Крымское Эхо
Архив

Загранщицы

Загранщицы

Ни в одном словаре, даже в таком продвинутом, как Викисловарь, вы не встретите не то что подобного — близкородственного и в помине нет. Однако на просторах Керчи слово это бытует более полувека, с тех самых пор, как первые суда вышли из рыбацкой столицы Крыма бороздить просторы Мирового океана. В этом определении моряцких жен заключена главная суть отношения сухопутных горожанок: скрытая зависть и легкое презрение. С первых лет появления этой редкой на ту пору категории жен эти женщины считались, с одной стороны, избранницами судьбы, а с другой — их иной раз от всего сердца хотелось пожалеть за многомесячное одиночество.

С одной стороны, здОрово быть замужней и не уставать от каждодневного мелькания мужа перед глазами, жить постоянными встречами, дополненными щедрыми подарками и кучным заработком. С другой, очень непросто быть замужней, но почти всегда одинокой, все семейные проблемы и хлопоты с детьми тянуть в одиночку.

Муж моряк — это, по большому счету, муж-праздник и редкий гость в доме в одном флаконе. «Дочь наша, которая не так давно вышла замуж, подсчитала, что папа был на шести ее днях рождения и отмечал с нами четыре раза Новый Год, — делится секретами своего почти тридцатилетнего замужества Нина Игнатенко. — Для дочери пример постоянно отсутствующего отца, с которым она, несмотря на его долгие отлучки, очень близка душевно, стал антиориентиром в поиске мужа, она ни за какие коврижки не хотела выходить замуж на загранщика, хотя училась в Севастопольской приборке, где многие студенты планируют связать свою жизнь с морем».

И все же в любом приморском городе не пожелать себе участи моряцкой жены было бы верхом наивности. Для многих девушек — это предел мечтаний, потому что в городе, где наперечет предприятия, гарантирующие своим работникам хороший и регулярный заработок, и где поиском работы на вынужденных выездах озабочены многие специалисты, работа на судах загранплавания — чуть ли не единственный реальный вариант обеспечить материальное благосостояние. «Я не представляла себе иного мужа, — откровенничает Алина Жирнова. — Назвать мечтой это было бы слишком, но я реалистка: любовь любовью, а кушать хочется всегда. Устроиться сейчас на хорошее судно — большая проблема даже для опытных, свободно владеющих английским моряков, и мой муж не исключение, но, во всяком случае, у нас есть материальный задел и я не мечусь, как некоторые мои приятельницы, в поисках, у кого бы перехватить до зарплаты».

Жена моряка — это, безусловно, статус. Прежде всего — финансовый и, как спасательный круг, надежный. Это, так сказать, видимая со стороны картинка жизни, что у всех на виду. Тем более что некоторые нынешние загранщицы не в пример своим предшественницам бравируют своим материальным положением. Возможность не думать о куске хлеба делает их жизнь гораздо свободней во всех отношениях. Они могут позволить себе не работать, прожигать жизнь в салонах, фитнес-клубах, шопинговать за границей и много чего такого, что по обывательским меркам служит предметом завистливого восхищения их финансовой свободой и праздного времяпрепровождения. «Несомненно, жизнь многих сегодняшних загранщиц во многом отличается от той, что вели мы в молодости, — говорит Евгения Григоренко, муж которой в свои без малого шестьдесят продолжает ходить в море. — Если в годы нашей молодости можно было сойти с ума, не имея работы, потому что ничем иным дефицит общения нельзя было восполнить, то сейчас этот вакуум заполняется проще простого — и не только шопингом или фитнесом. Появилось множество различных клубов по интересам, есть возможность открыть свой небольшой бизнес — и всюду дополнительный бонус в виде возможности выгулять новые наряды. Недавно нас навестила сотрудница, которой вот-вот выходить из декретного отпуска. Так она, по ее словам, настолько занята, что не знает, как ей выкроить время на работу».

 

Идет заседание клуба жен моряков

Загранщицы
Жене моряка и переводчице по специальности Оксане Вернигор, которая в долгие месяцы отсутствия мужа с помощью редко приходящих бабушек растит двухлетнего Максимку, времени не хватает катастрофически. Свою профессию Оксана не оставила, работает по заказу московской фирмы над техническими переводами, контролирует наемных сотрудников в недавно открытом с мужем бизнесе, занимается йогой и фитнесом, входит в интернет-группу мамочек-приверженцев доктора Комаровского. Несколько лет вместе с приятельницей они оказывают посреднические услуги отдыхающим в Керчи москвичам и, естественно, Оксана не отказывает себе в мелких женских радостях вроде шопинга и поездок на любимом автомобиле. К тому же в ее планах не только продолжить преподавательскую работу, но и осуществить свою мечту: открыть частный детский садик.

«Мне кажется, всё зависит от человека, а не от того, чьей женой тебе предназначено быть, — делится своими мыслями Оксана. — Я не только жена моряка, но и дочь и следую примеру своей мамы, которая никогда не была классической загранщицей — неработающей, бегающей по магазинам и торгующей тряпками по приятельницам. Мама заочно окончила институт, сделала хорошую для женщины карьеру, была нам с братом подругой, советчицей и помощницей, направляла наши увлечения, контролировала учебу, вырастила нас в уважении к папе, хранила отцу верность и сберегла семью. Сейчас, когда папа уже не ходит в море, они как бы заново открывают друг друга. Жаль, конечно, что бОльшая часть жизни прожита врозь, но зато каждый по-человечески состоялся и ни в чем не укоряет другого».

Пример семьи, в которой выросла Оксана Вернигор, в чем-то несколько идеален, потому что не так легко переносить разлуку и не все проходят испытания ею. Не стоит думать, что разлука подталкивает к изменам — соблазнов хватает и когда муж с женой не расстаются ни на день. Но порой случается, что именно длительное расставание становится поводом для развода. Лаборантке Ольге Гарусовой не хватало только птичьего молока, как считали все вокруг, а оказалось — мужского внимания, которое она нашла тут же, на работе. «Добрые» люди просветили мужа сразу после возвращения из очередного рейса и оставили Ольгу без супруга, сына — без отца.

Александр Бородкин, напротив, вернувшись как-то из рейса и осмотревшись вокруг, увидел, что его жена вовсе не самая красивая и не самая молодая женщина в Керчи. После развода с первой женой он за десять лет женился еще трижды, всякий раз оставляя на память брошенным женщинам квартиру и ребенка. Одна из его бывших жен, Елена, говорит, что заработала пожизненную аллергию на моряков и готова в следующем браке, если ей повезет устроить вновь семейную жизнь, терпеть денежные трудности, только бы муж был на глазах.

Эти примеры — одна из крайностей семейной жизни загранщиц. Однако разлука тяжела в любом случае. «Я семь лет была женой моряка, пока муж не заработал кое-какие деньги на открытие собственного бизнеса, — с недобрым чувством вспоминает свою недавнюю жизнь Екатерина Волошина. — Месяца два еще терпимо, потом начинаешь болезненно воспринимать парность других, затем замечаешь, что вечерами разговариваешь с собой вслух. Морально тяжело, хотя сейчас намного проще, чем приходилось моей маме. Отец ходил в рейсы на рыбаках, иной раз они длились месяцев одиннадцать, редкая связь только по радио, а так одни радиограммы. Дети растут без отца, а когда он возвращается, это тоже не воспитание, потому что папа балует, все позволяет и покупает. Нет, нам с дочкой намного больше нравится сейчас, когда папа все время дома».

Замечание Екатерины о работе на рыбацких судах оказалось как нельзя к месту. Эта работа и сегодня остается в море одной из самых сложных, непрестижных и ниже оплачиваемых. «Сын нигде не мог устроиться, а невестка буквально из дома выталкивала, денег требовала, и вот уже в четвертый рейс пошел на латышском рыбацком судне, — рассказывает Надежда Гоцик. — Еще ни разу не вернулся с обещанной при выходе в море оплатой, да и ту получает дома кусками, потом и не сложишь, всё заплатили или нет. Пока сыну тридцать восемь, он до безумия рад, что устроен и жена не пилит, не понимает, что денежки эти аукнутся потерей здоровья, а истребовать с судовладельца за потерю здоровья и рассчитывать нечего».

Есть и куда печальнее рассказы. «Буквально вчера на работе услышала, что знакомому, ходил с моим мужем когда-то на одном судне, тросом ногу перерезало в Мавритании, сейчас в госпитале после ампутации. Что с ним будет, как судовладелец рассчитается за тяжелейшую травму, что станет с семьей — подумать страшно!» — говорит загранщица Юлия Быстрова.

Такие ситуации одни из самых страшных в нынешнее время, потому что связанных с ней вопросов, тут Юля абсолютно права, возникает множество. Как был составлен контракт и был ли он вообще, предусматривались ли в нем форс-мажорные обстоятельства, за чей счет лечится моряк, как будет организована его доставка на родину, какую компенсацию получит он в связи с утратой трудоспособности. Сегодня работа в море таит массу проблем не только для самих моряков, но и для их жен. Помимо стандартных ситуаций, некоторые из которых мы постарались представить в рассказах самих загранщиц, работа в море сопряжена со многими сложностями, вызванными тем, что сегодня основной контингент украинских моряков и рыбаков работает на судах, принадлежащих иностранным владельцам.

Ценя в основе своей профессиональную подготовку, опытность и общую образованность украинских моряков, иностранцы, тем не менее, не упустят случая нажиться на сложностях в поиске ими постойной работы. Не говоря уже о таких нестандартных, но все чаще встречаемых проблемах, как захват пиратами судов. Юристы и работники транспортного профсоюза обращают внимание, что в таких «горящих» условиях именно занятая принципиальная позиция жен порой играют решающую роль в выплате зарплаты судовладельцем, деятельном участии украинских дипломатов при освобождении экипажей. Тот же случай с «Фаиной», в экипаже которой был моряк из Керчи, во многом показателен.

Что из этого следует? Следует быть клубам жен моряков. Так решили в Керчи и создали такой первыми на Украине. Юристы, переводчики, психологи, профсоюзные работники, сотрудники налоговой службы станут учить женщин быть женами моряков. Не только хранить им верность, растить детей, быть хозяйками и оставаться при этом всегда интересными для мужей, а и быть им надежными помощницами. Дело в том, как объяснила инспектор профсоюза работников морского транспорта Юлия Коломиец, многие наши моряки сами создают себе проблемы. Из-за незнания языка, неопытности, стремления любым способом заработать. Именно эти причины лежат в основе того, что молодые или преклонных лет моряки с готовностью соглашаются на кабальные условия договора, идут в рейс вовсе без такового, подписывают его не глядя, не имея достаточной информации о судовладельце и судне.

Клуб жен моряков, несмотря на женскую специфику, поможет избежать мужчинам многих ошибок при трудоустройстве. Здесь в точности переведут контракт, помогут связаться с крюинговой фирмой, отыщут на интернет-форумах отзывы членов судовых экипажей, узнают, покрыто ли судно соглашением с международным профсоюзом моряков, помогут связаться с его представительством в любой стране мира, стать его полноправным членом, проконсультируют правильность составления контракта. Сами жены моряков, работающие в центрах психологической поддержки, предлагают бесплатно консультировать других женщин, работать при необходимости с их мужьями и детьми. Готовы, пообещала начальник отдела массово-разъяснительной работы государственной налоговой инспекции Керчи Татяна Кузьменко, оказывать консультативную помощь работники этого ведомства. Со временем это может стать большой и реальной помощью в получении пенсий по возрасту, ведь не стоит забывать, что заработок от иностранного судовладельца не гарантирует пенсионного обеспечения на родине.

Представитель профсоюза работников морского транспорта Юлия Коломиец, юрист по специальности, советует женам моряков не сидеть сложа руки, когда их мужей списывают с судна без зарплаты, не вписывают в контракт условия сверхурочной работы, требуют его подписания с условием не обращаться в международный профсоюз моряков. И, конечно же, держаться друг дружки в случае захвата судов или забастовок экипажа. Она привела показательный пример, когда настойчивость жены помогла мужу получить все заработанные деньги. «Практика показывает, — объясняла женам моряков Юлия Коломиец, — что поддержка со стороны жен, их нежелание мириться с произволом судовладельцев имеют порой решающее значение. Не так давно к нам обратилась женщина, мужа которой списали с судна, выплатив лишь небольшую часть обещанного заработка. Мужчина опасался требовать, потому что полагал, что его настойчивость станет препятствием при трудоустройстве в дальнейшем, ссылался, что подобное не редкость, выплатят, мол, потом. Но жена обратилась в наш профсоюз, мы предоставили ей юридическое сопровождение, помогли составить исковое заявление к судовладельцу, который, узнав о грозящем суде, посчитал за лучшее рассчитаться с мужчиной». Это во многом показательный пример, показывающий, что жена моряка может быть не почивающей на мужниных деньгах загранщицей, а его самой надежной и верной помощницей, той самой, которую ласково зовут «моя морячка».

 

Фото автора

 

 

Фото вверху —
с сайта liveinternet.ru

 

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

В предвкушении праздников, радостей…

Борис ВАСИЛЬЕВ

Сергей Цеков: Будет серьезное движение вперед

С новыми технологиями — в будущее

.