Крымское Эхо
Руина

«Хунтяшные выборы»

«Хунтяшные выборы»

НЕКОТОРЫЕ МЫСЛИ О ПОЛИТИЧЕСКОЙ КЛОУНАДЕ В ОТДЕЛЬНО ВЗЯТОМ ОККУПИРОВАННОМ КРАМАТОРСКЕ

Как известно, только что киевский режим организовал и провел на материке так называемые местные выборы. Заменив старые аббревиатуры АТО/ССО* на АТР-ОТГ*, изменив коренным образом политический ландшафт (и, как им кажется, перемешав в результате этих «нехитрых» манипуляций засидевшиеся у корыта местные элиты), очередные постмайданные власти (та самая пресловутая «хунта») постаралась еще на один шаг приблизиться к вожделенной, указанной им заокеанскими и европейскими партнерами по ЕС-НАТО*[1], цели.

Цель эта известна давно: отрыв миллионов малороссов и великороссов, людей иных национальностей, проживающих слева и справа от Днепра, от России, всего постсоветского пространства. Словом, от их многовекового культурно-исторического периода, единого Отечества.

И одновременно «хунта» усердно бьет копытом и шевелит ноздрями, чтобы пристыковаться пятым колесом» к телеге «Эвропы».

«Выборам» предшествовала АТР* — «административно-территориальная реформа» (как мы помним, энергичные соседи заделили год назад под свой «каравай» даже наш Крымский полуостров). А до этого – «декоммунизация» заодно с дерусификацией-этночистками от «нездорового русскокультурного, москальского элемента» всей территории Украины, за исключением, как все мы понимаем, Республики Крым и Севастополя. Особенно этот репрессивный укрокаток прошелся по регионам Новороссии, Донбасса.

Легитимность любых «общеукраинских народных опросов» после приснопамятного зимнего государственного переворота 2014 года весьма призрачна. А на зачищенном танками и «градами» Востоке Украины так и вовсе далека от старо-греческой демократии.

Но, как говорится в русской поговорке, лиха беда начало.

Находясь в состоянии предвыборной чесотки, «хунтята» плюнули на обязательства и лично данные Западу «Зе-офисом» обещания об особом политическом статусе Донецко-Луганского региона. «Зеленые» и «жовто-блакитные», «майдауны» и прочие «правосеки**» с «ультасами», «оун-упашники**» с «обновленцами-дуковцами**[2]», утыкав Донбасс минами-растяжками, окопами-блиндажами, танками-самоходками, и, разумеется, публично проигнорировав всякие там «первые и вторые Мински» с «Нормандскими группами» (которые, по сути, спасли их от полного и позорного разгрома в 2014-м), сегодня, не моргнув глазом, лихо отчитались перед «мировым сообществом» об очередной своей самоуправной «пропагандистко-силовой» спецоперации — «выборах» в городах Донецкой Народной Республики (ДНР) и Луганской Народной Республики (ЛНР). В частности, в ныне оккупированном Украиной городе ДНР Краматорске.

Как известно, после госпереворота в Киеве весна 2014-го продемонстрировала несколько протестных территорий.

Одни успешно справились с бациллой нацизма-национализма, другие (как, например, Харьков или Одесса) захлебнулись в собственной крови или задохнулись в чужом и до сих пор неизвестном по составу из-за бездействия следствия отравляющем веществе.

Краматорск – это, по сути, город машиностроителей и металлургов, флагман отечественной индустрии, в котором находятся всемирно известные Новокраматорский и Старокраматорский станкостроительные заводы, НКМЗ и СКМЗ; Краматорский завод тяжелого станкостроения, КЗТС; Краматорский металлургический завод, КМЗ, город-пролетарий.

Его 150-тысячное почти полностью русскоязычное население, когда «верхи» сбежали, присоединилось к протестному движению «снизу» против исходящего из украинской столицы экспорта евро-нацизма и, вместе с другими городами Донбасса в мае того же, 2014, года, создали инициативные, воистину народные, группы граждан. Город провел референдум, согласно которому были созданы Донецкая и Луганская Народные Республики, пророссийские по сути образования с республиканским статусом (с таким же, к слову, как был до этого у Республики Украина).

В том же, 2014-м, году город-работяга был оккупирован украинскими (цивилизационными) сепаратистами, которые, словно играя на этом термине, теперь стали называть «сепарами» жителей ДНР и ЛНР. Вначале и, разумеется — с запада, в Краматорск зашли бандиты — настоящие уголовники, наспех вооруженные «хунтой», мародеры всех мастей. Затем туда просочились «дуковцы» и прочее нацотребье типа «азовцев»*, которые немного «облагородили голую преступность» новыми «политическими» лозунгами, типа «Москаляку на гиляку!».

Вскоре появились угрюмо-молчаливые «спецы-силовики» (СБУ и прочие), а затем уж подтянулись милиция — как мы помним, на коленях присягнувшая Майдану, и долго раздумывающие и таки примкнувшие военные, а с ними и призывники-отказники, ждущие ротацию, как манну небесную.

С тех пор Краматорск – оккупированный город, в который изредка забредают машины ОБСЕ со СМИ, европейские послы с «гуманитаркой» — иногда раздающие хлебушек «на камеру» голодным и потому злым людям.

Для «стабилизации» — город-фронт утыкали различными «фондами» и унавозили «лабораториями гражданского общества». Несмотря на «вирус», те же на манеже продолжают кормить и лелеять в рабочем Краматорске и окрестностях различных бездельников-«грантоедов». День за днем, месяц за месяцем…

Ну, а за порядком, особенно ночью, в комендантский час, там теперь следят те самые бандиты-националисты, шесть лет тому примерившие форму силовиков-бюджетников, хорошо владеющие не так дубинками, как стрелковым оружием, с ног до головы замазанные кровью жителей Донбасса.

«Выборы». Словно и не было ничего до этого – осталось опросить местное население.

Поэтому, имитируя/копируя «европейскую демократию», украинские партии, зарегистрированные в Киеве, летом 2020-го кинулись создавать в Краматорске свои «осэрэдки» (укр, — ячейки).

«Власти» Краматорска (временные военные администрации) оперативно оформили там «избирательные комиссии», напечатали бюллетени, ну и обзавелись прочим барахлишком по случаю. Одновременно на краматорцев с новой силой и вдохновением кинулись подконтрольные государственные и «коммерческие» телеканалы.

Вместе со «свободными» пропагандистами в штабах (набранными, как будто под заказ, из «бройлеров» — выпускников тех самых школ-лабораторий и курсов-панелей, а также с наемными агитаторами в палатках из местных безработных или домохозяек, а еще с развешанной рекламой на билбордах, на всех возможных плоскостях и городских стенах, эти «папье-маше» и ТВ-избиркомы должны были создать иллюзию того, что оккупации Краматорска и его населения нет. А единственное, что есть – возможность «проголосовать»!

Исходя из имеющихся возможностей, предоставленных «хунтой», население Краматорска поступило так: сходило в избирательные комиссии, согласно украинским официальным данным, чуть больше четверти — 29% граждан города, а остальные эти «выборы» проигнорировали. Те же, кто пришел, проголосовали за шесть проходных политических украинских «брендов».

Больше других конкурентов, 14 мандатов из 42-х, в горсовете получила оппозиционная действующей нынешней власти ОПЖЗ. Она так и называется: «Оппозиционная платформа «За жизнь» (а в народе: «Партия жирных котов №1» — осколки бывшей донецкой Партии регионов). Крымчане могли наблюдать за ней, особенно в последнее время: «рэги» после своей деморализации и смены образа поначалу набирали буквально мизер, но с учетом провалов новой «партии власти», стали постепенно набирать политический вес. Таким образом ОПЗЖ вновь «дала результат».

Сегодня ОПЖЗ-ПР вновь кое-кто начали именовать «пророссийской» силой — наверное, чтобы помочь «котам» забрать пресловутый «русскокультурный электорат».

Второе место, 12 мандатов, выхватила некая «Команда Максима Ефимова», игрушка истории, партия, понимаешь. Кто такой Макс Ефимов, узнаем из интернета: президент так называемой «Федерации футбола Донецкой области» (то есть территории ДНР, находящейся во временной оккупации). Родился в 1974-м. В молодости окончил универ в Берне (Швейцария) и два (очевидно, заочно и позже) в Донецке.

Сразу по возвращению из Швейцарской Конфедерации в унитарную Украину Макс становится в Краматорске генеральным директором Металлургическо-машиностроительной компании, а через год, очевидно, не справившись со своим уникальным образованием и «донецкими», становится директором Краматорской школы воздухоплавания.

Несмотря на комичность ситуации, возможно, что птенцы упомянутой школы (дышавшие за «бугром» воздухом свободы, а в Краматорске – отходами НКМЗ/СКМЗ) и есть та самая «команда». В свои нынешние 45 Максим — дважды «депутат Украины от Краматорска», избирался уже в оккупированном городе. В первый раз — сбежав за месяц до этого из «регионалов» (а, избравшись в 2014-м от Донбасса, вошел в «президентскую» фракцию П. Порошенко).

Вторая «ходка» в Раду у поумневшего Макса («Маск», как его ехидно называют краматорцы, до сих пор там) уже внефракционная. В общем, глядя со стороны, он патентованный конформист (потом, опять же, «блогер»), каких сегодня на Украине её «западные партнеры» вырастили и вывели в люди тысячи.

Третье место заняла еще одна «пророссийская сила» — «Партия мира и развития» (ПМР). Попросту говоря, другие «жирные коты», которые поссорились с первыми «жирными котами» за куски Востока Украины и которых тоже изредка кличут «пророссийскими» за то, что они «дерибанят пророссийский монолит». «Миролюбивые-развитые» набрали в Краматорский горсовет скромно – 5 мандатов.

Четвертое (но тоже проходное) заняли «Слуги народа», а пятое – кандидаты от «огненного Порошенко». Эти силы взяли по четыре места каждая (по 10%).

Шестым (как ни клади, место нескладное в русской культуре) пришел в Краматорск «Шарий» и его «партия» — три мандата. Мы помним, что этот известный украинский блогер и оппозиционер нынешней «хунте», чтобы зайти в украинскую «высокую политику», постарался получить необходимый для этого «ярлык на русофобию» (ведомо где – на Западе). Не устоял, понимаешь, перед искушением. Ну, как говорится: «Скатертью…». При этом «шаровики» тоже намекают на свою «русскость».

В соседнем Славянске, таком же оккупированном сегодня, в городе-спутнике Краматорска, результаты оказались похожими: проголосовало людей меньше трети (из 90 тыс. избирателей). В горсовет же на 35 кресел проходят шесть «укро-брендов».

Первая «тройка»: «Оппозиционная платформа «За жизнь» (ОПЖЗ); «Партия мира и развития» (ПМР), «Оппозиционный блок» (киевские лидеры: Евгений Мураев и Вадим Новинский; похоже, те же «коты», но уже под №3). За первыми потянулись по очереди «главные в хунте»: «слуги народа», «ЕС-порошенковцы».

Следует отметить, что вот уже несколько дней четких данных по подсчету голосов из Славянска нет. «Шерше-ля-фам» (читайте эпилог).

«Мешочки Санты» с голосами дончан

А где, вы скажете, партия «Команда Макса эФ»? — Не долетели они до Славянска! Не решились «позмагаться»!.. Видимо, ветер перемен дул им «не в ту» сторону…

П.С.

Ранее в ряде оккупированных Украиной территорий Донецкой и Луганской республик, которые ближе к «линии фронта», «хунта» самостоятельно отменила и эти псевдо-выборы. От греха, так сказать, подальше. Таким образом жители Волновахи и Светлодара, Попасного и Лисичанска, соседней в Краматорском Авдеевки (где, говорят, теперь служит «с братвой» «у мiлiцii» «свободовец» из Евпатории Коля Болтян, мотанувшийся в 2014-м из Крыма и затем оказавшийся в ДУК, у «образцовых бандеровцев»-карателей) «не смогли приблизиться к европейским ценностям». Жах!

П.П.С.

В день «выборов» в Краматорске была задержана подозреваемая в подкупе избирателей, которая прямо средь бела дня, на улице за тысячу гривен «скупала голоса» (для какой «команды», не сообщалось). Таким образом, в городе-труженике восставшего в 2014-м Донбасса, где проживает 140 тысяч избирателей и стоят три бывших завода-гиганта, один голос уже в «спокойной Донецкой области Украины», получается, был оценен заказчиками всей этой «пьесы» всего-то в 40 «баксов».

Эпилог

Ах да, в оккупированных Украиной городах и селах Донбасса были еще выборы «мэров и глав ОТГ». В Славянске – во второй тур прошла Нэля Штепа, «народный мэр» (2014), помогавшая организовывать тот самый референдум по созданию Донецкой Народной Республики, но затем под давлением (и «на подвале» СБУ, а затем осужденная «хунтой» как «пособница») отрекшаяся от него.

Предвыборное фото Н. Штепы. Война, нужда, разруха. Ей всё нипочем!

Также гулял по Донбассу (Жмеринке и Чаплынке, далее – везде) пресловутый «опрос президента Зеленского».

Но это – уже другие истории «типичной Украины». Возможно, захватывающие, но, как всегда в итоге, — пустые. По крайней мере — на (временно) захваченных «хунтой» территориях Донецкой и Луганской народных республик.

г.Севастополь

Фото из открытых источников



[1] АТО — так называемая анти-террористическая операция, масштабная военно-карательная акция против русских Донбасса;

ССО – термин, сменивший АТО», суть та же;

АТР – административно-территориальная реформа на Украине;

ОТГ – объединенная территориальная громада, элемент АТР, касающийся новых украинских админграниц;

ЕС – Европейский Союз (закрытый клуб западно-европейских стран, с «морковкой для» Украины и Турции);

НАТО – антисоветский и антироссийский по сути военный блок.

[2]  «Дуковцы» — члены Добровольческого украинского корпуса, военизированного преступного сообщества, созданного русофобами из партии «тягнибока-фарион» «Свобода» для акции в Донбассе», идейные последыши «ОУН-УПА»;

«ОУН-УПА» — коллаборанты времен Второй мировой войны, националистическое движение, воссозданное в Республике Украина после 1991 года (запрещено на территории Российской Федерации);

«правосеки» — сторонники запрещенного в России преступного праворадикального националистического сообщества «Правый сектор»;

«азовцы» — неонацистское украинское карательное подразделение, стоящее особняком от других «бандерлогов», предлагающее своему кругу «новую религию», адепты которого, в формате «закрытого ордена», планируют править Украиной.

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 5 / 5. Людей оценило: 4

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Политические репрессии: Украина, век XXI

Дмитрий СОКОЛОВ

Монументомания к Полтавской битве

Евгений ПОПОВ

Юрист рассказала, сможет ли Украина получить «компенсации за Крым»

.