Крымское Эхо
Архив

Враг государства

Враг государства

Если в стране далеко не все ладится в экономике, степень социальной защищенности населения давно упала ниже уровня 1913 года и продолжает падать, а система госуправления, правосудия и охраны правопорядка превратилась в набор закрытых акционерных обществ по распилу, откату и выбиванию бабла, есть вероятность, что рядовые граждане могут случайно перестать мычать и начнут бодаться. Что должен сделать в такой тревожной ситуации грамотный паразит, чтобы его не оторвали от источника благ и удовольствий? Перенаправит лишнюю энергию куда-нибудь в сторону.

Можно, например, изобрести «главную угрозу». Скажем, придумать какого-нибудь злого ядовитого огурца. Дескать, притаился в кустах и не сегодня-завтра, как нападет и перебьет всех до единого. Поэтому, неча тут скулить о своих мещанских проблемах, типа поесть, одежку купить да зарплату повыше выторговать, не время для этого — все на борьбу с огурцом. Ну или с гриппом каким вероломным.

Украинская, пардон, элита, никаких огурцов изобретать не стала, а воспользовалась старым проверенным рецептом. «Главным врагом государства» у нас назначен экстремизм. Простенько, без изысков, но гарантированно работает.

Намедни немалую часть заседания Совета регионов именно этой напасти и посвятили. Направление «дискуссии», естественно, задал сам президент: «Мы столкнулись с новой необычной серьезной проблемой — политическим радикализмом и идеологическими крайностями. Именно они стали причиной драк на площадях и роста напряжения в обществе. Политические экстремисты сознательно, целеустремленно формируют конфликты. Я обращаюсь к политическим силам с просьбой прекратить политические спекуляции на истории, на языковых и этнокультурных вопросах».

Местные князьки Востока и Запада потом, конечно, принялись друг друга уличать в экстремизме, говорить всякие неприятные вещи и брызгать слюной на дорогие костюмы, но это уже детали. Главное, что Виктор Федорыч при этом как бы оказался в положении доброго папы, который в драке не участвует, а наоборот — растаскивает расшалившихся детей. Для пущей наглядности он даже «завернул» подготовленное итоговое заявление Совета, осуждающее экстремистские решения западных облсоветов, принятые после 9 мая.

«Что касается пункта об анализе решений облсоветов, в том числе экстремистских… Я думаю, время для этого не пришло. Мудрость должна присутствовать, терпимость. И тогда мы победим все, и у нас не будет чужих и своих. Все будут одинаковые», — сказал отец нации.

Но на пустой болтовне все отнюдь не закончилось. Заодно президент поручил членам Совета в течение месяца сочинить спецпрограмму по борьбе с политическим экстремизмом. Понятно, что потом этот документ можно будет положить в основу череды решений центральной власти. Небось, даже и специальный закон о борьбе с экстремизмом примут. А как не реагировать? Вон, с мест вопиют, требуют принять меры.

Но это еще впереди, а кой-какие меры Центр начал принимать уже сейчас. Как утверждает оппозиционный вице-спикер Николай Томенко, 2 июня в структуре МВД был создан отдел по борьбе с экстремизмом. Конечно, оппозиционерам на слово верить — себя не уважать. Но опровержений от руководства доблестной милиции до сих пор не последовало.

Есть в бело-голубой власти и другие новаторы. Нардеп Вадим Колесниченко зарегистрировал законопроект, в котором предлагает ввести уголовную ответственность за «умышленное препятствование идентификации личности», а именно — за сокрытие лица с помощью масок, капюшонов, а также любым иным способом во время митингов, протестов, демонстраций и других общественных и политических акций. Кроме штрафов до 4250 гривен, документ предусматривает до одного года неба в клеточку.

Особливо будоражит воображение формулировка «любые иные способы». Ошивался на митинге в наушниках — препятствовал идентификации по форме ушной раковины. Напялил тёмные очки — получи штраф. Раскрасил лицо под клоуна — за решетку, мерзавца. А за капюшоны на черепушке да банданы на морде лица, в принципе, и расстрела мало, но тут уж нас Европа не поймет…

В общем, судя по первым телодвижениям, нас ждет впереди развеселая кампания по борьбе с экстремизмом. Причем, чётко сформулировать, что это за зверь такой, вряд ли может хоть один депутат, не говоря уж о нашем высокообразованном гаранте. Словари же дают такую расшифровку: «Экстремизм (от фр. extremisme, от лат. Extremus — крайний) — приверженность крайним взглядам и, в особенности, мерам (обычно в политике)». В украинском законодательстве, как, кстати, и законодательстве немалого количества западных стран, такого понятия вообще нет. Но уж украинские законотворцы что-нибудь изобретут. А скорее, по привычке, стырят у своих российских коллег.

Правда, те в свое время родили очень спорный коктейль, просто соединив в одном флаконе ряд преступлений, и без того запрещенных Уголовным кодексом. Причем, без внятной аргументации этот «флакон» в одних случаях применяется, а в других — нет. Например, «финансирование указанных деяний либо иное содействие в их организации» это по тамошнему законодательству, экстремизм, а тотальное разворовывание госбюджета и коррупция, наносящие государству не меньший вред, считаются преступлениями попроще. Или «воспрепятствование законной деятельности …избирательных комиссий», тоже отнесли к экстремизму, а фальсификацию членами избиркомов результатов выборов — не стали. «Воспрепятствование законной деятельности государственных органов», ясное дело, в понятие экстремизма вошло, а лишение граждан конституционного права на «равный доступ к государственной службе», что, понятно, разрушает госорганы, преступлением, кажется, и вовсе не является.

Проще говоря, с введением в юридический оборот туманного термина «экстремизм» возникает широкое поле для творчества чиновничьих и прочих ментовско-прокурорских масс. Заявление, что Крым незаконно передали Украине, как пить дать, отнесут к этому ужасному уголовному деянию. Перекрытие селянами, измордованными местным олигархом, дороги, это экстремизм? Несомненно! Был однажды случай где-то на континентальной Украине: селяне перевернули авто с пьяными милиционерами, измывавшимися над «молчаливым стадом». Чистый экстремизм.

Ну, это на поверхности. А можно ж и позаковыристей что придумать. Пришел на прием к премьеру в футболке с надписью «ЙУХ вам!» — враг государства. Не отдал свой ресторан за бесценок правильным пацанам — а в ресторанном клозете у тебя написано «Янукович — дурак», значит, ты замышлял и подстрекал. Оспариваешь в суде результаты тендера, в котором победил «кто надо, а не кто попало» — и вот уже в твоей фирме изымают компьютеры, для изучения на предмет наличия экстремистских материалов, которые только что по электронной почте сами тебе заботливо отослали…

Кто-то может возразить, мол, это щепки летят, но ведь надо же как-то бороться с экстремизмом, а не то кранты нам всем, резня, война и прочие ужасы. Ничерта подобного! Давайте вспомним, что экстремизм, это «крайнее проявление». Во-первых, без крайностей останется только центральная, единственно верная линия партии (сами знаете какой). Во-вторых, крайность, еще не преступление. Тот же проект господина Колесниченко о запрете капюшонов, например, это ж чистый законодательный экстремизм. А в-третьих, то, с чем бороться действительно надо (погромы, убийства, пропаганда нацизма, создание нелегальных вооруженных формирований и прочее, и прочее), давным-давно обозначено в Уголовном кодексе.

Вот тут и возникает разрыв между действительностью и юридическими бумажками. УК надо применять без разбора пола, национальности, партийной принадлежности, и без оглядки на политический момент. А для этого мало кардинальной реформы силовых структур и судебной системы (хотя, даже такая малость кажется в украинской действительности фантастикой), требуется коренное переустройство всей государственной машины. В противном случае, одних и впредь будут прессовать по велению указующего перста, а другим легко спишут хоть ДТП со смертельным исходом, хоть стрельбу в баре, хоть поджог храма.

Сами понимаете, что нынешние паразиты, так же, как все их предшественники, ничего подобного не сумеют сделать, да и не захотят. Кто ж будет по доброй воле разрушать свою естественную среду обитания и лишать себя кормовой базы? Дурных нема.

Поэтому гораздо логичнее придумать привидение по имени Экстремизм и шумно, в поте лица, с ним бороться, получая, кроме прочих бонусов, магическое ощущение сопричастности стада и поводырей: «От экстремизма ж все беды! Если б не он, мы б ого го, как зажили! Цоб-цобэ, все на борьбу с экстремизмом!..»

 

Фото вверху —
с сайта wordpress.com

 

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

О пандусах и документообороте

.

«Волошинский сентябрь»: один день фестивальщика

.

Крым. 27 ноября

.