сматываю леску. Через мгновение на крючке моей лески трепыхалась рыбка!

Маруся запечатлела это счастливое мгновение. Все снова сбежались посмотреть на мой улов. Съедобна! Несу в общее ведро и вижу наших знакомых по поездке, из Луксора. Муж и жена воскликнули разом: «А! Это ваша сумка вылетела из автобуса? Вы уже и тут?» Смех, радостные рукопожатия…

Но рыбалка продолжается: что такое две рыбешки на пятьдесят человек!? Гид сказал, что пока не наловим ведро рыбы, не тронемся с места! И тут меня охватил самый настоящий рыбацкий азарт! Я старательно насадила на крючок следующий кусочек несчастного кальмара и замерла, страстно желая поймать большую рыбу. Шло время, вокруг раздавались снова и снова радостные крики — это ловилась все новая рыба. Машка носилась по всей яхте: смотреть и фотографировать улов. А я, как наседка, не трогалась с места.

И — вдруг опять! Леска сильно натянулась, тяну — не могу вытянуть! Ого, думаю, да это тяжелая крупная рыба! Весело и быстро перебираю руками, сматываю леску и… Над поверхностью воды появляется коралл! Я его сломала! Розовый красавец оказался у меня в руках. На радость всей остальной публике, коралл стал главным фотогероем. Каждая представительница прекрасного пола сфотографировалась с ним.

На обед рыбу наловили быстро, в течение часа, и поплыли дальше. Совсем скоро появились светло-желтые острова — это знаменитая Эль Гунна, каприз богатого человека. Известна она тем, что после посещения Венеции один арабский шейх захотел создать чудо: в море, на мелководье, насыпать острова, соединить их мостиками и каналами. Построить на островах отели, виллы, завезти растения, высадить пальмы. Дело в том, что все пальмы в Египте растут только рядом с Нилом. В любое другое место, в том числе и на знаменитые египетские курорты, за сотни километров, пальмы везут с Нила, бережно связав и обернув листья, корни дерева.

Высадив, первые полгода листья не разворачивают, чтобы дереву было не так жарко, и оно легче прижилось в пустыне. Не факт, что растение, доставленное с большим трудом, приживется. Но терпение и труд делают свое дело. Не только строительство, но, даже в большей степени, озеленение — важнейший показатель любого курорта! Конечно, пока зашумят пальмовые рощи, пройдет много лет. Но африканцы понимают: какая бы золотая вилла ни была, без цветов, газонов, сквера и фонтанов, она — мертвая зона.

Оставляем на рейде яхту, пересаживаемся в три лодочки, похожие на гондолы. Плывем к островам. А вот и перевязанная пальма! Рядом с прижившимися большими красавицами — перевязанные деревца поменьше. Здесь находятся виллы мировых знаменитостей. Из многих фамилий я запомнила футболиста Девида Бэкхема и Андрея Макаревича. Тут мало людей, простор, тишина, покой. Изящные мостики соединяют острова. Под мостиками курсируют лодочки. Релакс, да и только!

Причалили к одному из островов, посетили аквариум, поглазели на разных морских чудищ. Так вот у кого знаменитые модельеры взяли идею застежки-липучки, для обуви и одежды! У рыбы-«прилипалы»! У нее на голове приделана богом самая настоящая липучка. В природе все давно придумано, только смотри и не порти!

Присели в кафе, на берегу: пили воду, напитки, любовались лазоревым морем. В этом месте мне показалось, что море занимает больше пространства, чем небо! От этого я все время крутила головой, ерзая на стуле, почти на 360 градусов: это от необъятного морского пространства наступает какая-то легкость, внутренняя свобода и умиротворение.

Вернулись на яхту. Поехали на большой коралловый риф купаться. Ажиотаж с ластами и масками начался еще до прибытия на риф. Зачем так суетиться? Всем всего хватило и даже осталось. Все желающие с усердием надевали маски, ласты и оранжевые жилеты. Они оживленно переговаривались, радостно предвкушая купание на большом рифе. Некоторые особи мужского пола «взбрыкивали» на палубе от нетерпения, топчась на месте в ластах.

Когда почти все желающие оказались за бортом, Мария воскликнула: «Мама, смотри, «Титаник!» Я прыгнуть еще не успела и глянула вниз: обилие барахтающихся человеческих тел в оранжевых жилетах действительно напоминало кадры из фильма про «Титаник». Все, кто были на яхте, рассмеялись, а потом присоединились к общей массе за бортом.

Получив удовольствие от рифа и увиденных на нем обитателей, мы вернулись на яхту. Скажу честно: без маски я, несчастная, кроме кучи дергающихся конечностей и других частей тел человеческих, не видела ничего. Зато аппетит проснулся зверский! После съеденного обеда, кажется, не осталось даже рыбьих костей! При уничтожении пищи на судне стояла гробовая тишина. А потом капитан включил музыку, и мы поехали назад, в Хургаду. На Красное море насмотреться невозможно! День пролетел очень быстро. Завтра пора возвращать домой.

Долетели, слава богу, без приключений, если не считать бесконечные походы в два несчастных туалета на борту самолета буквально всех пассажиров, по нескольку раз! Я сидела в самом последнем ряду и могу заверить вас, дорогие мои читатели, что туалеты работали с предельной нагрузкой вплоть до команды: «Пристегнуть ремни. Идем на посадку». Меня такое поведение пассажиров, следовавших из Египта с некоторых пор не удивляло, потому что и я в последний день присоединилась к пострадавшим от египетской стряпни. Хорошо, что лекарств в любую поездку набираю на все возможные случаи жизни.

Окончание см. здесь

 

 

Фото автора

 

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Звездит Европа: игра на перегибах

.

«Кремль — святое место!»

Ольга ФОМИНА

«Кирдык» подкрался незаметно

Алексей НЕЖИВОЙ