Крымское Эхо
Архив

Вспомнить все

Вспомнить все

О ФИЛЬМЕ «ВАЛЬС С БАШИРОМ»

Начнем стого, что скажем, что фильм этот не новый. Официальная премьера состоялась еще в мае на Каннском фестивале, и с тех пор его уже успели посмотреть все, кому это было интересно. Я постараюсь убедить уделить 90 минут своей жизни фильму Ари Фольмана тех, кому это интересно до сих пор не было. В украинский прокат такие ленты не попадают.

И тот факт, что Симферополь все же увидел «Вальс с Баширом» на большом экране – полностью заслуга администрации кинотеатра «Спартак». Здесь научились находить компромисс с конъюнктурой и стали проводить просмотры фестивального кино, которое не скоро еще в нашей стране начнет приносить прибыль.

Лично я давно скептически отношусь ко всему тому кинопродукту, которым восторгаются в Каннах. Из фестиваля почему-то пытаются сделать некий орган, который будет отвечать за совесть всей планеты, и скатываются до абсурда в попытке вскрыть все раны человечества. Получаются не очень хорошие спекуляции на очень серьезные темы, а именитые режиссеры лишь отбирают хлеб у создателей социальной рекламы.

Вспомнить все
«Вальс с Баширом» номинировался в Каннах на «Золотую пальмовую ветвь», а уж его описание как «артхаусная анимационная лента от израильского режиссера об израильской войне» вообще не сулило ничего хорошего. К счастью, впечатление, полученное от постеров, трейлера и рецензий, оказалось неверным. «Вальс с Баширом» — этот фильм не о вторжении Израиля в Ливан, не об ужасах войны, не о мужестве и геройстве, не о смерти и даже не о расправе над беженцами в лагерях Сабра и Шатила, хотя именно эти события стали кульминационными. «Вальс с Баширом» — это рассуждения на тему чувства вины, стыда и ответственности за все, что происходит с человеком, рядом с человеком, в голове человека, во всем мире. Помните эпиграф к роману Хемингуэя? «Не спрашивай никогда, по ком звонит Колокол: он звонит по тебе». Вот «Вальс с Баширом» о том же, а еще о памяти и её причудах.

Вспомнить все
Главный герой ленты – сам Ари Фольман (который, кстати, был на той войне). Ему звонит давний друг и жалуется, что вот уже 20 лет видит один и тот же сон: его преследуют 26 собак. Он сидит на окне собственного дома, а они лают внизу, скалят зубы. Он в безопасности, собаки не причинят ему вреда, но он знает также, что они никогда не уйдут. Эти собаки – призраки из прошлого. Он их точно посчитал, когда застрелил одну за другой во время войны. Человека он убить был не способен, вот ему и дали задание: «Мне поручили перестрелять всех собак в арабской деревне. Собаки воют и лают, когда чувствуют чужаков и, таким образом, предупреждают террористов».

Выполнив приказ, солдат обеспечил себя кошмарными снами на всю жизнь. Главный герой спрашивает, чем он может помочь другу. Тот отвечает: «Ты же режиссер, сними фильм об этом». И тут Фольман, задумавшись над предложением, впервые за 20 лет понимает, что не помнит войну. Все его ровесники, которые там были, страдают галлюцинациями, угрызениями совести, их что-то мучает. Но главный герой не только не ощущает ответственности за чьи-то прерванные жизни, он на самом деле забыл все то, что могло бы его тревожить годы спустя.

Вспомнить все
У человеческой психики есть такая хитрость, своеобразный клапан безопасности: то, что помнить страшно, сознание вычеркивает, вытесняет, чтоб уменьшить стрессовый фактор. Но есть теория, что эти воспоминания остаются в подсознании и влияют на жизненный путь личности уже скрыто, завуалировано. Вот это и произошло и с главным героем. Он знает, что в ночь на такое-то число происходили массовые убийства гражданского населения в лагерях Сабра и Шатила, и что он был как раз где-то там. Но единственное его воспоминание можно вместить в одну минуту времени.

Ночь в Бейруте. Он и еще два его товарища купаются в море на городском пляже. Вокруг тишина и звезды. Вдруг небо озаряют сигнальные огни, одни за другими. Солдаты выходят из воды, одеваются и идут к пустым многоэтажным гостиницам, обстрелянным и местами разрушенным. Наступает рассвет, и они видят, как навстречу идут плачущие женщины в черном, их много и они безутешны. Больше ничего его мозг не выдает. Ошеломленный внезапным своим открытием о том, что память сыграла с ним злую шутку, главный герой решает найти и расспросить всех тех, кто был на войне вместе с ним, чтобы понять, стоит ли ему чувствовать себя виноватым. Его родители были в Аушвице, и это позволяет ему оправдывать себя до какой-то степени. Но муки совести его не оставляют. Неужели он убил кого-то той ночью? Понемногу он и сам начинает себя чувствовать нацистом, а палестинцев – своими родителями, на него наваливается ответственность за холокост и за все геноциды, которые были, есть и будут.

Вспомнить все
«Вальс с Баширом» — это очень хорошая анимация. Фигуры двигаются, как роботы, свет и тень сменяются мгновенно, никаких переходов, цвета только усиливают ощущение ирреальности, условности всего происходящего. Довольно необычно для военной темы. Фольман объясняет свой выбор так: «По другому это не покажешь – все эти галлюцинации, воспоминания, мечты, сны…Война – на самом деле напоминает передоз ЛСД, и анимация – единственный способ показать все это». З

рителю картинка на экране тоже начинает казаться просто плохим сном. Но это не более чем уловка режиссера, которая безошибочно срабатывает на последних минутах ленты. Солдаты в «Башире» фотографируются, ходят в увольнения, развлекаются по возможности, стараясь казаться самим себе настоящими мужчинами (большинству из них было лет по 19-20). Кого-то где-то ждет девушка, кого-то девушка ждать не захотела, и обиженный молодой влюбленный фантазирует о том, чтоб героически погибнуть и навесить на нее чувство вины, у кого-то девушки и вовсе никогда не было. Все эти молодые люди не думают ни о войне, ни о ее причинах, ни о ее исходе.

— Что мне делать?
— Стреляй!
— В кого?
— Откуда я знаю? Просто стреляй!
— Может лучше помолиться?
— Лучше молись и стреляй!

Вспомнить все
Никакого пафоса, никакой бравады. Молодые израильтяне действительно просто стреляют по кустам всю ночь, не зная, есть ли в них кто-нибудь. Они даже не ненавидят войну, они вообще о ней не думают. Точно так же, как и зритель. Нарисованная и анимированная кровь не пугает.

В одном из эпизодов фильма идет речь о фотографе, который снимал трупы, взрывы, столкновения без особого напряжения для собственной психики, пока его фотоаппарат не вышел из строя. И тогда война, которую он увидел не через объектив, его сломала. Главный герой 20 лет вытеснял из своей памяти то, что могло отравить ему жизнь. Войну он пережил легко, ни о чем не задумываясь, как никто не задумывался о том, почему фалангисты вывозили за город женщин, детей и стариков в ночь после убийства Башира, президента, который был готов идти на мирный договор с Израилем.

Солдатам был отдан приказ: всю ночь запускать сигнальные ракеты. Зачем им было знать, что должны освещать эти ракеты? Кому хотелось думать, почему машины увозили гражданских куда-то и вскоре возвращались пустыми? Или почему всю ночь были слышны выстрелы? Ведь сами-то герои фильма никого не убивали, да они и понятия не имели, что там идет резня. Вернее, они прилагали все усилия, чтобы так этого и не понять. Главный герой спасался от мук совести все 20 лет.

Вспомнить все
Зрители «Вальса с Баширом» — 78 минут. Катарсис наступает перед самой концовкой. Герой Фольмана узнает все, что забыл, по крупицам собирает сведения о войне и о той ночи, когда совсем рядом погибло, по разным оценкам, от 700 до 3500 мирных жителей. Он заполняет память полностью до того самого момента, когда он и двое его товарищей купаются в море, потом видят сигнальные огни, одеваются, входят в город и застывают при виде скорбящих людей.

Зритель не успевает опомниться, как анимационная картинка сменяется документальной съемкой: женщины, плачущие и кричащие что-то на чужом языке, разрушенная улица и трупы, трупы, трупы. Уже не нарисованные, не привычные бутафорские из голливудских фильмов, а настоящие. Этот неожиданный удар от режиссера зрителю, который за 78 минут успел и развлечься, и расслабиться, и порассуждать на вечные темы, попадает в самое яблочко.

Наивные люди, пришедшие посмотреть мультик, понимают: от ответственности за содеянное никому не убежать, даже если никого не убивал, даже если не помнишь, как убивали другие, даже если ты вообще никогда не был ни на войне, ни в Израиле, ни в Ливии. Такие вещи лежат на совести каждого.

 

Все фото взяты с сайта arthouse.ru

 

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

К Аксенову за паспортом не пойдешь

Катя БЕДА

Русским на Украине и в Крыму некомфортно

В душе – свет, в руках – профессиональное совершенство

Дарья МАКОВСКАЯ