Крымское Эхо
Новороссия

Задачи ближайшие и дальнейшие

Задачи ближайшие и дальнейшие

В русской военной традиции, выполнение боевых операций подразделяется на несколько задач. Сначала следует задача ближайшая, за ней дальнейшая, потом — последующая и, наконец, завершающая.

По длительности во времени военные операции делятся на краткосрочные, среднесрочные и длительные. Хотя, как бы не складывалось со сроками, надо помнить и давнюю китайскую военную мудрость: война, ставящая своей целью победу над врагом, не должна быть слишком долгой.

Сейчас вырисовалась ближайшая задача специальной военной операции (СВО): выгнать украинскую армию с Юга бывшей Донецкой области и соединиться с Южной группой российских войск, наступающей на Причерноморские и Приазовские регионы Украины со стороны Крыма. По части соединения двух группировок СВО эта задача может считаться уже и выполненной.

Но в общем продвижение народной милиции ДНР и российской армии идет медленно: это потому, что при зачистке от украинских военных любого населенного пункта — от крупного промышленного и портового Мариуполя до совсем небольшого села — наступающие придерживаются одинаковой тактики: стремятся избежать жертв среди гражданского населения и излишних разрушений домов, других построек, предприятий.

И когда полностью будет выполнена задача на Юге, тогда возьмутся за группировки украинских войск, сосредоточенных на Донецком и на Горловском направлениях.

Оставляет, однако, некоторые вопросы информационно-пропагандстское обеспечение СВО: стремятся создать впечатление, что российская армия вместе с народными милициями республик Донбасса практически везде воюют против нацистских территориальных батальонов. Такой подход понятен, если задача состоит в том, чтобы на информационном поле, в восприятии событий большинством тех, кто следит за боевыми сводками и прочими сведениями из зоны боевых действий, всячески дистанцировать собственно армию Украины от нацистов, взявших в руки оружие по причине своей идеологии. Авось, украинская армия образумится и станет сдаваться в плен.

Но не слишком ли много, в таком случае, отъявленных нациков?

Ведь, тогда получается, что территориальные батальоны держат оборону по всем направлениям: на Донбассе, под Харьковом, Запорожьем и Киевом. Для киевской власти, которая постоянно полоскала людям мозги и сейчас ничуть не убавила оборотов, это может послужить даже комплиментом. Видимо, настоящее положение хуже, чем кому-то может представляться: вполне успела пропитаться нацистским духом и армия.

Ведение переговоров с киевской властью и в существующих обстоятельствах снова похоже на тянувшийся семь лет Минский процесс. Соглашаясь на словах о создании гуманитарных коридоров для выхода в безопасные места мирных жителей, оставшихся в своих населенных пунктах, охваченных теперь боями, войска, подчиняющиеся Киеву, эти коридоры как раз не открывают — и в первую очередь те, что направлены в сторону России, а также территорий, подконтрольных ДНР и ЛНР.

А про коридоры, что идут в направлении расположения украинской армии, только сообщают, что они как будто открыты, но тут же их закрывают. Ответственность за это взваливается на российскую армию и народные милиции республик. Режим же тишины, устанавливаемый Россией под Мариуполем, Волновахой и где-нибудь еще, украинские военные используют только для передышки, зализывания ран, закрепления на занимаемых позициях, восстановления, по возможности, своей боеспособности, чтобы очень скоро вести боевые действия снова.

Сама киевская власть усматривает в таких консультациях дипломатический «крючок», зацепку, способные, хоть минимально, но подкрепить ее политическое положение. Опять волей-неволей возникает вопрос, закономерно возникший во времена «Минска»: зачем, вообще, нужны переговоры со стороной, намеренно извращающей суть всей затеи?

Согласно утреннему сообщению Министерства обороны России от 07 марта, практически вся боевая авиация Вооруженных сил киевской власти (ВСУ) уже уничтожена. Но на земле в распоряжении ВСУ, куда по факту входят и нацистские тербаты, остается, как видно, много еще всякого оружия и боеприпасов.

Объяснить это нетрудно. Запасы вооружений, боевой техники и остального, оставшиеся самостийной Украине еще в 1991 году в наследство от Советского Союза, были поистине гигантскими, а потом и западные поставщики, особенно начиная с 2014 года, напичкали территорию, остававшуюся под контролем Киева, любым военным имуществом, каким только считали нужным. Поэтому боевые действия и продолжаются. Следовательно, дальнейшая боевая задача должна включать, ликвидацию и этой ситуации.

Качественный перелом в зоне боевых действий должен означать переход от выполнения силами Специальной Военной операции тактических задач к решению задач оперативного уровня. А потом двигаться еще дальше.

Теряя воздушные силы и наземную боевую технику, войска киевской власти сворачивают к применению тактики исламистов в Афганистане и Сирии: в населенных пунктах и на полевой местности действуют мелкие летучие подразделения. В состав каждой такой группы входят командир со своим помощником, расчеты гранатомета, пулемета, несколько стрелков и пара снайперов, подстраховывающих и прикрывающих один другого.

Теоретически говоря, киевская власть может пойти и на такую уловку: скажет, мы признаем возвращение Крыма в состав России, способны признать также независимость ДНР и ЛНР, но взамен Российская Федерация должна взять на себя обязательство вывести свои войска с других территорий, остающихся юридически подконтрольными нам. Это, тоже, остающийся в резерве киевской власти способ затянуть время и подменить сам предмет разговора.

Такое предположение, если не прямо, то косвенно подтверждается сообщением главного представителя России на переговорах в Белоруссии Владимира Мединского, сделанное 07 марта после очередного, уже третьего по счету, раунда этих мутных консультаций:

Мне бы не хотелось комментировать то, что говорит украинская сторона во время переговоров и после них. Мы согласились не предавать это огласке. Россия надеется на то, что рано или поздно удастся найти решение с Украиной по вопросу признания российского суверенитета над Крымом, а также независимости Донецкой и Луганской народных республик. Но по словам украинских представителей, это практически невозможно. На мой взгляд, между «совсем» невозможно и «практически» невозможно — большая разница. Оба вопроса имеет первостепенное значение для России, для россиян, и разумеется, для позиции нашей делегации. Надеюсь, рано или поздно мы найдем решение.

Вроде того, что каждый видит и слышит то, что он хочет видеть и слышать. А сколько времени может продолжаться это «рано или поздно», пока не будет найдено решение с властью, названной в России фактически официально нацистской? Если это не так или вдруг у кого-то возникли на сей счет сомнения, то как быть со всей операцией по демилитаризации и денацификации? Или нацификацией Украины занимается кто-то другой, а существующая пока власть, так себе, ни при чем, и потому,как сторона переговоров годится?

Становится как-то странно и подозрительно.

Остающийся пока президентом Зеленский, с которым в Белоруссии также ведутся переговоры только не напрямую, а через его уполномоченных представителей, времени даром тоже не теряет. Он 08 марта сообщил такое:

— Можно признание ДНР, ЛНР и Крыма обсуждать и найти компромисс о том, как там люди будут жить дальше.

Но, между прочим, в это «дальше», то есть в будущее, Зеленский успел уже впрыснуть дозу яда. В день переговоров, прошедших в Брестской области, «городами-героями Украины» стали Харьков, Чернигов, Мариуполь, Херсон, Гостомель, Волноваха. Кроме этого, шесть глав областных госадминистраций (ОГА) были награждены орденами Богдана Хмельницкого и семь мэров городов — орденами Мужества.

Все снова в стиле украинского самостийничества. То же самое, как с января 1918 года миф и легенду строят на киевских студентах и гимназистах, брошенных своими командирами в снежном поле и попавшим под огонь и штыки наступавшей Красной Гвардии около станции Круты. С тех, кто там погиб, делают химерических героев.

Указы Зеленского о присвоении геройских званий некоторым городам так же, как и о награждении орденами областных и городских начальников уже сравнили и с присвоением Гитлером звания генерал-фельдмаршала генерал у танковых войск Фридриху Паулюсу, угодившему со своей 6-й армией в Сталинградский котел. Из Берлина Паулюсу, таким образом, прозрачно намекали: немецкий генерал-фельдмаршал в плен сдаваться не может, стреляйся! Но новоиспеченный фельдмаршал сказал, что не хочет доставлять удовольствия тем, кто от него очень ждет самоубийства.

Извращенческий, конечно, фокус, но Зеленскому к такому не привыкать, он, принимая решения о награждениях, спародировал и опыт Советского Союза. Как известно, 28 июля 1942 года Верховный Главнокомандующий Вооруженными Силами СССР издал свой Приказ № 227. В историю он вошел под названием «Ни шагу назад!». А уже на следующий день, 29 июля, были учреждены ордена Суворова, Кутузова и Александра Невского.

Это требовалось для укрепления боевого духа и роста профессионального честолюбия командного состава Красной Армии, прежде всего, его высшего звена. Принятые меры, о чем также свидетельствует история, сработали, как и было надо. Зеленский позаимствовал и это, сообразив, видно, что бывает так, что следует поучиться и у тех, кого сами же объявили врагом.

Но, пародия как была, так и осталась только тем, чем она и может быть — сама собой.

Тем, кто принимает решения на госудрственном уровне, пора бы знать: извращение истории, чтобы, кроме прочего, отравлять еще и будущее — также привычный и естественный для киевской власти способ притворяться и тянуть время.

И пока такие номера ставятся в политике и в дипломатии, в онлайн режиме войны, только территория, подконтрольная Донецкой народной республике за сутки 07 марта была обстреляна украинскими войсками 39 раз. Под огонь разных видов оружия, включая артиллерию крупных калибров и реактивные системы залпового огня (РСЗО), попадали 17 населенных пунктов ДНР. Ранены четыре человека, повреждены 12 жилых домов и пять социальных объектов.

Отобрать у киевской власти, остающийся еще у нее запас времени и тем самым положить конец обстрелам Донецка, Горловки и остальных больших и малых населенных пунктов Донбасса — это также должно стать дальнейшей задачей специальной военной операции.

г. Донецк

Фото из открытых источников
освобождение Мариуполя

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 5 / 5. Людей оценило: 3

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Стрельба и беспилотники вместо «прогресса»

Игорь СЫЧЁВ

Пижон под Нормандским соусом

Игорь СЫЧЁВ

Геть з карти!

Оставить комментарий