Крымское Эхо
Архив

Вздохнет директор школы тяжело

Вздохнет директор школы тяжело

Такое впечатление, что система образования стала в нашей стране экспериментальной площадкой. Каждый новый куратор отрасли пытается доказать предшественнику, что в ней еще осталось достаточно места для радикального реформирования. Завершающийся учебный год не стал исключением: новшество коснулось выпускников школ, которые после кутежа во всю мощь родительского кошелька приступили к сдаче тестов. По-разному оценивают в учительской среде неожиданно ранее прощание своих воспитанников со школой, но практически все сходятся во мнении, что подобная практика вряд ли приживется, и на будущий учебный год скорые на выдумки чиновники предложат очередной эксперимент.

Сейчас же одни педагоги уверены, что нет ничего экстраординарного в том, что после большого школьного загула — последнего звонка и выпускного бала — вчерашних одиннадцатиклассников вновь усадят за парты. Это отчасти напоминает дореформенную систему, когда выпускники школ, запрятав в шкаф выходной костюм и нарядное платье, повторно, но уже в качестве абитуриентов, сдавали вступительные экзамены в вузы. Вроде как ничего страшного. Однако другие учителя им возражают: в те времена на подготовку отводилось более месяца, в течение которого можно было освежить знания самостоятельно, с репетитором или на вузовских подготовительных курсах. Сейчас выпускников выбросили в шквальное море без спасательного круга. Хотя тесты, считают те же учителя, совсем не то, что прежние письменные и устные экзамены, когда нельзя было рассчитывать главным образом на чутье, интуицию и везение, и называют тесты профанацией проверки уровня знаний.

В подводящем итоги учебном году чиновничьи эксперименты кардинально затронули систему проверки знаний. Школьных выпускных экзаменов у одиннадцатиклассников практически не было — ограничились итоговыми контрольными, что писались в обычный учебный день в рамках ведущегося учебного процесса: пару часов покорпели и пошли на следующие уроки. По поводу отсутствия выпускных экзаменов в школах сокрушаются больше всего. Жалость буквально затопила учительские сердца: их ненаглядные деточки сдают тесты уже не учениками, и всю полноту ответственности за результаты внешнего независимого оценивания делят с выпускниками их родители. Но это крокодиловы слезы. На самом деле не результаты тестирования занимают учительскую общественность. Чего плакаться по этому поводу, когда с учителя-предметника фактически сняли груз ответственности за итоговые знания ученика? Печалятся они совсем по другому поводу.

Отсутствие выпускных экзаменов у одиннадцатиклассников больно задело интересы школы — об этом в приватных беседах признаются сами учителя. С девяностых годов выпускные экзамены очень грамотно превращены учебными заведениями в кормушку. Проведение экзамена стало ритуальным действом, к нему готовились как к генеральной репетиции выпускного вечера. Каждый выпускной экзамен превращался в шикарный банкет для комиссии. С икрой, коньяком, шампанским. Никого — ни директоров учебных заведений, ни управление образования, ни педагогов — нисколько не смущало и морально не напрягало, что они пьют и едят за счет родителей, которые вынуждены накрывать поляны, чтобы потрафить вкусам тех, от кого зависит получение медали или приличного аттестата. Мало того, о вкусовых пристрастиях проверяющих ходят передающиеся из уст в уста легенды. Не зная лично местных чиновников от образования и многих школьных учителей, родители, тем не менее, прекрасно осведомлены, что в меню непременно должны присутствовать изготовленная на Камчатке красная икра, рижского производства шпроты, коньяк «Жан-Жак» о пяти звездочках, а конфеты не следует подавать в вазочке — проверяющие любят выковыривать их длинным ногтем из коробки. Никто из членов родительских комитетов, понятное дело, не допытывался о вкусах членов комиссий — директора школ не считают для себя зазорным быть источником подобной информации. Мало у кого из учителей на экзаменационных банкетах кусок не лезет в горло — большинство искренне полагают, что ничего с родителями не случится, если они разочек за десять лет от пуза накормят педагога, который цацкался с их ненаглядными чадами.

Помимо шикарной кормежки, существует и другой, более высокий, так сказать, интерес. Его в основном проявляют директора школ, которые, не скрывая, делят своих учеников по кошелькам родителей. Они так обставляют ритуал проведения экзаменов, что многие родители искренне верят, что получением аттестата их ребенок обязан не своей светлой голове, а исключительно школе. Школа всячески пестует в родителях эту уверенность, давая понять, что не будь их замечательного коллектива, ребенку ни в каком другом учебном заведении не поставили бы таких высоких оценок и вообще бы неизвестно, удалось бы их ненаглядному дитяти разгрызть гранит науки. Из этого прямо напрашивается вывод, что участие в образовании собственного ребенка должно быть по достоинству оценено. Естественно, его родителями. Например, ремонтом школьной столовой или приобретением оргтехники. Медальное приложение к аттестату и того дороже. Так повелось, что самые умные дети почему-то в последние годы стали рождаться преимущественно в семьях состоятельных родителей. Просто мания какая-то! В отдельных школах случаются выпуски, где что ни отличник, то непременно с известной в городе фамилией.

Причем некоторые директора не стесняются заранее делить медальный фонд школы между выпускниками, приберегая престижное «золото» детям нужных людей. Врач Харьковской клинической больницы Светлана Гречко, окончившая престижную керченскую школу семь лет назад, рассказывает: «Я училась в обычной школе по соседству с домом. Как-то раз мою маму встретила ее бывшая учительница, директор престижной школы, и, узнав, что я круглая отличница, уговорила ее перевести меня к ним с гарантией получения золотой медали. Так я попала в среду ученической элиты. Училась я на «отлично», увлекалась химией и биологией, была победительницей олимпиад и уверено шла на «золото». Мне даже платье на выпускной купили в цвет будущей медали. Но незадолго до выпуска будущих медалистов пригласила к себе в кабинет директор и заранее «раздала» награды. Мне досталось «серебро». В ответ на мои возмущения директора пригрозила оставить меня вовсе без медали. Мои более удачливые соученики оказались детьми нужных школе родителей, а у меня мама инженер и отчим рабочий. Бабушка дала мне деньги на новое, серебристого цвета, платье, и когда мэр вручал мне медаль и отметил мой наряд в тон, я с трудом сдержалась, чтобы не сказать, что я думаю о продажности школы. С того дня я ни разу не была в школе и получила прививку отвращения к ней. Мне сложно представить, какие отношения сложатся у меня со школой, когда придет время отдавать дочь в первый класс».

Теперь отчасти становится понятным, какого верного дохода лишил школу отменой традиционных выпускных экзаменов в этом учебном году новый министр образования и науки Украины Дмитрий Табачник. Пришлось ограничить аппетиты обязательным подарком школе и презентом классному руководителю. Хотя и эти дароприношения оказались для родителей не дешевы. За последние полтора десятка лет школьное начальство и рядовое учительство успела испортить безмерная родительская благодарность. Правда, сам пан министр подсказал школьному начальству новую лазейку: теперь родительские щедроты посыплются за максимально высокий балл аттестата. Директора школ и учителя-предметники уже руки подставили и сказочку подходящую сочинили про жалость к ученикам, которых они десять лет учили-учили и совесть не позволит им выпустить любимых деток с плохими отметками.

 

Фото вверху —
с сайта zastavki.com

 

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Люстрация по-украински: головой в мусорный ящик

.

Казак, шашка, конь боевой… (ФОТОФИЛЬМ)

.

«Крым не ресурс для личного обогащения…»

.