Крымское Эхо
Архив

Все равно мы пить не бросим

Все равно мы пить не бросим

Когда Верховная Рада Украины приняла решение о повышении акциза на алкоголь, стало понятным, что три «вывода» из депутатского начинания последуют непременно. Цена на напитки такого рода возрастет; фальсификата, сивушный запах которого не забьешь апельсиновой корочкой – да что там, чесноком не задавишь, на полках магазинов станет больше; уровень продаж самопальной продукции, кипящей и бурлящей на кухнях и в подвалах, наберет дополнительные обороты. Рост цен не заставил себя долго ждать. Несмотря на то, что стоимости вина решение парламентариев вроде бы впрямую не касалось, она тоже потянулась вверх. Бутылка пива подорожала от пятидесяти копеек до гривны, водки — от двух гривен и больше. Но это еще не случилось больших праздников, что считаются синонимом большой пьянки, в канун которых торговля себя в ценовой наглости не ограничивает, зная, что когда Вася гуляет – ему море по колено.

Если парламентарии хотели своим решением придушить в своих избирателях тягу к спиртному, то это лишний раз показывает их оторванность от народа. Продавцы отделов многообразного бутылочного ассортимента финансовых потерь и снижения покупательского спроса не ощутили. Снаряженные за покупками мужчины как вознаграждали себя за домашние труды ста граммами водочки, так и продолжают премировать за хозяйственность. Как затаривались накануне посиделок бутылочным арсеналом, так и запасаются. Как молодежь шла веселиться с пивком или лонгером, так и не отказывает себе в привычных радостях жизни. Единственное, на что обратили внимание продавцы спиртного, при прежнем количестве раскупаемой продукции, снижается продажа дорогих и средней ценовой палитры сортов водки и пива и растет реализация более дешевых.

 

Все равно мы пить не бросим…


Все равно мы пить не бросим
Понятно, ратуя за повышение акциза, наши депутаты мыслили глобально и в последнюю очередь их занимало здоровье народа, который они своим высоким парламентским решением обрекали на дешевое пойло. Алкоголизм подобными мерами не победить. Этому учит чужая история той же Америки, где сухой закон был побежден оказавшейся ближе к чаяниям народа мафией, так и собственная, когда антиалкогольная кампания с треском провалилась под давлением национального менталитета. Медики не отрицают, что определенный эффект подобные жесткие меры оказывают. К примеру, через год после начала антиалкогольной кампании в СССР увеличилась рождаемость, снизилась смертность от алкоголизма, сократилось число дорожно-транспортных происшествий. Однако в психоневрологических диспансерах врачи без работы не остались – напротив, они значительно повысили свой квалификационный уровень в лечении белых горячек, число которых резко пошло в рост.

— Победить алкоголизм в приказном порядке нельзя, — уверен врач-нарколог Керченского психоневрологического диспансера Сергей Курий. – Как врач скажу, по отношению к спиртному существуют три категории людей. Считается, что малые дети, тяжелобольные, истинно верующие алкоголь не употребляют. Пятнадцать-двадцать процентов населения, что называется, знает норму, выпивает эпизодически и может в нужный момент сказать себе «стоп!». Им, скажем так, повезло. Но есть категория людей – их такими создала природа, что если они начинают выпивать, то, как говорится, тормознуться не могут. Семья, работа – все идет по боку. Они вынуждены опохмеляться, а это фактически беспробудное пьянство. Середины у них нет. А медицина не шагнула настолько далеко, чтобы изобрести лекарство, прием таблетки которого остановил бы неумеренную тягу к спиртному».

Случаи победы алкоголизма усилием воли крайне редки. Сергей Анатольевич Курий припомнил случай с бывшим пациентом, подобных которому в его практике больше встречать не доводилось. Мужчина рассказывал, что его закодировала … дочка. Он возвращался домой, а шестилетняя дочь, увидев его, стала убегать, прятаться и кричать на весь двор «Я боюсь, папка пьяный!». Он так и не смог объяснить переключение тумблера в мозгу, но пить бросил. Перестроиться на трезвость удалось в свое время инженеру Николаю Андреевичу. Пил он знатно: домой доносил в лучшем случае треть зарплаты, в институте учился заочно десять лет, припасенную для праздничных случаев женой выпивку по нюху находил даже под крышкой дочкиного пианино. В один прекрасный день, вернувшись с работы, он налегал за столом на борщ, когда ему сделалось так плохо, что все соседи сбежались на его крик «Умираю!».

Как потом по секрету рассказывала его жена доверенным соседкам, в аптеке знакомая дала ей какое-то зелье, она подсыпала его в тарелку с борщом. Не пил Николай Андреевич лет двадцать. Но, оставшись после смерти жены и отъезда детей в одиночестве, запил со страшной силой и, несмотря на возраст, выйти из штопора не может. «Обычное дело, — нисколько не удивившись, говорит врач-нарколог Сергей Курий. – Бывших алкоголиков не бывает. Если много лет не пившему человеку попадает в рот одна капля алкоголя, то дней через десять он приходит к прежней норме».

На учете в Керченском психоневрологическом диспансере состоит 1861 человек. В стационар, после лечения в котором они официально признаются алкоголиками, никто из них не пришел с повинной головушкой или из желания излечиться от хронического пьянства. Попадают сюда после запоев, пьяных драк или отягощенных криминалом «подвигов». Если же регистрировать всех, кому следовало обратиться за медицинской помощью в поликлинику или стационар, то цифру учтенных пациентов смело можно умножать на десять.

Алкоголизм имеет не только генетическую наследственность, но и социальную. Не обязательно в семье запойного пьяницы рождаются его собутыльники, а у трезвенника ему подобный. Конечно, пример папы, который каждый день пьет и бьет маму, побуждает к аналогичным «подвигам». Но и пример дяди Васи, который на вздрючке молотит соседа, с которым все стараются не связываться, а милиция ничего не может поделать, служить моделью социального поведения. Подростку с бутылкой в руке впору устанавливать гипсовые фигуры, как когда-то девушке с веслом. Множество так называемых слабоалкогольных напитков, что занимают на полках магазинов и в ларьках почетное место и употребляются не только подростками, но и детьми, к восемнадцати годам превращают будущих кормильцев народа в законченных алкоголиков.

Восемь влитых в юный организм под чипсы и сухарики «лонгеров» по количеству алкоголя равны четыремстам граммам водки. Пока наши доблестные народные избранники бузят в Верховной Раде, где зарегистрирован законопроект о признании пива алкогольным напитком, украинские одиннадцати-пятнадцатилетние подростки признаны самим пьющими в Европе.

Джина алкогольной вседозволенности выпустили из бутылки – попробуй теперь затолкай его обратно. Повышение цены на спиртосодержащие напитки – дело, считают медики, бесперспективное. Выпивающие по поводу все равно бутылку и за двести гривен купят, хотя и ограничатся не ста граммами, а двадцатью пятью каплями. Алкоголикам снобизм чужд: они и самогоном с денатуратом и политурой «поправятся». Врач-нарколог Сергей Курий полагает, что необходимы драконовские меры в отношении продающих подросткам спиртные напитки вплоть до закрытия торговых точек, жесткость в отношении управляющих в состоянии алкогольного опьянения транспортными средствами и нарушающих общественный порядок. Ведь смертность от алкоголизма растет год из года. В Керчи в 2007-м 27 человек скончались от алкоголизма, в 2008 году их было шестьдесят два, а за полгода нынешнего в мир иной отошли с таким «диагнозом» 48 человек.

Некоторые медики придерживаются мнения, что возвращение к системе лечебно-трудовых профилакториев оказалось бы сейчас весьма кстати: пьяницу бы осуждали и обсуждали соседи, коллектив, правоохранительные органы – создавалась бы иллюзия сильной руки. Хотя эта, наверное, мера исправления такая же относительная, как и тюрьма — достаточно вспомнить, что в прежние годы некоторые особо пристрастные личности по несколько раз попадали в ЛТП.

Особую рьяность за трезвость общества государство не проявляет. Слишком многим в стране выгодно пьянство народное. Огромный куш имеют на нем производители, процветают торговля и правоохранительные органы, пополняющие доходность своих структур официальными штрафами и неофициальными поборами. Колоссальные средства зарабатываются в аптеках на реализации препаратов, снимающих похмельные синдромы, и других, что снимают внешние проявления последствия алкоголизма. Да что там скрывать – открытие реабилитационных центров обеспечивает медицине несказанную доходность и весьма недурно подкармливает врачей частной практикой, когда они выводят из похмелья людей, тщательно скрывающих свое пагубное пристрастие к «зеленому змию». Как при таком разностороннем общественном интересе внушить людям, что алкоголь и в малых дозах наносит здоровью больше вреда, чем пользы. Даже если речь идет о красном сухом вине, которому издавна приписывались целебные свойства…

 

Фото вверху —
с сайта kiev.fotki.yandex.ru

 

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Каши не сварить

Отступать некуда

Алексей НЕЖИВОЙ

Сегодня Крым исламизируется, украинизируется, европеизируется…