Крымское Эхо
Культура

Время таинств и благодати

Время таинств и благодати
(о творчестве Юлии Мельник)

Поэт и прозаик Юлия Мельник щедро делится с читателем своим мистико-романтическим даром, выступая в совершенно различных жанрах, и везде остаётся собой, неся свой уникальный голос, интонацию, оставляя персонажам свободу волеизъявления и поступка.

От реалистической повести «Мой верный друг – бинтуронг Филя», о диковинном в наших краях звере, поступающем подчас более человечно, чем окружающие его люди, к мистическим озарениям книги «По эту сторону Света», где собраны поэтические произведения о любви, автора ведёт нить Ариадны, гуманистическая мечта о справедливом мире.

Былинные произведения в сборнике «По эту сторону Света», написанные первозданным русским языком, на мой взгляд, отражают душу поэта, страдающую и страждущую преображения действительности через принятие красоты художественных творений человечества и родовую память поколений.

Былины напоминают о том, что Любовь движет стихиями, откликающимися на чистое сердце человека. Богатырь Святогорушка бьётся с превосходящими силами зла и побеждает. «Так слова заветные от беды хранят», – этим завершается произведение, как и другие у Юлии Мельник, исполненное смысла всепобеждающего Слова, в какое бы культурное пространство ни погружал нас автор.

Книга стихотворений «Кружево сакуры», написанная по мотивам средневековых самурайских легенд и содержащая лирику в духе японской традиции, даёт нам представление о древней Японии, книга снабжена словарем терминов культуры Страны восходящего солнца.

Персонажи произведений ярки, запоминаемы, борьба добра со злом и интимные переживания молодых возлюбленных происходят на фоне борьбы за власть и столкновения разнородных сил. Это наполняет роман в стихах особым смыслом, напоминая произведения Шекспира, историческая картина происходящего наполнена ароматом японского колорита, поэзии и живописных пространств.

Трагедия соседствует с просветлением, и жертвенный «Шепчущий мост» заклинает молодых от повторения рокового пути. Чудеса, происходящие с героями древних легенд, могут произойти и с нами — подсказывает автор читателю:

Голубые глаза видят сакуры вешние нити,
Но не здесь, а как будто бы в окнах небесных дворцов…

Юлия Мельник выступает и зодчим, и ваятелем, и живописцем, и музыкантом, и дирижером хора слов. Она – хранитель изначальной традиции строительства и преображения мира, которому суждено порой запутываться во зле, и открыватель миров, о которых многие догадываются, но не все могут описать их подробно, потому что на посещение их нужна работа над душой, как это происходит в произведении писателя «Двадцатый знак Сайманского мага». Исключительные черты характера и способности даются тому, кто должен совершить деяние.

Юный герой произведения попадает в столицу Искристого мира, где полупризрачные обитатели владеют магическими способностями. Во благо или во зло обернётся дар – этот выбор стоит перед героями произведения, от которых требуется душевное внимание и концентрация, ибо любой неверный жест или неверно произнесённое слово грозит разрушить судьбу.

Это и требования автора к самому себе: погружаясь в словесный мир Юлии Мельник, мы ощущаем причастность акту творения и пересоздания мира по лекалам гармонии и справедливости на пути к катарсису, очищению и постижению высшего смысла бытия.

В поэтическом творчестве Юлии Мельник мы слышим эхо былинным сказителей, отголоски полюбившейся нам русской, мировой и советской лирики. Любовь в творчестве поэта часто «поединок роковой», как писал Ф. Тютчев, но она же обладает свойством воскрешать прошлое и делать его бессмертным. В книге «Лунные сказания», состоящей из рассказов и стихотворений, любовь бывает неразделенной, даже чудовищно отвергнутой, преданной и поругаемой, но никогда – бессмысленной:

Я прошу тебя очень-очень:
Просто рядом со мною будь.
Так как будто бы, между прочим,
Сердце трогая по чуть-чуть.
Я люблю тебя сильно-сильно,
Обгорелой любви остов…

Жизнеутверждающее начало творчества Юлии Мельник проявлено в самых разных жанрах. В сказочной повести «Ключи Аурелии» о Хранительнице Светлого Леса звучит гимн единения человека и Природы, зовущей людей к первоистокам гуманистического сознания, открывающего пути к созиданию ради жизни. Одухотворённые деревья беседуют с тенями и с теми из людей, кто способен преображать голоса стихий в гармоническое творение.

В этом пластичном и открытом миру художественном своеобразии автора мне видятся уже совершённые и новые, предвкушаемые открытия.

Алексей Филимонов
г. Санкт-Петербург

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 5 / 5. Людей оценило: 2

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

О том, как «понаехавшие» москали колонизировали «украинский» Крым

Гомер, Диоген и Мандельштам

Новая выставка в Центральном музее Тавриды

.

Оставить комментарий