Крымское Эхо
Новороссия

Закон войне не писан

Закон войне не писан

На прошлой неделе, 16 сентября, исполнилось три года, как Верховная Рада бывшей Украины приняла закон «Об особом порядке местного самоуправления в отдельных районах Донецкой и Луганской областей». Срок действия этого закона рассчитали на три года.

Правда, в действие закон, принятый как будто для того, чтобы прекратилась развязанная против Донбасса война, вступил в действие с 18 октября 2014 года. Значит, до момента, когда означенный законодательный акт станет архивной принадлежностью, осталось меньше месяца.

Между тем, прошедшие три года, а теперь и даты, указывающие на окончание протаскивавшегося с осени 2014 года способа остановить боевые действия, на фронтовую обстановку если и повлияли, то только в том смысле, что закрепили состояние позиционной войны.

Собственно, со стороны киевской власти, которая три года назад отчасти под воздействием внешних обстоятельств, а отчасти из-за присущего ей обыкновения все ставить с ног на голову закон о некотором статусе неподконтрольных ей территорий все-таки приняла, никакого «протаскивания» закона в сторону его исполнения не было.

Киеву было выгодно раньше так же, как выгодно и сейчас, чтобы воз оставался на месте. При этом виноватыми в том, что дело заглохло еще до того, как его попробовали завести, киевская власть назначает других, но никак не себя.

И вот — результат этого глухого начинания, у которого за три года ни разу не просматривалось планировавшегося кем-то конца. Типичная боевая сводка из Донбасса за 18 сентября:

«Донецкий аэропорт — поселок Спартак — Ясиноватский блок-пост: идет бой, стороны взаимно обмениваются из стрелкового оружия, минометов и бронетехники.

Поселок Трудовские, Петровский (западный) район Донецка: стрелковое оружие, изредка минометы.

Поселок Зайцево, север Горловки: без изменений, бьют минометы, калибр 120 миллиметров.

На юге страдают Саханка и Коминтерново. Так же — прилеты 120-миллиметровых мин.

В Луганской Народной Республике обстрелам подвергаются позиции народной милиции в районе поселков Калиново, Лозовое, имени Фрунзе, а также сел Желобок, Пришиб, Смелое. Везде работают минометы калибра 120 миллиметров и автоматические гранатометы.

По всему фронту активизировались беспилотные летательные аппараты (БПЛА) украинских оккупантов».

И снова, официальная сводка из Донецка, за 18 сентября:

«В результате обстрела на территории Петровского района, на улице Томской, в 18 часов 45 минут ранения получил мужчина 1952 года рождения. У пострадавшего множественные осколочные ранения правой стороны лица, грудной клетки, брюшной полости, паховой области. Раненому назначено стационарное лечение в стоматологическом отделении городской больницы № 14».

Это уже четвертое ранение представителей гражданского населения Донецка за четверо суток.

Еще 15 сентября, также в Петровском районе осколочное ранение в левый глаз получила женщина 1953 года рождения.

На следующий день, 16 сентября, осколки мины ранили в живот жителя Кировского района, родившегося в 1995 году.

Петровский район обстреливался также 17 сентября, и там осколками ранило пожилого человека, у которого год рождения совпадет с датой начала прошлой войны. Раненый родился в 1941 году.

В большой политике все это время стрельбу, доносящуюся с Донбасса, слушают — только одни не знают, что с ней делать, а другие делать ничего не хотят, так как продолжение войны в том или ином виде им выгодно.

Сведения с полей 72-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН, открывшейся 19 сентября, стали поступать еще до того, как мероприятие началось.

С министром иностранных дел Российской Федерации Сергеем Лавровым 18 сентября, сразу после его приземления в Нью-Йорке вдруг срочно захотел встретиться государственный секретарь США Рекс Тиллерсон.

Встреча состоялась в представительстве Российской Федерации при ООН. Причем, на Сергее Лаврове была его дорожная одежда: водолазка и куртка с изображением танка. Переодеться по протоколу у главы внешнеполитического ведомства России просто не было времени.

Любопытно, что похожий случай в истории отечественной дипломатии уже был. В начале октября 1938 года, через два дня после заключения Англией, Францией и Италией соглашения в Мюнхене, по пути на очередную сессию Лиги наций в Париж прибыл народный комиссар иностранных дел Советского Союза Максим Литвинов. Утром 2 октября, едва советский нарком сошел с поезда на перрон вокзала, оказалось, что с ним горит желанием говорить французский министр иностранных дел Жорж Бонне.

«Несмотря на ранний утренний час приезда в Париж, — сообщал об этом Литвинов, — я был встречен на вокзале секретарем Бонне, который передал мне приглашение посетить министра. Под предлогом, что мои вещи отправлены и я в дорожном костюме, я от визита оказался. Я не хотел создавать впечатления, будто взволнован происшедшим и спешу получить от французов какие-либо заверения. Бонне, однако, явился ко мне в полпредство».

В случае экспромтной встречи, хотя скорей всего, что экспромт был продуман и запланирован раньше, американцы продолжают гнуть свою линию. Сначала доводят ситуацию (в данном случае, в отношениях с Россией) до критической черты, а потом передают противоположной стороне предложение, от которого трудно отказаться, иначе будешь выглядеть тем, кто не хочет смягчения напряженности и уклоняется от попыток что-нибудь для этого сделать.

Впрочем, не запланированное загодя рандеву Лаврова и Тиллерсона чего-то осязаемого не принесло. Хотя для американской стороны сам такой ход был важнее того, будет ли него толк или нет.

Смысл таких затей в том, что, поиграв в разрядку напряженности и изобразив себя приверженцами мирного урегулирования любых споров, американцы под прикрытием этого ни в чем не отступают от преследования только своих целей.

Со своей выходкой, находясь уже в Нью-Йорке, после того, как он посетил военную академию в Вест-Пойнте, также 18 сентября, вылез и Петр Порошенко. Через социальные сети президент бывшей Украины объявил, что конгресс США одобрил предоставить киевской власти в 2018 году военной помощи на 500 миллионов долларов и плюс к этому приступить к поставкам «летального» оружия.

 Хотя, как выяснилось в тот же день, речь в постановлении американского конгресса идет не о 500 миллионах, а, всего лишь о 150 миллионах, из которых киевская власть реально может получить пока только 75 миллионов долларов. И поставлять американцы обещают, о чем сообщил сам Порошенко, большей частью не то, из чего стреляют, а средства радиолокационной защиты земной и водной поверхности, военно-морские противоминные средства.

К «стреляющей» поддержке украинской армии, обещанной конгрессом Соединенных Штатов, можно, видимо, отнести средства противовоздушной обороны и мелкие военные корабли прибрежного действия и береговой охраны.

Этого, даже если оно будет поставлено, не хватит для чего-нибудь масштабного, вроде крупного наступления на ДНР и ЛНР. Но, например, для такого дела, как обеспечение деятельности американского боевого центра в Очакове, да и вообще, военного присутствия США на всем северном побережье Черного моря, эти средства сгодятся.

Американцы пока сами не определились, что можно извлечь из конфликта на Донбассе. Потому и процесс поставок киевской власти летального оружия, хоть и сдвинулся с мертвой точки, но будет тянуться медленно.

По-своему так выгодно и киевской власти. Поднимать свое войско в открытую атаку на Донбасс — этого киевские политики, хотя публично говорят прямо противоположное, на самом деле боятся и все разом, и каждый в отдельности.

А когда на Донбассе идет позиционная стрельба, то риска от этого мало, зато шуму можно поднимать много. Что, мол, «агрессоры» не унимаются, и потому пусть весь свободный мир во главе с Америкой спешит на выручку. Главное, чтобы, «летального» оружия присылали скорее и больше. Но при этом — чтобы не сильно толкали в спину, требуя штурмовать Донецк и Луганск немедленно и во весь рост.

Словом, лукавый «клиент» хочет вытянуть из своего хозяина как можно больше, сохранив за собой свободу исполнять собственные капризы.

В свою очередь, для американцев такая посылка не больно дорого стоит, да и время также позволяет тянуть. А что дальше, будет видно потом.

Известный американский политолог Дмитрий Саймс, послушав недавно некоторых представителей администрации президента Трампа, рассказал такое: «Подход администрации США к конфликту на Донбассе только формируется. Это вопрос людей, занимающих должности среднего уровня. Но решать, предпринимать ли на Донбассе что-то более существенное, будут государственный секретарь, министр обороны, помощник президента по национальной безопасности и сам президент».

Сколько еще времени администрация Трампа будет формировать свой подход к Донбассу, этого, по всей видимости, не знает и она сама.

Однако сходство между вполне сформировавшимся подходом к Донбассу прежней администрации президента Обамы и только еще формирующимся подходом «администрации генералов» Трампа в том, что ни одно, ни другое не препятствовало наносить ранения жителям Донбасса в голову, в грудь, живот, а также в другие жизненно важные места.

Разговоры о введении на Донбасс миротворцев после выступлений Петра Порошенко, сначала на Совете Безопасности ООН, а потом в зале заседаний Генеральной Ассамблеи Объединенных Наций, можно считать отодвинутыми.

Свое отношение к миротворческим инициативам России Петр Порошенко еще раз продемонстрировал в тот же день, и даже не один, а вместе с вице-президентом США Майклом Пенсом. Два деятеля не стали слушать выступление Сергея Лаврова на заседании Совбеза ООН, посвященного как раз проведению миротворческих операций, и вышли из зала.

Но к теме, так или иначе, вернутся. Во-первых, потому, что, как заявил Сергей Лавров, проект российской резолюции о сопровождении «голубыми касками» миссии ОБСЕ на Донбассе остается в силе, и будет представлен на обсуждение сессии Генеральной Ассамблеи. А, во-вторых, по той причине, что в Москву уже в октябре собирается пожаловать специальный представитель администрации Трампа по бывшей Украине Курт Волкер.

Ничего другого на киевском направлении Москва предпринимать пока не будет.

В Москве сейчас могут рассуждать и так: зачем нам лишние хлопоты, когда их киевской власти без всякого нашего участия создает засланный гастролер Саакашвили. Пусть у киевской власти на восточном и северном фронтах остается без особых перемен, зато неприятные для нее сюрпризы возникают на западе.

Вероятность того, что саакашвилевский мятеж может привести к установлению на бывшей Украине еще более враждебного к России режима — вопрос уже другой. Главное, снова появляется тактическая пауза.

Пауза может продлиться до 17 октября — до того, как Саакашвили будет собирать массовку для своего широкого выступления в Киеве (так, им, во всяком случае, обещано), а там, глядишь, из-за того, что киевская власть по уши увязнет во внутренних проблемах, удастся выждать еще три-четыре недели. Для тактического расчета вполне сгодится. А другого пока и не надо.

Только все эти переговоры, паузы и выжидания войне, вяло текущей на Донбассе, не препятствуют, а, наоборот, способствуют. Ничего иного три последних года не доказали.

За сутки 20 сентября украинские войска по территории, подконтрольной ДНР, огонь открывали 34 раза. Под обстрелами оказались 34 населенных пункта. В том числе поселки, расположенные на окраинах Донецка и Горловки. Типичная картина не меняется.

Вполне можно предположить, что сводки боевых действий останутся такими же и после 18 октября, когда киевская власть даже формально закон «Об особом порядке местного самоуправления в отдельных районах Донецкой и Луганской областей» сдаст в утиль. Без этого закона потеряют предмет своего существования и Минские соглашения.

Правда, все сделают вид, будто ничего не происходит, и все идет так, как и прежде.

Министр иностранных дел Российской Федерации и госсекретарь США на еще одной своей встрече, состоявшейся 20 сентября, вновь сошлось на том, что урегулировать конфликт на Донбассе можно только на основе Минских договоренностей.

Значит, закон, который войне не писан, по умолчанию будут считать действующим, его оставят как бы «для мебели». Но, что же тут странного, если в таком состоянии давно уже пребывают и сам Минский процесс, а с ним и Нормандский формат, и все остальные переговоры, касающиеся Донбасса. И вопреки известной поговорке, в этом публичном доме никто не торопится менять ни проституток, ни хотя бы мебель.

В 1918 году военный врач и тогда еще только начинающий немецкий драматург Фридрих Вольф написал пьесу «Магомет». В ней основатель исламской веры изображен мятежником и бунтарем, поднявшим народ на восстание против старого мира лживых и лицемерных богов. Магомет предводительствует и над шайкой разбойников, но от того сам не становится кровожадным бандитом. Пророк, наоборот, предотвращает вооруженное столкновение разбойничьей ватаги с караваном, перевозящим через пустыню дорогостоящие товары. А на недоуменный вопрос хозяина дорогих вещей, верблюдов и людей, почему он сам не захотел поживиться и не позволил это сделать другим, Магомет отвечает: «Одна-единственная капля крови из левой руки моего раба дороже мне, чем все сокровища твоего каравана».

Ситуация с Донбассом другая. Здесь кровь людей льется из рук, сердец и голов потому, что хозяева московского и других караванов уже четвертый год торгуются с разбойниками, для которых не писаны никакие пророчества и законы.

г.Донецк

фото — Комсомольская правда

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Два символа одного дела

Игорь СЫЧЁВ

Команды «Отбой!» нет

Игорь СЫЧЁВ

Идеализм и революция

Игорь СЫЧЁВ