Крымское Эхо
Библиотека

Я – тюбик с просроченным клеем

Я – тюбик с просроченным клеем

ДОСТОЙНО ПАРОДИИ

Николай Ширяев особенностью своего творчества сделал чрезмерное использование старославянских слов, украинизмов. То ли это желание показать свою эрудицию, то ли попытка придать некоторую выспренность слогу, – можно только догадываться. Но не пахнет ни тем, ни другим. А вот далеко не полная подборка одного перебора.

«Обнял, ну и так далье».

«И каждый норовил войти в исторью…».

«Тот не теряет, тем не менье…».

«…мерно строил зданье».

«Мир лежит во зле, и тем не менье…».

«Есть сила мышцы и угол зренья…».

«Замучил огонёк сандальей».

«Распродав свои именья…».

«…неожиданные известья…».

«Наличье Христианства…».

«С точки зренья…».

«…откроется значенье».

«Поминанья в тайне тоже…».

«Так в полнолунье скребётся мышь…».

«…возобновлять отверстья».

«…берегут наследье».

«…И событье, и завязь».

«Печальное наследье…».

«Доверьем наполняются умы…».

«Как выпытать взаимопониманье…».

«…сокрытье истины во благо…».

«…она же в основаньи».

«…На строй и его развитье».

«…нашего матерьяла…».

«…грызут сомненья…».

«В многословьи библиотек…».

«…матерьял отделочный…».

«Способен на значенье
Источник освещенья
Сильней, чем злоключенья…».

«Без верных орьентиров и примет…».

«Есть знанье о решительности дней,
Есть вера и, увы, образованье».

Воистину, «увы». Некоторых нужно от него оберегать. Хотя, с другой стороны, кто-то же должен писать удобрения для нивы пародий. Не каждому в двадцать первом веке подходит мимикрия «под Гумилёва», например. Это не способ приблизиться к большой поэзии. Итак, первая четверостиШирка.

Про «мягкий» у Ширяева

  • Желая слогу выспренность придать,
  • Знак мягкий возлюбил убийца гласных,
  • Забыв с идеей смысл согласовать,
  • Чем породил каскад цитат ужасных.

Ну, что ж, продолжаем листать историю болезни.

«Конечно, я просрочен, мне за тридцать…».

По возрасту — нет, а вот по образу мышления точно. Мудрость ведь не всегда приходит с возрастом: бывает, что возраст приходит один.

«Стою безо всякой улыбки
Я на подоконнике в спальне.
Я старый, противный и липкий,
Почти что не функциональный.

Подсушен и стянут апрелем,
Закручен, затянут и палев.
Я тюбик с просроченным клеем.
А думали вы, что Ширяев?».

Что ты, дорогой, с такими длинными загадками к психиатру.

Краткое резюме

  • Я – Коля. И мой разум зыбкий,
  • Я весь инвалид капитальный.
  • Я старый. Противный. Я липкий.
  • Немытый. Нефункциональный.
  •  
  • Подсушен, небрит, не причёсан,
  • Замызган, занюхан, просрочен,
  • Занудлив, почти неотёсан,
  • Вонюч, как и тюбик мой, впрочем. 
  • «Пьявка пьёт, сосёт собаку клещ,
  • Каркают в округе динозавры.
  • Мир, хоть обычаен, но зловещ».
  •  
  • «Опять поэты пишут бред,
  • Как будто все больны немножко,
  • А мир изрядный лазарет».
  •  
  • «Иное дело человек.
  • …Он обращаться может к Богу,
  • К психологу или к друзьям».

Нет уж, лучше к психологу. Остальные могут не выдержать.

  • «Я, наверное, сумасшедший
  • Часть кретина что-нибудь в этом роде…».

Ну, почему же сразу «часть»?

  • «А в ушах стоят оттенки голоса,
  • Из руин рассудка вылезая».

Чисто «белка» у Николя. Зато такая же, как у великих.

 Психиатрическая

  •  Благостно посвистывает клещ,
  • Гавкают спросонья крокодилы,
  • Блеющий на всю округу лещ
  • Укусил за хобот гамадрила.
  •  
  • Я – кретина небольшой фрагмент,
  • Мне всегда ума недоставало.
  • Знаю, что латентный пациент,
  • Творчество моё всех за…достало. 


Нарколог и психиатр были. Следующий в обходном листе сексопатолог. Какой же без него букет?

  • «И я тебя без слов благодарю
  • За то, что ты чуть-чуть другого пола».

Интересно, в каком месте такие незначительные отличия?

  • «Я вспоминаю твой взгляд, твой рост,
  • Волосы твои русые.
  • Память мне заменяет хвост,
  • Изгнанный эволюцией».
  •  «Впереди остаётся две трети меня и баста.
  • Были слухи, что многосериен, но с этим глухо».

 И тут мания величия.

  •  «Поблизости тёплое тело
  • С ногами, чтоб можно разуть их».
  •  
  • «То, что мы полов с тобою разных,
  • Даже удивительно теперь».

 Приятный сюрприз. Но дальше нотка грусти.

  •  «Мы социально блеклый элемент,
  • Мы бесполезны делу размноженья».
  •  
  • «И не выделено квоты
  • Нам на деланье детей».

 И слава Богу!

  •  «В суете распашной
  • Не зачав ни жены, ни ребёнка,
  • Как-то даже смешно
  • На себя получать похоронку».

 Чего только в природе не бывает!

 Трансвеститошная

  •  Хвост, что две трети меня занимал,
  • Ставший продуктом мутации,
  • Как атавизм я в Кунсткамеру сдал, –
  • Лишний он после кастрации.
  •  
  • Я вспоминал своим чудо-хвостом,
  • Выкидышем эволюции,
  • Пол твой, гражданство, размер. А потом
  • Ночью сражался с поллюцией.
  •  
  • Нам размножаться с тобою нельзя, –
  • Тело бы нюхать разутое.
  • У трансвеститов другая стезя, –
  • Блеклая и …банутая.

А вот этот пример звезданутой болезни непризнанного гения из Голожодрыщенска мне лично очень понравился.

 «Я ж ведь Фета дальний какаду!».

  •  «Видишь волосы мои облетают.
  • Так когда-то у Есенина было».
  •  
  •  «Эпилог по поводу прически:
  • Выскубли меня, не знаю как.
  • Я пожалуй что не Маяковский,
  • Но переболевший Пастернак».

 Мимикрическая

  •  Любым путём к таланту устремиться,
  • Почувствовать на миг себя звездой!
  • Пусть не стишками пошлыми сравниться, –
  • Так хоть своей оскубанной балдой.
  •  
  • Преследует повсюду славы призрак,
  • Но что б ни написал, – опять не то.
  • А может, удалишь первичный признак?
  • Сойдёшь тогда за Агнию Барто.
  •  «Кому-то выпал половой
  • Успех нежданный,
  • И у любви над головой
  • Цветут каштаны».

 Про везуху

  •  Бывает, что и половой
  • Успех – нежданный.
  • Отрадно было, что тепло, –
  • Цвели каштаны.
  •  
  • Нам было негде. И пришлось
  • Под сенью розы.
  • Спасибо Вам, что обошлось
  • Трихомонозом.

 Следующая тема встречается довольно редко и в Крыму в таком объёме свойственна, пожалуй, только нашему герою. Поднять подобный пласт словесности под силу только Большому мастеру пера. Тексты пронизаны глубиной неизведанности загадочной славянской души, красочностью и сочностью образов, принципиальностью гражданской позиции автора, духовными поисками, страданиями и душевной болью за судьбу Отечества. Безукоризненная отшлифованность строк и виртуозность формы подкупают самого неискушённого читателя.

 «И тьма ложится ей на ягодицы».

 «Лохань дерьма за прыть я получу обратно».

  •  «Пахнет наша высшая реальность
  • Кучей полужидкого дерьма».

 «Получилась жопа с ручкой».

  •  «Раз в мире царствует говно  
  • Пусть размножается оно».

 «Мы все по-своему засранцы».

  •  «Человек становится жопой
  • И это необратимо».

 «…Началось с поляны и стулом вышло».

 «Команда вляпалась в говно…».

 «Все мы в дерьме с головы до пят».

 «И кто сказал, что жизнь говно?».

 «На истины то насрёт какая-то гадина…».

  •  «…Не то, чтоб на горшок повадился,
  • Но вот девица поделом
  • В мою заглядывает задницу…».
  •  
  •  «И он мне зад рассёк мечом,
  • И в результате ягодицы».

 «Жопа в календаре…».

 «А соседская кошка срёт…».

 «Я говно убираю сам».

 Видимо, проникся автор как-то осознанием того факта, что самый важный орган у человека задница, ибо принимает участие и в учении, и в воспитании, и в лечении, и в принятии решений, и в поиске приключений. Влияние этой части тела на жизнь индивидуума сложно переоценить. Многие туда ходят, ассоциируют объект с отсутствием освещения, пережидают в нём финансовые трудности, личные проблемы, бытовые неудобства. Получается, что к одним судьба благосклонна, а у некоторых ситуация дерьмометрально противоположная. Тогда без дерьмометра не обойтись.

Очевидно и влияние на творчество автора того факта, что зачастую в России жопа это не часть тела, а событие. А «полная жопа» вообще комплекс мероприятий. Хотя демонстративное и бесконтрольное увлечение заднеприводным глиносмешением, анусофилией, проктоведением и фекаломанией свидетельствует, скорее, о том, что толерасик Коленька впопуляризатор тради-ционной западной ориентации.

 О толерантности, свободе самореализации,

широте взглядов, демократичности выбора

и разнообразии увлечений крымских поэтов

  • В соцветии виновников пародий
  • Патологоанатом, зоофил…
  • И в этом же завёлся огороде
  • Фекаловед-проктолог-копрофил.
  •  
  • Он в анусе живёт, как на курорте,
  • С прямой кишкою с детства он на «ты»,
  • Он – вождь в ассенизаторской когорте
  • И гений испражнённой красоты.

 И закончить раздел, посвящённый Николаю Ширяеву, можно было бы подборкой цитат, характеризующих, по мнению автора, всю подноготную его плодотворной деятельности.

  •  «Держу себя таким, как есть,
  • Бесперспективен и бесприбылен».

 «Я устал безумно бороться с тем, что я никто».

 «Взметнулся птицей мысли долгострой…».

  •  «Бред моих лирических жаровен
  • Пусть вас пробирает до кости».
  •  
  •  «А я привык, что я носильщик языка.
  • Ношу язык».
  •  
  •  «Велико желанье быть парной обувью
  • Неких неизбывных Господних замыслов».

 Да уж, из ведра мусор выкинуть проще, чем из головы…

 Мечта маргинала

  •  Ношу в себе я мысли долгострой
  • И жидкость тормозную, что вскипела,
  • Ношу бесперспективный геморрой,
  • Скелет, язык, другие части тела.
  •  
  • Всё это ни достатка не даёт,
  • Ни славы, и не просветляет помыслы…
  • Вот если Бог в подмётки позовёт…
  • Нет. Вряд ли. Пострадают Божьи промыслы.

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Молодые таланты республики: «Прошу слова!»

Юлия МЕЛЬНИК

Экстрасенс-«учитель»

Игорь НОСКОВ

Волонтёр как стиль жизни

Оставить комментарий