Крымское Эхо
Архив

Встречное предложение: дружить делами

Встречное предложение: дружить делами

В конце прошлого года Крым задружился с таким количеством областей и автономных округов соседних государств, что теперь чиновникам на работу времени не останется: придется то и дело разъезжать по гостям да принимать их у себя. География побратимства распространилась на Болгарию, Францию, Филиппины, а в России дотянулась аж до Ямало-Ненецкого автономного округа.

То-то теперь оленинки с брусничным вареньем наедимся! Правда, о кулинарном сотрудничестве ни слова, зато наворотили такие планы, что только держись. Сотрудничество будет развиваться по нескольким направлениям, куда первым делом попал, естественно, туризм. Крымчан вряд ли порадует перспектива отдыха и развлечений на Тюменском севере или в Курганской области, с которыми мы побратались, зато наше приглашение «Лучше вы к нам!», скорее всего, новыми друзьями будет услышано.

Чиновники и депутаты крымского парламента, утвердившие многочисленные побратимские соглашения, обещают сотрудничество практически во всех областях. Кроме туризма, в этот почти безразмерный перечень попали здравоохранение, образование, наука, культура с искусством, молодежная и гендерная политика. В экономической сфере предполагается создание совместных предприятий, акционерных обществ, торговых домов, финансово-промышленных групп, развитие инвестиционной деятельности, расширение взаимных поставок продукции производственно-технического назначения и товаров народного потребления.

В осуществлении этих проектов многие, как мне думается, пожелали бы участвовать. И то правда, почему бы за государственный счет ни прокатиться во Францию, Болгарию, на Филиппины, да даже по зимнему времени недурно было бы и в Салехард — столицу Ямало-Ненецкого автономного округа — махнуть, снежком похрустеть. Надежды на то, что дружба чиновников перерастет в деловое и культурное сотрудничество рядовых крымчан с такими же обычными гражданами соседних и дальних государств, мало. Во всяком случае, весь предыдущий опыт побратимских связей не позволяет строить иллюзий на этот счет. Обычно дальше первого застольного общения чиновников, руководителей предприятий и общественных организаций дело не продвигается.

Движение породненных городов и областей некогда было массовым и популярным, даже ничем не примечательный, затерянный на захолустных окраинах городок непременно стремился обзавестись «братьями», желательно зарубежными, как бы в подтверждение гоголевских слов «нет уз святее товарищеских». После развала СССР мода на братание поутихла, а вот в последнее время вернулась на новом витке отношений. Руку для дружбы протянули друг другу многие приграничные города, а след за ними потянулись к братанию и те, кто в советское время из-за закрытости не был допущен к укреплению дружеских связей между народами.

Керчь, к примеру, в побратимских связях никогда прежде замечена не была: приграничное положение, стратегические порты и строительство военных судов делали город ограниченно закрытым для въезда. Зато за годы самостийности побратимство затянуло город. Первый «друг, товарищ и брат» появился у Керчи в 1998 году, когда город находился на грани выживания: остановились предприятия, бюджетники бастовали, население кучно жалось в не отапливаемых, без электричества домах. Именно в тот момент только что избранному градоначальнику засела в голову шальная мысль дружить домами с белорусским Могилевом. Делегация керченских чиновников была в восторге от поездки: еще бы, тогда счастьем казалось вырваться хотя бы на недельку из мрачного, неустроенного керченского быта. Вернувшиеся в обновках чиновные дамы наперебой расхваливали изделия легкой промышленности братской страны, и мэр пообещал керчанам, что вскоре они все оденутся в белорусский текстиль и трикотаж, которые будут продаваться в городе у моря в специализированном торговом комплексе, открытия которого давно уже никто не ждет.

В течение двух лет список породненных с Керчью городов пополнился российским Смоленском и турецким Чанаккале, где отметились местные чиновники и придворные ветераны. После некоторого перерыва Керчи повезло побрататься с российскими городами Одинцово, Орел и Сочи, где опять побывали с дружеским визитом официальные чиновные делегации. Сейчас побратимский зуд у руководства Керчи несколько поутих, потому что сместился акцент интересов, а спроси керчан о породненных с их малой родиной городах, этот вопрос подавляющее большинство жителей поставит в тупик. Не то что реальных подвижек по пути дружбы и сотрудничества — информации об этом ноль. Может быть, чиновники, кто их знает, и продолжают ездить в гости друг к другу, по-товарищески закусывать и париться в баньке, но рядовому керчанину от их визитов проку никакого. К примеру, в городе дважды проводились курортно-туристические ярмарки, где, наверное, не мешало бы побывать представителям Смоленска, Орла, Одинцово, даже владельцам турфирм Сочи и Чанаккале не дурно было бы отметиться на этих мероприятиях, а кроме гостей из Могилева никто не почтил Керчь своим уместным деловым визитом.

Наверное, причина формального братства кроется еще в том, что выбор породненных городов не поддается логике. Слишком мало связывает Керчь с ними. Вот кто возьмется объяснить, что общего у провинциальной Керчи с областными центрами России Орлом и Смоленском? Геройские звезды на знаменах городов? Да, соглашение о побратимских отношениях далеко не всегда преследуют экономическую выгоду, но ведь и сотрудничества в образовательной, культурной, социальной и спортивной сферах между нашими городами тоже нет. Как бы ни пырхались керченские чиновники в попытке доказать крепость союза, достаточно посмотреть, как сами россияне оценивают побратимскую дружбу. У того же Орла четыре породненных города и с тремя из них установлены давние и прочные внешние связи. Примерами делового сотрудничества буквально зачитываешься: международные семинары, обмен опытом, экономические контакты, стажировки специалистов, сотрудничество общественных организаций, совместные проекты. Помимо этого — регулярные обмены официальными и творческими делегациями, ознакомительные поездки предпринимателей, ежегодные обмены делегациями педагогов и школьников, оказание медицинских консультаций и помощи. А что же Керчь? Она просто упоминается в списке породненных городов.

Несмотря на то, что представители Могилева посетили Керчь во время проведения курортно-туристической ярмарки, летом город у моря не задохнулся от наплыва белорусских гостей, хотя из трехсот пятидесяти тысяч населения этого административного центра вполне могли найтись тысяч десять-двадцать желающих понежиться под жарким солнцем на берегах двух морей. Нет с этим крупным промышленным белорусским городом и экономических связей. Ничто в Керчи не напоминает о взаимовыгодном партнерстве с породненным Смоленском. Даже турецкий Чанаккале, который как никакой другой из побратимской связки городов мог бы сгодится Керчи в практических целях, ничем не проявился на украинском черноморском побережье.

С этим, вдвое меньшим по численности населения, городком у Керчи немало схожего: они оба могут потягаться древностью своего происхождения, стратегической важностью для своих государств и родственным производством рыбных консервов. После этого вдвойне смешно надеяться на реальные подвижки в партнерстве с Сочи. Более чем странный выбор, если только не иметь в виду, что несколько лет назад Керчь накрыли слухи о том, что мэру города якобы сделал предложение возглавить Сочи губернатор Краснодарского края Александр Ткачев. Из этой серии породнившихся с Керчью городов и подмосковный Одинцово, где в местном филиале Московского психолого-социального университета, вероятней всего, остепенился докторством профессор социологии Олег Осадчий, которому помогал в написании диссертации ученый из Орла. Вот и размотали клубок интересов, который позволил Керчи влиться в движение породненных городов.

Если же говорить о реальном содружестве, то, наверное, лучшего выбора, чем город-герой Новороссийск, для Керчи и не найти. И геройство, и портовая инфраструктура, и сравнимая численность населения, и территориальная близость, и перекрестный интерес в развитии туризма — это только видимые поводы для дружбы между черноморскими городами-героями. Но партнерство между нашими городами ограничилось перенятым новороссийскими коммунальщиками у керченских дворников образцом мини-цапки для чистки травы и презентом в виде плитки, подаренной Керчи Новороссийском для укладки сквера в центре города…

 

Фото вверху —
с сайта venividi.ru

 

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Кто мы?

Обратной дороги нет

Николай ФЕДОТОВ

Крым. 22 августа

.