Крымское Эхо
Архив

Закон – отговорка для слабых

Закон – отговорка для слабых

«Что делать, что делать? — плачущим тоном допытывается у стоящих в очереди для сдачи налоговой отчетности предпринимателей хозяйка тренажерного центра. – Хоть закрывайся. Из посетителей только те, кто ходит в зал со дня открытия. Молодежи почти нет». «Да она под окнами у вас пивасиком наливается и ширяется», — реагирует коллега по предпринимательскому цеху. В чем-то он прав: тренажерный центр находится в крупном спальном районе Керчи в плотном окружении супермаркетов и круглосуточных распивочных. Хотя изначально место выбиралось для него с грамотным расчетом: соседство школ и профессионального училища вселяло во владельцев надежду, что массовость будет на надлежащем уровне. 

Но быстро выяснилось, выдюжить тренажерному залу в соперничестве с барами, кафе, забегаловками и … аптечными пунктами сложновато. На их стороне оказались численный перевес и пагубные пристрастия молодежи, законченный образ которой трудно сложить без сигареты в зубах и бутылки пива или какой-нибудь слабоалкогольной бурды в руках.

Когда видишь в магазинах красочные наклейки «Я не продаю сигареты детям до 18 лет», так и подмывает поговорить с этой бумаженцией, как персонаж «Наша Russia» с телевизором. Ну и не продавайте. Блоки сигарет оптом закуплены божьими одуванчиками со стихийных рынков, которые продают их внучатам россыпью. У многих школьников, среди которых предостаточно вовсе мальцов, дорога в школу проходит через такие базарчики, где на деньги, сунутые предусмотрительной мамой на пирожок, они разживаются парочкой сигарет. В паре шагов от единственного в республике морского технического лицея, руководство которого непомерно гордится его исключительностью, находится заброшенное здание старой школы, куда с прямой школьной тропы перед началом занятий, во время перемен и после уроков сворачивают его воспитанники, чтобы перекурить или нюхнуть. Учителя лицея, которых местное население, обеспокоенное недетскими увлечениями школьников, неоднократно пробовало просветить на сей счет, относятся к таким «забавам» без шекспировских страстей, как к объективной реальности.

Так и есть. Курение уже и пороком считать как бы ни удобно, когда повсеместно твердят об угрозе СПИДа и наркомании. Однако, как показал вывод Всемирной организации здравоохранения, СПИД представляет меньшую угрозу для человечества, чем сигареты, потому что у табака нет безопасных доз и одна-две сигаретки в день не менее опасны, чем выкуренные пару пачек. Зато у табака есть два существенных момента, которые провоцируют пагубность привычки к курению: повсеместная доступность и дешевизна. На Украине самые дешевые сигареты в Европе, которые за четыре года подорожали всего на тридцать процентов, тогда как стоимость мяса выросла за это время втрое. Так что за те две гривны, которые сует в карман своему школьнику на дневной прокорм мама, можно купить почти пачку цигарок.

Столь же не дороги в нашем отечестве медицинские препараты, вызывающие наркотическое привыкание у детей и подростков и практически свободно отпускаемые в аптеках. Эту группу актуальных для молодежи лекарственных средств составляют пятьдесят шесть (!) препаратов, половина из которых отпускается без рецепта. Одним из самых распространенных и «популярных» в Крыму считается «спазмалекс». Клиенту с улицы его продадут далеко не всегда, зато без проблем отпускают детям девяти-одиннадцати лет, которые, если не принимают препарат сами, выгодно «толкают» его в учебных заведениях.

Директор международного благотворительного фонда Н. Потопаевой Галина Хачанова на заседании «круглого стола» в Керченском профессионально-техническом училище судостроения и деревообработки по вопросам профилактики правонарушений среди несовершеннолетних рассказала, что многократные обращения общественности к крымским властям с требованием запретить свободный отпуск наркосодержащих препаратов в аптеках оказались безрезультатными. Ссылка на то, что решение вопросов такого уровня находится в компетенции государства, не подвигла крымских чиновников самих подключиться к запретительным акциям.

Известно, что в состав «спазмалекса» входит препарат, еще в 2000 году отнесенный к разряду наркотических, но формальная зацепка – содержание его в объеме пятидесяти миллиграмм при допустимой дозе в шестьдесят пять — дает право на безрецептурный отпуск лекарства. Употребление медикаментозных наркотических препаратов, по свидетельству работающих с этой группой подростков специалистов, оказывает более разрушительное психофизическое воздействие на молодой организм, чем классические наркотики. Если «классических наркоманов» еще удается излечивать, то употребляющие медицинские наркотические средства буквально через полгода становятся плохо вменяемыми, с конкретными нарушениями психики. Беда еще в том, что лекарственной упаковкой легко обманываются родители, которых дети заверяют, что это новое прописанное доктором средство от кашля.

Восемьдесят процентов подростков, начиная с тринадцатилетнего возраста, или употребляют наркотики, или на грани того, чтобы попробовать их, что повесило на Украину европейские «лавры первенства». Галина Хачанова имеет все основания лично страшиться подобной статистики. Ее сын употреблял наркотики пять лет и уже семь свободен от этой зависимости. «Мы лечили его во всех клиниках и хотели увезти в Санкт-Петербург, чтобы провести операцию на мозге по удалению линии удовольствия. Но нам удалось найти реабилитационный центр, где ему помогли избавиться от зависимости», — без стеснения делилась она собственным опытом.

Подобные приведенному ею случаи довольно редки: мировая практика дает всего лишь два процента выхода из наркозависимости. «По недопониманию молодежь и подростки полагают, что в приеме так называемых легких наркотиков не заключено для них такой опасности, как при употреблении сильных классических наркотиков, так как они не знают, что именно входит в их состав. Вернусь все к тому же «спазмалексу», в состав которого входит препарат в шесть раз превышающий воздействие героина. Да, больные люди лечатся им, но дети и подростки употребляют его для получения наркотического эффекта», — делилась информацией Галина Хачанова.

Сотрудники правоохранительных органов вычерчивают логическую параллель между употреблением наркотиков, ростом и омоложением преступности. По словам начальника уголовно-исполнительной инспекции Лилии Лилиной, из сорока состоящих на учете несовершеннолетних керчан, осужденных к различным видам наказаний, не связанных с лишением свободы, подавляющее большинство совершили тяжкие корыстные преступления, четырнадцать керченских подростков попали в места лишения свободы. Как считают правоохранители, в конфликт с законом чаще вступают несовершеннолетние из социально неблагополучных семей. Примеры, приведенные на заседании «круглого стола» Лилией Лилиной, впечатляюще подтверждает такую «установку».

Однако «валить» всё на склонность к криминогенному поведению, агрессивную и конфликтную обстановку в социально неблагополучных семьях было бы уж очень однозначно. Каждый из нас легко припомнит случаи иного рода, когда на кражах попадались подростки и молодые люди из семей, где им могло не хватать разве что птичьего молока. Похожие ситуации и с употреблением наркотиков – от этой напасти не застрахованы ни в благополучных семьях, ни в престижных вузах, где учатся мажоры с громкими фамилиями.

Априори клеить ярлык грозящей беды детям и подросткам, растущим в асоциальных семьях, все равно, что признать, будто девочки всегда являют собой образец примерного поведения. А ведь это далеко не так: с сегодняшних девчонок впору лепить массовую скульптурную композицию «девушка с сигаретой и бутылкой» и устанавливать ее в общественных местах, где юные тусовщицы на оседланных ими скамейках потягивают цигарки и пивко. Семнадцатилетний третьекурсник техникума Леша, с недавних пор ставший активно интересоваться девушками, по-прежнему проводит свободные от тренировок вечера с приятелем. «У однокурсника дома познакомился с его соседкой, миленькой девушкой. Такой на вид показалась наивной-наивной, ну прямо детский сад – родители приятеля просто очарованы ею, — рассказывает он. — Как только остались вдвоем – жуть. Сразу потащила меня в ларек за пивом и сигаретами и ржала, как ненормальная, когда узнала, что я ничего из себя «не строю», а вправду не пью и не курю, потому что серьезно занимаюсь спортом и всю стипендию трачу на поездки на соревнования. Больше мы с ней не видимся, зато ее подружки показывают на меня пальцем, как на конченного».

Двадцатилетний Стас вспоминает, как друг детства пригласил его в ресторан отметить день рождения в тесной компании со своей девушкой. «Она так пила, что друг не успевал заказывать напитки и коктейли, — рассказывает он. – К концу вечера девушка нагрузилась под завязку, мы с трудом вывели ее на улицу и усадили в такси. Друг с ней расстался, но девушка не понимает, почему он так резко оборвал отношения и донимает его: звонит, стережет у подъезда, подсылает подружек. Для нее естественно «накушаться», а друг категорически не приемлет алкоголя: он лет с пятнадцати качается, придерживается вегетарианства. В институте его дразнят «монахом», а он просто ищет нормальную девчонку, чтобы не курила и не пила».

Вот вам обыденные примеры того, что пагубные пристрастия среди молодежи и подростков не выделяют их по полу, возрасту и материальному положению. Специалисты полагают, что социальный кризис молодежи преодолевается совместными усилиями правоохранительных органов, общественных, благотворительных и религиозных организаций. Наверное, здравое зерно в такой убежденности есть. Но кто ответит, почему из этого плотно сомкнутого круга опеки дети и подростки все чаще вырываются на простор недозволенной вольницы? Не потому ли, что наши законы не столько гуманны, сколько слабы?

 

Фото вверху —
с сайта realmusic.ru

 

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

О Салгире, об отставленных автоперевозчиках и многом другом

.

Об одностороннем движении, хорьке, водоводе и о многом другом

.

Вспомнить всех поименно

.