Крымское Эхо
Архив

Вспомнить все очень трудно

Вспомнить все очень трудно

БЕССМЫСЛЕННЫЙ ПРОЦЕСС ПРОДОЛЖАЕТСЯ

С мая наше издание следит за судебным процессом над Вадимом Иловченко, который обвиняется в том, что несколько лет назад помешал деятельности (и получению прибыли) автозаправки «Легар», ныне работающей под флагом «Гефеста», которая граничит с Центральным автовокзалом в Симферополе. Дело было в 2004-2005 годах, тогда кто-то перекрыл въезд на заправку, прорыв канаву в асфальто-бетонном покрытии того спуска, по которому машины подъезжали к АЗС.

Вот суд уже несколько заседаний подряд и выясняет роль обвиняемого Иловченко в этом деле, был ли он среди копателей или защитников канавы.

К сегодняшнему дню на основании свидетельских показаний, данных в суде, нам стало ясно, что существовал Центральный автовокзал Симферополя, принадлежащий «Крымавтотрансу», с его территорией граничила автозаправка фирмы «Легар». Существовала фирма «Канон», которая находилась с «Крымавтотрансом» в неких договорных отношениях, а потом возник какое-то АОЗТ «Аспект», о котором доподлинно ничего не известно. Защита утверждает, что Вадим Иловченко в то время не занимал никакой официальной должности и не мог отдавать распоряжения подчиненным сотрудникам, обвинение же, путем допроса свидетелей, пытается доказать обратное.

 

Вадим Иловченко и его адвокат
в здании Киевского райсуда Симферополя


Вспомнить все очень трудно
Земля под заправку была выделена решением горсовета, а вот спуск к ней является землей общего пользования. Земля в данном случае – почва. Но поверх нее когда-то было сооружено толстое асфальто-бетонное покрытие, для чего понадобилось сколько-то кубометров щебенки, бетона, возможно, тонны арматуры. Кто понес затраты на их покупку, доставку, укладку, у кого на балансе числится это покрытие, никто теперь вспомнить не может. Но не заправка – точно. То есть, если «Крымавтотранс» ковырял собственное имущество, это самое покрытие, добираясь до общественной земли, то имел на это право – но это наши соображения.

В суде же 14 сентября говорили о другом — о том, как 23 марта 2005 года осуществлялось исполнение решения Административного суда по освобождению проезда к заправке. Большинство свидетелей, давших показания в тот день, – государственные люди, работники исполнительной службы.

Все свидетели, естественно, с трудом припоминают подробности того дня: прошло четыре с половиной года. Поэтому одни говорят, что охранники, которые препятствовали освобождению проезда, были в черной форме без знаков различия, другие — что они были в камуфляже, третьи помнят казачью форму и погоны. Помнят, что дело было резонансное, и исполнители сразу привлекли к мероприятию милицию, а потом позвали на помощь и «Беркут».

Свидетель Максим Александрович помнит, что событие было неординарным, охранная структура – не помнит, какая препятствовала исполнению решения суда. «Мы вызвали «Беркут», они доставили охранников в Киевский райсуд, где те получили «по суткам» за то, что не давали нам зайти, перебросили одного исполнителя через забор. Было их человек 10, в черной форме без шевронов и нашивок. По лицам их не помню».

Свидетель Гамид Саникович вспоминает, что охранников было больше полутора десятка, казачество, все в черной форме с погонами сержантов и офицеров, с шевронами. Они выстроились в цепь и никого не пускали. Руководил ими, отдавал команды мужчина лет 40-45, чертами лица похожий на обвиняемого Иловченко. Точнее сказать не может, тот был в форме и фуражке, не представлялся. Там было много людей, суета…

Показания свидетеля Владимира Николаевича по форме резко отличались от всех прочих. Он работает заместителем начальника управления юстиции, является законопослушным гражданином и всегда является на заседания судов – то ли по повестке, то ли по звонку. Поэтому он глубоко оскорблен тем, что в данном случае был принудительно доставлен в зал суда. Его не вызвали в суд заранее, вместо этого сотрудники МВД осуществили принудительный привод. «Суд грубо попирает законность. События, о которых идет речь, происходили давно, мои теперешние показания могут быть интерпретированы не точно, могут оказать влияние на судьбу находящегося здесь человека».

Свидетель Антон Владимирович тоже плохо помнит тот мартовский день – за время, прошедшее с тех пор, у него таких исполнительных дел было 7 000. На кого именно был составлен тот акт – не помнит, Иловченко не узнает.

Валентин Сергеевич помнит группу людей в пятнистой форме, было их человек 5, да еще трое старших среди охраны, кто принимал, читал документы. Обвиняемого не помнит, не знает.

Владислав Александрович, сотрудник ОГИС тоже не помнит подробностей того давнего дня – у него таки события случаются «через день». Но ему кажется, что сопротивление госисполнителям оказывала сама охрана АЗС – около десятка человек. Как они были одеты, он не помнит, Вадима Иловченко не знает.

Все остальные свидетели высказывались подобным образом. Но двое из них вспомнили, что в тот день велась видеосъемка и по ней можно установить участников событий.

Был среди свидетелей и Максим Сергеевич, тот самый, кого сначала перебросили через забор, а потом увезли на «скорой». Он говорит, что в конфликте участвовало 15-20 человек – все казаки в черной форме. Он получил побои, которые были зафиксированы в законном порядке. Вспоминает, что другому исполнителю порвали кожаную куртку. Помнит, что среди охранников был кто-то такого телосложения, как и обвиняемый Иловченко, но бесспорно утверждать, что это был именно он, не стал.

Допросив всех пришедших и приведенных насильно свидетелей, участники процесса стали совещаться, что делать с остальными (а всего в деле указано 64 фамилии). В распоряжении судьи есть справки, что кто-то из них не проживают по указанным адресам, некоторых адресов не существует вообще. Адвокат назвал фамилии нескольких «ключевых», на показаниях которых и строится, собственно, обвинение. Он настаивает на том, чтобы они выступили в суде. По некоторым другим фигурам защита и обвинение согласились в том, что можно просто зачитать их показания из дела.

И вот здесь началось самое интересное. Судья читал протоколы допросов, и оказалось: каждому из свидетелей следователь задавал вопросы типа: «знакомы ли вы с Храмовым?», «оказывал ли Храмов влияние на работу АОЗТ «Аспект»?», «являлся ли Храмов председателем правления «Аспекта»?». То есть у слушателей, имеющих уши, складывается однозначное впечатление, что следователь «копал» под Виталия Храмова, но не смог накопать ничего существенного. А чтобы труд даром не пропал, создал странное многотомное дело по обвинению Иловченко.

Поскольку мы с самого начала подозревали что-то подобное, то при случае задали прокурору Автономной республики Крым Владимиру Бойко несколько вопросов по этому поводу.

– Известна вам фамилия Храмов Виталий Петрович?

– Да.

– Так кто же он – рейдер, захватчик или правозащитник?

– Мне известны только публикации, известно то, что есть уголовное дело по этому поводу – по заправке «Гефест».

– Там уголовное дело не против него, судят другого человека.

– Там другие люди, но я говорю, то, что говорю.

– А я внимательно слежу за этим судебным процессом…

– Когда мы только начали об этом говорить, там было <дело> по Ялте, по Евпатории – это все одного поля ягоды.

– А почему же тогда вы его не ловите, не хватаете?

– Что значит – почему? Если у меня будут доказательства… У нас таких правозащитников – приходят и говорят: я самый известный правозащитник Крыма! Я что, каждому должен верить? У меня данных о том, что он совершил преступление, нет. Если будут – естественно, будем принимать меры.

– Его обвинили в организации незаконного объединения, когда он стоял с ребенком, а остальные – с флагами этой организации. Задержали Храмова. Где логика?

– В этом разберется суд.

– Суд уже обязал его выплатить по этому поводу штраф – 510 гривен.

– Я поддерживаю. Если будет незаконно – будем реагировать.

То есть прокурор, фактически подтвердил, что для Вадима Иловченко этот суд – в чужом пиру похмелье. Хотя и очень тяжелое и надолго затянувшееся.

[color=red]См. также:[/color]

[url=http://old.kr-eho.info/index.php?name=News&op=article&sid=2807&word=%CB%E5%E3%E0%F0] Без понятия
СТРАННЫЙ ПОВОРОТ В ИМУЩЕСТВЕННОМ ДЕЛЕ [/url]

[url=http://old.kr-eho.info/index.php?name=News&op=article&sid=2686&word=%CB%E5%E3%E0%F0] Опять — мимо
СУДЫ ЗАТЯГИВАЮТСЯ[/url]

[url=http://old.kr-eho.info/index.php?name=News&op=article&sid=2622&word=%CB%E5%E3%E0%F0] Судный день[/url]

[url=http://old.kr-eho.info/index.php?name=News&op=article&sid=2558&word=%CB%E5%E3%E0%F0] Не рой канаву
СУД ИДЕТ [/url]

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Смысловая недостаточность интеграционных проектов на постсоветском пространстве

Николай КУЗЬМИН

Почему «Русское Единство» против НАТО?

Казусы Джарты

Пётр КАЧИНСКИЙ