Крымское Эхо
Библиотека

Вручение знамени

Вручение знамени

Воспоминание из прошлого

Шёл голодный послевоенный 47-й год. Я учусь в четвёртом классе, пионер, к тому же являюсь председателем совета отряда. В отряде лучшие из лучших ученики нашего класса — несколько девочек и мальчиков. Наш отряд, как и отряды других классов, борется за переходящее Красное знамя пионерской дружины школы номер 19 города Керчи.

Мы со слов учителей отлично знаем, почему знамя красного цвета. Изо дня в день все учителя нас постоянно убеждают в том, что на знамени кровь наших дедов и прадедов, которые за наше счастье отдали её в революционные бурные годы, что именно с тех далёких лет знамя стало красным. И мы искренне этому верили. Никогда и никому не приходило в голову то, что полотнище было покрашено в красный цвет на какой-нибудь фабрике. Для нас, детей войны, знамя было символом всего святого. Когда учителя рассказывали о погибших революционерах, чья кровь на знамени, в горле появлялся комок, который долго не исчезал.

И вот настал торжественный день вручения этой святыни лучшему пионерскому отряду. Вся пионерская дружина стала по кругу единственного небольшого коридора старой, до конца не отремонтированной школы. В центре круга со знаменем в руке стояла наша старшая пионервожатая, окружённая со всех сторон учителями во главе с директором школы Раисой Ивановной. Она была очень строгой, мы её побаивались. Она стояла вплотную к пионервожатой, отчего мы были уверены, что знамя находится под надёжной охраной. На том торжестве было много наших родителей. У всех было приподнятое настроение, несмотря на то, что были бедно одеты, а желудки постоянно бурчали, требуя пищи.

На фотографии я с барабаном, наш отряд со старшей пионервожатой

С нетерпением ждали, когда назовут победителя. В зале стояла гробовая тишина. И вдруг я слышу, что называют наш отряд. Ноги мгновенно стали ватными, а перед глазами поплыли разноцветные круги. Меня зовут к знамени, а ноги меня не слушаются. Каким-то чудом я добрался до пионервожатой, которая торжественно передала мне знамя. Всеми пальцами я вцепился в древко знамени и попытался бодро идти к своему отряду. Но я не могу этого сделать, так как меня переполняют чувство гордости, радости от такого доверия. Незаметно для себя я начинаю плакать. Мой тихий пионерский плач переходит в жалобное завывание. Но на этом я не остановился. Завывания, сначала похожие на скулёж щенка, переходят в громкий плач. Меня стал поддерживать весь отряд. Сначала плачут сдержанно, а потом вдруг начинают голосить на все лады. Не выдерживает и вся дружина.

Стоит общий вой, к которому присоединяются сначала родители, а затем и учителя. Изо всех сил держится только Раиса Ивановна. И тут к своему ужасу вижу, как не выдержав нервного напряжения, падает в обморок наша отличница Лелька, с которой я сижу за одной партой. Я вижу лежащее на полу её распластавшееся тело с разбросанными в разные стороны руками и ногами. Мне кажется она убита беляками…

Стоявшая рядом с ней наша красавица Лина судорожно хватается за подол своего платья. Её бьёт мелкая дрожь: под ногами огромная лужа. Никто на это не обращает внимания. Я слышу, как кричит Раиса Ивановна, чтоб скорей вызвали скорую. Это для Лельки, соображаю я, хотя считаю её давно погибшей за общее дело пролетариата. Меня самого начинает шатать. Я чувствую, что ещё чуть-чуть и тоже брякнусь на пол. Но мне не дают этого сделать. Чьи-то руки меня пытаются усадить на стул, отбирая при этом знамя. Но я вцепился в древко мёртвой хваткой. Когда же силой стали расцеплять мои пальцы, я понял так, что за конфуз у меня хотят отобрать знамя. Какая-то неведомая революционная сила подбрасывает меня со стула и я с остервенением начинаю бить знаменем налево и направо всех подряд, кто пытался приблизиться ко мне.

Мне казалось, что я крушу врагов революции. Но силы оказываются неравными, меня валят на пол и отбирают знамя. Побеждённый, я бьюсь в истерике. Потом перед собой я увидел дядьку в белом халате. Понимаю, что это доктор. Вид мой, видимо, испугал его, так как он сначала ничего не делал. Но медицинский опыт возобладал над его растерянностью. Он рывком посадил меня на стул и отвесил две хорошие затрещины. Голова моя мотнулась в обе стороны так, что щеки ударились о плечи. Но этот народный метод на меня сразу же подействовал. Я стал понимать, что происходит и потому ясно услышал, как эскулап торжественно произнёс: «Вот видите, всё в порядке, а вы утверждали, что он сошёл с ума. Просто очень впечатлительный мальчик». Он тут же исчез. В зале всё смешалось. Не было никакой торжественности. Не было и Лёльки. Её увезла скорая. Видимо, не помогло народное средство, которое так помогло мне. Нас отпустили домой. Я побрёл к выходу. И тут я увидел красное знамя. Оно лежало на стульях, его полотнище свисало вниз, до самого пола. Косые лучи солнца падали на знамя, на полотнище, отчего краска горела ярким цветом и походила на кровь. Я убедился в том, что это была кровь наших дедов и прадедов, отдавших жизнь за революцию.

Фото Юрия Иншина

Фото с сайта frankvjecy.com

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Масленица, раскрасавица душа!

Последнее счастье Марины Цветаевой

Вера КОВАЛЕНКО

У каждой книги своя судьба