Крымское Эхо
Мир

Выборы-выборы, депутаты разные

Выборы-выборы, депутаты разные

РАЗМЫШЛЕНИЯ ОБ ИТОГАХ ВЫБОРОВ В ЕВРОПАРЛАМЕНТ

Выбирали-выбирали в странах Евросоюза депутатов в Европарламент — выбрали, как водится, разных, на любой вкус, цвет и ориентацию. Результаты были вполне ожидаемы — и не только по партийной принадлежности новых избранников.

Ожидаемы они были и тем, что ничего в европейской политике изменить не могли. Причин тому много, опишем их ниже. А пока для подведения итогов этой кампании лучше всего вспомнить слова златоуста всея Руси Виктора Степановича:

«Некоторые думают, что после выборов что-то будет. А после выборов не будет ничего. И это жизнь».

Конечно, выборы в Европарламент принесли публике множество увлекательных сюжетов. В их числе и второе место «Альтернативы для Германии» в своей стране. И то, что АдГ заняла первое место практически на всей территории бывшей ГДР. Карту этого голосования много где разместили, но тем, кто не видел, привожу здесь. Чёрным – округа, где победили христианские демократы с баварскими союзниками (ХДС/ХСС), бирюзовым – АдГ. Люди меняются, а границы – нет.

АдГ поднимается на антимигрантских настроениях, выступает против следования своей страны в фарватере США и, вообще, — с изоляционистских позиций. Нам эта позиция выгодна, но ведь очевидно, что в исполнительную власть представители АдГ если и попадут, то весьма нескоро. А пока их удел – разговоры разговаривать.

Рост изоляционистских настроений – это достаточно типичное следствие экономического кризиса.

Но настроения на то и настроения, чтобы быть изменчивыми. Да и менять их в нужном направлении в современном мире неплохо научились.

Второй сюжет – безоговорочное первое место во Франции политической партии «Национальное объединение» (бывший «Национальный фронт»). Она по числу голосов более чем в два раза опередила партию Макрона «Возрождение».

У нас партия «Национальное объединение» ассоциируется с Марин Ле Пен.  Только она в ней сейчас скорее неформальный лидер, официальный – Жордан Барделла́. Последний – интересная личность. Барделла – сын итальянки и алжирца, но стал лидером французских националистов-консерваторов. Правда, такая траектория нередка: жизнь на границе (не только в территориальном смысле) обостряет различение своего-чужого.

Макрон, узнав о результатах голосования в своей стране еще до их обнародования, рубанул по-наполеоновски. Взял да и распустил парламент, объявив новые выборы. Такие вот полномочия у французского президента — практически как у европейских монархов XIX века, слегка ограниченных конституциями.

На что надеется Макрон? Боится, что рейтинг его партии ещё более упадёт? Наказывает своих однопартийцев, проваливших выборы? Последнее весьма вероятно, поскольку эта партия («Возрождение») – новодел, слепленный политтехнологами только в 2016 году как раз под персону Макрона.

Похоже, что украинский проект «Слуга народа» лепили по тем же французским лекалам.

Обе партии набрали под фигуру нового лидера, рекрутировав в неё неких «новых людей» – депутатов муниципалитетов, активистов и т.п., кому в традиционной партийной структуре ничего не светило. И вот эти «ноунеймы», которых великий Макрон вытащил наверх, сделав депутатами Национального собрания, всё провалили.

«Всех уволю», – разгневался наполеончик XXI века. И даже запустил слух, что обсуждает со своим окружением возможность отставки с поста главы государства в случае победы «Национального объединения» на парламентских выборах. Типа, кто вы такие без меня? Потом слух опроверг — но для того слухи и запускают, чтобы вызвать реакцию на них.

Расчёт выглядит верным — теперь все, кого он из грязи вытащил, должны начать грызть зубами французскую землю, чтобы обеспечить результат. Оправдается ли он? Достаточно ли зубасты те, кого политехнологический лифт вознёс сразу на несколько этажей? Посмотрим.

Но эти два увлекательных сюжета ничего в самом Европарламенте не изменят, даром что Германия и Франция – крупнейшие европейские страны по населению и экономике. Самой многочисленной фракцией в Европарламенте осталась «Европейская народная партия», даже увеличила число своих мандатов.

Разбираться в сортах дерьма в том, как перераспределились места между либералами, зелёными и прочей европейской нечистью нет никакого смысла. Суть в том, что выборы председателя Еврокомиссии пройдут, как надо (а это главное реальное полномочие Европарламента, остальные его резолюции необязательны для исполнения). Даже если Урсулу фон дер Ляйен решат поменять ради пресловутой сменяемости, это ничего в политике ЕС не изменит.

На состав Европарламента влияют не только выборы, но и особенности представительства разных стран.

Это представительство связано с численностью населения, но не напрямую. Например, в Германии население в 12 раз больше, чем в Болгарии (84 и 7 млн соответственно), но Германия получает лишь в 5,5 раз больше депутатов (96 и 17). Крошечный Люксембург получает 6 голосов, Франция в такой пропорции должна была бы иметь 613 голосов, но у неё только 81.

Понятно, что это сделано ради защиты прав малых стран. Только в традициях парламентаризма эта проблема решается иначе – двухпалатным парламентом. Нижняя формируется пропорционально численности населения, а в верхней в федеративных образованиях – все субъекты получают равное число мест. В России – это два сенатора от каждого субъекта Федерации.

Но очевидно, что такое неравенство избирателей разных стран создано с единственной целью. В малых странах, особенно в «новых демократиях» манипулировать выборами гораздо проще, чем в крупных государствах, где есть и элиты, желающие отстаивать свои интересы, и сильные политические партии, и демократические традиции.

Вот мы и видим, что изменения позиции избирателей в Германии и Франции на итоговый результат никак не повлияли.

Попутно разворачивается ещё один сюжет – выборы в парламент Великобритании, которые назначены на 4 июля. Повлияют ли они на политику этой страны? Что-то изменят, но только что-то. От того, что на них, как уже абсолютно очевидно, победят лейбористы, мало что поменяется. Может, более социальной станет политика в отношении рядовых британцев, хотя денег на это сейчас найти будет крайне трудно.

Главная интрига – не улетят ли консерваторы на третье место, пропустив вперёд партию с претенциозным названием «Реформировать Соединённое Королевство» Найджела Фаража. Если такое произойдёт, то действительно это будет знаковое событие. Только не в смысле изменения политики Великобритании.

Есть интересная аналогия в истории: перед началом и в ходе Первой мировой войны лейбористы стали второй по значимости партией в Великобритании. Во время войны получили первые министерские посты. Правда, для этого им пришлось отказаться от антивоенной позиции: будучи партией профсоюзов, лейбористы в начале ХХ века выступали против роста военных расходов и милитаризации страны.

Таковы нехитрые секреты успеха новых сил в старой системе: нужно принимать правила этой системы — и всё у тебя будет, и должности, и спонсоры.

Став частью системы, лейбористы уже в 1924 году смогли получить большинство и сформировать своё правительство.

Однако аналогия всё-таки интересная – в предыдущий период смены исторических эпох в Великобритании изменилась партийно-политическая система. Правда, это было время, когда Лондон был центром мира. Сейчас уже не то, но, как говорится, будем посмотреть.

Весьма вероятен сюжет, что точно так же, как в Англии сто лет назад лейбористов сделали частью системы, в ближайшем будущем «обработают» правых популистов Германии и Франции. Ведь приход аналогичных правых к власти в Италии ничего в этой стране не изменил.

В Германии этот сюжет может развиваться следующим образом. После сокрушительных для правящей коалиции результатов выборов в Европарламент будут нарастать требования досрочных выборов. На них первое место получит традиционный союз христианских демократов и христианских социалистов (разница между ними в виде христианства в  том, что последние доминируют в католической Баварии).

Но для коалиции будут нужны ещё голоса. Предлагать место в ней обанкротившимся социал-демократам и зелёным – заранее приговорить коалицию к быстрому падению популярности. Вот и сделают германским альтернативщикам предложение, от которого трудно будет отказаться. А взамен всех плюшек от участия в правительстве и распределении бюджета от них потребуют снизить градус радикализма.

Повторюсь, именно по такому сюжету развивалось приручение лейбористов в начале прошлого века.

Кто-то принципиальный из АдГ покинет партию и создаст что-то своё, верное принципам, но маленькое. Останется непримиримой левая Сара Вагенкнехт, будет жечь глаголом сердца немецких обывателей. Но только глаголом, а не существительным, в смысле существенным. Да и жечь будет только в рамках политической противопожарной безопасности. И найдётся кому за этим присмотреть, чтобы это глагольное жжение не выходило за пределы выпуска пара.

Современная демократия – это весьма эффективная система институтов, и эффективна она именно в плане приручения радикалов или отправления их в маргинез.

Ну и осталось вспомнить о главных выборах этого года – в США. Они тоже мало что изменят, как бы у нас ни превозносили Трампа. Для нас главное ожидание от этих выборов в том, что конфликт вокруг путей трансформации США приобретёт горячие формы.

Что-то похожее мы наблюдали в 2020 году. Тогда при помощи активистов бэлээма (движение BLM – ред.) смогли дискредитировать политику Трампа и отвлечь внимание от прямых фальсификаций. Потом этот рукотворный пожар быстренько притушили. Как сейчас будут решать проблему популярности Трампа? Решат ли её до выборов или организуют после них такое давление на новую администрацию, что она будет вынуждена искать компромисса с прежней, – пока непонятно.

Хочется надеяться, что организаторы сего действа не справятся со своим джинном в бутылке и в США конфликт перейдёт в горячую фазу. Но надежда – плохой инструмент для создания успешной победной стратегии.

Уповать лучше на то, что Русофобская политика США мало изменится и одновременно рассчитывать на свои собственные силы.

А пока в западных демократиях забавляются своим любимым видом спорта, в мире продолжит торжествовать История. Новые страны будут подниматься, отстаивать свое место в историческом процессе. Ну а те, кто сделал ставку на уходящее, так и будут полем битвы между старым и новым в Истории.

Ну, а нам лучше думать о том, как стать победителем в историческом противостоянии, чем уповать на то, что чем-то поможет выборная суета в европах и америках.

Фото из открытых источников

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 4.6 / 5. Людей оценило: 17

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Легионеры-ненавистники

Россия не злится — она улыбается

Алексей НЕЖИВОЙ

Дальневосточный фронт

Оставить комментарий