Крымское Эхо
Архив

Всё детЯм облегченье вышло

Всё детЯм облегченье вышло

В нынешнем учебном году в девятый класс пошли пионеры двенадцатилетнего школьного образования. Несмотря на начинающуюся с трехнедельной задержкой вторую четверть, полного комплекта учебников ни у кого из них нет. Например, познакомиться с учебником биологии, по которой им предстоит экзамен, они пока могут только в интернете.

«Выпуск учебников не успевает за новой учебной программой. Эти ребята треть, а то и половину каждого учебного года работают без них», — рассказывает заместитель директора по учебной работе Республиканского учебного заведения «Керченский учебно-воспитательный комплекс-интернат «Лицей искусств» Лариса Журавлева.

Это тот конкретный пример, что наглядно иллюстрирует оторванность министерских планов от практики учебной работы. Когда нововведение станет не пилотным проектом, а примет окончательный вид системы, из него полезут те проблемы, о которых пока говорится с теоретической долей вероятности. «Будем бояться по мере поступления трудностей», — иронизирует по поводу учительского оптимизма Лариса Анатольевна. «Мы это не пробовали, и судить пока сложно», — вторит ей психолог Керченской общеобразовательной школы с углубленным изучением английского языка №19 Татьяна Каминская.

Новая система образования проявит себя на практике массой проблем, в чем с педагогами солидарны школьные психологи и педиатры. Нехватка классных комнат в школах, руководителям которых придется ломать голову над размещением великовозрастных учеников на два лишних года обучения, будет самой элементарной из предстоящих сложностей. С учетом увеличения срока школьного обучения придется вносить поправки в семейный кодекс, где платящим алименты родителям выходит послабление при достижении получающими высшее образование детками двадцатитрехлетнего возраста: после окончания школы в восемнадцать-девятнадцать лет завершить обучение в вузе в таком возрасте можно будет разве что экстерном.

Далеко не все родители окажутся материально готовыми к тому, что великовозрастное дитятко, в котором бушуют недетские гормональные страсти, накануне размена третьего десятка лет окажется неспособным содержать себя из-за отсутствия профессиональных навыков. В педагогах зреет уверенность, что после девятого класса в школах будет оставаться меньше половины учащихся, потому что в конфронтацию с двенадцатилетним обучением вступит не только материальное положение семей, а и система профессионального образования: аудитории техникумов и училищ тоже придется кем-то заполнять.

Позаимствованная у просвещенной Европы модель двенадцатилетнего школьного образования перенесена в нашу систему с отечественными извращениями. «Хорошую идею вывернули наизнанку, — говорит завуч лицея искусств Лариса Журавлева. – На Западе первоклассников двенадцать-пятнадцать человек в группе, а не по двадцать пять шестилеток, как у нас. В первом классе не только домашних заданий не задают, а даже не требуют обучения письму. Интерьер класса рассчитан на обучение ребенка в игровой форме: в помещении предусмотрены спортивная, игровая и учебная зоны. У нас с самыми юными школьниками работают учителя начальных классов, тогда как в Европе и Америке их образованием на этом этапе занимаются воспитатели дошкольных учреждений, потому что методика работы с шестилетними детьми отлична от практики обучения семилеток, что во внимание разработчиками программы новой образовательной системы не принято».

Начало школьной жизни с шестилетнего возраста вызывает у специалистов практически единодушное неприятие. «Кроме вреда здоровью, ничего не принесло, — без тени сомнения утверждает заведующая дошкольным отделением Республиканского учебного заведения «Керченский учебно-воспитательный комплекс-интернат «Лицей искусств» Анна Чайкина. – По закону, детей, которым на 1 сентября не исполнилось полных шести лет, в школу не берут, и эти ребятишки, на мой взгляд, выигрывают: у них физического здоровья в первом классе больше».

Несмотря на то, что переростки-первоклассники выйдут после двенадцати лет обучения в школе накануне своего двадцатилетия, психолог Татьяна Каминская уверена, начинать школьную жизнь без ущерба для здоровья ребенка следует с семи лет. Коллеги с ней согласны. Вот и Елизавете Дмитриевне детский психолог порекомендовал оставить шестилетнюю Донару дома: не по годам развитая девочка физически и психологически не готова к школе. И молодая мама абсолютна не переживает, что девочка окончит в школу в возрасте, когда сама она училась на третьем курсе института. «Может быть, нам удастся окончить школу экстерном или пару раз перескочить через класс», — оптимизма женщине не занимать.

«Ребенок всё познает в движении, а в наших классах нет для этого условий, его усаживают за парту и практически неподвижным держать тридцать минут, — критически оценивает подход к обучению юных школьников психолог Татьяна Каминская. – Первый год обучения шестилетки просиживают впустую, механически заучивая материал, который за летние каникулы у них напрочь выветривается, – во второй класс они приходят «чистым листом».

Может быть, с учетом возрастных особенностей шестилеток чиновники и растянули школьную программу, как скорняк шкурку? «Нет, программу не облегчили, — считает заместитель директора по учебной работе Республиканского учебного заведения «Керченский учебно-воспитательный комплекс-интернат «Лицей искусств» Лариса Журавлева. – Она перенасыщена терминами и рассчитана по формуле «заучил, сдал, забыл». Недельная нагрузка сократилась с тридцати девяти часов в неделю до тридцати четырех в обычной школе и до тридцати шести в лицеях и гимназиях».

«На мой взгляд, программа растянута, — говорит воспитатель свободного времени этого учебного заведения Ирина Варюхина. – Новых предметов уже нет, а по тем, что есть, нагрузка минимальная. Право изучали в девятом классе – теперь еще и в десятом станут. Преподавание физики закончится в одиннадцатом классе, в двенадцатом будут изучать только астрономию. Выходит, для успешной сдачи внешнего независимого оценивания родителям придется нанимать репетитора».

Бабушка ее воспитанника Алла Константиновна приходит в ужас от мысли, что внук окончит лицей в восемнадцать, а некоторые его одноклассники почти в девятнадцать лет.

Если бабушку страшит вероятность перехода из школы в армейскую казарму, то учителей – работа с великовозрастными учениками. Еще никто не учил в школе девятнадцатилетних старшеклассников и не может в полной мере представить, как поведут себя люди, за которыми государство, с одной стороны, признало всю полноту ответственности за гражданский выбор президента, парламента и мэра, за собственную семью, а с другой, как обычных школьников, продолжает считать неразумными чадами, перекладывая ответственность за них на учителей и родителей.

Двенадцатилетнее обучение будет сдерживать самостоятельность — с этим трудно не согласиться. Но вот с гормонами оно совладать будет не в силах. «Это ужас! Мы будем принимать роды в школе!» – восклицает вместо ответа на мой вопрос об отношении медиков к увеличению времени обучения в школе врач-педиатр Эмма Петрова. «Почему за Европой мы пошли именно в этом?» — недоумевает Эмма Ивановна.

«Если двенадцатилетняя структура останется, то рожать начнут в старших классах, — не исключает такую вероятность и психолог Татьяна Каминская. — Перенос европейской модели двенадцатилетнего образования на нашу почву сделан без учета отечественного менталитета, где живуче отношение к двадцатилетней незамужней девушке как к старой деве. Не учтены особенности южного темперамента и более раннего полового созревания в нашей климатической зоне. В своей спешке за Европой чиновники забыли, что у западной молодежи иная модель жизненных установок: там первична карьера, а не брак и рождение детей. У нас она только-только начинает культивироваться, но в ближайшее время природу погоне за успешной карьерой определенно убить не удастся».

Норовя слямзить и привить у себя западные образцы, министерские чиновники отставляют в сторону опыт советской школы, что предпринимала попытки увеличения времени обучения в школе: выпускники 1964-1966 годов тянули лямку детства на год дольше. Однако они вступали во взрослую жизнь вполне к ней подготовленными. Многим из непоступивших со школьной скамьи в вузы наличие полученной в школе профессии позволило безболезненно занять свое место в жизни.

«В девятом, десятом и одиннадцатом классах один день в неделю отводился для освоения профессии, — вспоминает заведующая дошкольным отделением Республиканского учебного заведения «Керченский учебно-воспитательный комплекс-интернат «Лицей искусств» Анна Чайкина. – По окончании школы вместе с аттестатом мне вручили свидетельство о присвоении профессии воспитателя детского сада, и я начала работать по специальности, получая на пять рублей меньше выпускниц педагогического училища».

Вот эта основополагающая государственная установка «аби не як москалі та комунякі», скорей всего, приведет к тому, что с плохих родителей, которые не способны дотянуть свое чадо до пенсии, будут спрашивать по всей строгости закона.

Рисунок вверху —
с сайта caricatura.ru

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Чтоб ты жил на одну зарплату, или повесть о настоящих коммунистах

Плевок в сторону предков

Олег ШИРОКОВ

Коммунальный калькулятор