Крымское Эхо
Библиотека

Я и вор-сладкоежка

Я и вор-сладкоежка

Когда я пришёл молодым лейтенантом в милицию, он был в звании майора. Мне очень нравился его характер: тихий, спокойный и покладистый. Никогда от него не слышал дурного слова. Я обратил внимание на то, что он очень редко смеялся, не принимал участия в мужских весёлых разговорах. Хотя у нас с ним была разница в возрасте, я в первую очередь именно с ним нашёл общий язык. Несколько раз после работы он меня приглашал к себе домой.

Знал, что у него есть жена, старшая дочь и малолетний сын. Но когда я приходил к нему домой, то заставал одного пацана. Он был замкнутым и неразговорчивым пацанёнком. Однажды я майора спросил о жене и дочери. Может потому, что мы с ним выпили, он мне в этот раз признался в том, что у него неполадки в семье, и он не в силах что-либо изменить. С его слов жена с некоторых пор стала пропадать в ресторанах. Сначала она их посещала время от времени, когда он был на круглосуточном дежурстве. А потом посещение кабаков вошло у неё в привычку.

С дочерью дело обстояло ещё хуже. Она не только вместе с мамашей шаталась по кабакам, но и продавалась мужчинам. Хорошо, что об этом ничего не знало руководство милиции. Знай оно это, тогда по такому случаю разговор был бы коротким. Отец был бы немедленно уволен из органов милиции и исключён из партии. Наконец, он решился. Чтобы как-то доработать до пенсии, он перевёлся куда-то на Крайний Север. Как ему там работалось, никто не знал. Переписку ни с кем не вёл. Однажды я встретил в городе одного нашего пенсионера, и от него случайно при разговоре узнал, что майор оказывается давно умер. Вскоре по приезду на Север с ним прямо на работе случился инфаркт. С оставшимися в Керчи женой майора и детьми я не был знаком и потому с ними не встречался. Как сложилась их судьба, мне было неизвестно.

Неожиданно встретился с сыном майора, с Виталием, по случаю расследования уголовных дел, возбуждённых по фактам краж государственного имущества из кафе, ларьков и магазинов. Было видно, что дело рук одного человека, так как всегда обязательно похищалось в большом количество всё, что было сладким: конфеты, шоколад, печенье, халва и прочее. Преступнику, видимо, особенно нравился шоколад. Сколько бы его ни было, вор всё уносил с собой. Из спиртных напитков брал только сладкое шампанское. Конечно же, если находил денежную выручку, то, разумеется, забирал и её. Работники следственно-оперативной группы неустановленного воришку так и называли «вор-сладкоежка».

Утром одного дня я только заступил на дежурство в качестве следователя, как тут же пришло распоряжение выехать с другими сотрудниками на кражу, совершённую из кафе, которое было расположено на улице Ленина. Преступник ночью проломил крышу кафе, проник вовнутрь и унёс с собой найденную вечернюю выручку прошедшего дня, большую картонную коробку с конфетами и шоколадом, что были в кафетерии, и несколько бутылок мускатного шампанского. К этому прибавил ещё торт. Видимо, больше не мог унести, так как в кафе оставалось ещё несколько тортов. На одном столе стояла недопитая бутылка шампанского, остатки торта, а на полу обёртки от плиток шоколада.

Стало ясно, что вор-сладкоежка ночью выходил на охоту за сладостями. Пока я с экспертом-криминалистом осматривал кафе с составлением протокола, оперативники стали прочёсывать всё вокруг кафе. Они обнаружили у пролома на крыше кафе обёртки от конфет. Ещё обнаружили обёртки во дворе кафе с тыльной стороны. Так как преступник наследил, то был вызван кинолог с собакой, которая чётко взяла след и, не сбиваясь, привела в один из дворов улицы К.Маркса.

У входа во двор обнаружили ещё пару обёрток от конфет. Собака остановилась у одних из входных дверей квартиры, в которую стала рваться с такой силой, что едва ни вырвала поводок у кинолога. Оперативники с криком ворвались в незапертую квартиру. В однокомнатной неухоженной комнате мы увидели сидящим за столом перед пустой бутылкой шампанского молодого парня, который был прилично выпивши. Рядом с бутылкой стоял начатый торт, вокруг которого валялись обёртки от разных шоколадных конфет, и надкушенные шоколадные плитки. Возле кровати стоял картонный ящик с похищенными сладостями. Кроме вора в квартире была его жена, молодая девушка с грудным ребёнком. Девушка также была выпивши. От съеденного шоколада губы и уголки рта у обоих были коричневого цвета. Вор был немедленно задержан, а все сладости изъяты как вещественные доказательства.

Расследовать дело было поручено мне. Когда я только стал знакомиться с вором, то обратил внимание, что названная им фамилия, совпала с фамилией когда-то уехавшего на Север майора. Внимательно вглядевшись в лицо вора, увидел в нём черты лица бывшего нашего сотрудника. На мой прямой вопрос об отце, Виталий, как он представился, подтвердил мою догадку. Он сказал, что он помнит меня и даже назвал моё имя. Коротко рассказал о том, что мать умерла, отравившись каким-то подозрительным спиртным напитком, а сестру зарезали при неизвестных ему обстоятельствах.

Так как мать квартиру пропила, то он быстро женился на девушке, у которой была своя однокомнатная квартира. С того момента мы стали беседовать, как старые знакомые. Он, пользуясь этим, называл меня на ты и по имени. Мне Виталий подробно рассказал о своих многочисленных кражах, которые у нас числились «сухарями». Сказал, что на него мы вышли, по его предположению, по бумажкам от конфет. Он давно не ел сладостей, так как долго не мог подобрать торговую точку, из которой можно было без особого риска совершить кражу. Когда наконец дорвался до сладостей, то не мог сдержать себя, чтобы тут же не полакомиться.

Он сказал, что сладости любит с детства. Когда был совсем маленьким, то ему родители и сестра постоянно покупали шоколад и шоколадные конфеты, которые он поглощал в неимоверном количестве. В памяти у него на всю жизнь осталось воспоминание о том, как он ест вкусный шоколад. Он вырастал, а страсть к шоколаду, ко всему сладкому не оставляла его. Так как денег на их покупку не хватало, он стал заниматься кражами. Гордился тем, что долго не могли его поймать. «Как-никак, а я сын работника милиции, и потому кое-что знаю о работе ментов», — улыбаясь, говорил Виталий.

У меня в производстве кроме дела Виталия было много других уголовных дел. Так как с Виталием я провёл все необходимые следственные действия, то с ним стал встречаться реже, чем в первые дни после его задержания. Я назначил ему амбулаторную судебно-психиатрическую экспертизу, так как понял, что Виталий отстаёт в своём умственном развитии, что и подтвердил психиатр. Но он был признан вменяемым, т.е. в момент преступления мог отдавать отчёт своим действиям и руководить ими. Я присутствовал на экспертизе. Было странным от взрослого парня слышать своеобразные ответы на вопросы эксперта.

Для примера несколько вопросов и ответов. Вопрос: почему летает самолёт? Ответ: потому что есть впереди винт. Вопрос: а если машине впереди поставить винт, взлетит? Ответ: а как же! Оторвите у самолёта винт, и он тоже не полетит. Кстати, с этим, на мой взгляд, сложным вопросом, я был не совсем согласен, так как даже не каждый десятиклассник, хорошо изучавший физику, мог бы рассказать, как и почему возникает подъёмная сила самолёта. Вопрос: почему у нас с утра начинается день? Ответ: потому что в Америке ночь. Вопрос: что может происходить в электрической цепи, если при включении начинает мигать лампочка? Ответ: значит она старая, скоро сгорит. Вопрос: почему птицы осенью улетают на Юг? Ответ: потому что начинается охота. Они улетают, чтобы их не подстрелили. И дальше в таком же духе.

Однажды мне в кабинет позвонил начальник КПЗ и сказал, что Виталий просто озверел, колошматит ногами в дверь и требует, чтобы я немедленно явился в КПЗ. Причину вызова не называет. Я сразу же пошёл в КПЗ. Чтобы не терять время и не ждать, когда конвоиры приведут арестованного в кабинет, я подошёл к дверям камеры, открыл дверцу, так называемой кормушки, и позвал Виталика. Вижу, что он был настроен воинственно. Но всё-таки через окошко протянул мне руку, чтобы поздороваться со мною. Виталик, как и я, присел на корточки, чтобы со мною беседовать. Раньше в камерах вместо нынешних коек были нары, на которых, прижавшись друг к другу, спали арестанты.

Татуированная братия сидела на краю нар, не спуская с нас глаз, и чутко прислушивалась к нашему разговору. В камере стояла мёртвая тишина. Виталик, как никогда до этого, несколько повышенным и дрожащим от едва сдерживаемого гнева выпалил: «Игорь, я всё знаю и тебе, как другу, скажу в лицо, что все следователи на каждого арестованного от государства получают деньги на приобретение им туалетных принадлежностей, маек, трусов, сигарет и продуктов питания. Все следователи эти деньги прикарманивают. Поэтому, давай договоримся с тобой. Ты оставляешь себе все предназначенные для меня деньги, и я не буду никуда жаловаться, но за это купи мне самой дешевой сладости, хотя бы пол килограмма халвы».

Тут же за спиной Виталика от зэков послышался робкий гул одобрения требований Виталика. Меня, как я ни сдерживался, несколько разозлило поведение Виталика. И даже не из-за слов Виталика, а потому что я бросил срочную серьёзную работу и помчался в КПЗ, чтобы выслушать какой-то бред. Ему посоветовал поменьше слушать басни своих товарищей по нарам, так как он мне пересказал кем-то придуманную чушь. Я поднялся с корточек, захлопнул окошко кормушки и пошёл на выход из КПЗ. Сначала я направился в кабинет, чтобы закончить начатую работу, но потом передумал, представив, как сейчас Виталик мучается без сладостей. Может быть, даже у него началась ломка, как у наркомана, оставшегося без наркотиков.

Я быстро вышел на улицу и помчался в продовольственный магазин, который был расположен в нескольких десятков метров от УВД на углу улицы Ленина и бывшего Почтового переулка. Я купил по килограмму сахара, халвы и пряников. Всё это я, тяжело дыша от быстрой ходьбы, притащил в КПЗ. Открыл кормушку-окошко, и покупку передал Виталию. Он с детской радостью взял свёрток и печальным голосом промолвил: «Эх, Игорь, Игорь, хотел меня обмануть? А ещё утверждал, что для меня не получаешь деньги! Хорошо, что тебе стыдно стало!» Он прижал к себе мою покупку и направился к нарам, где с нетерпением его ждали сокамерники, чтобы разделить так легко доставшуюся добычу.

 

 

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Нечеловеческая жестокость

Игорь НОСКОВ

Солдатские сапоги

Игорь НОСКОВ

Гонимый миром странник с русскою душой

Оставить комментарий