Крымское Эхо
Интервью

Впечатления француза от поездки в Донбасс

Впечатления француза от поездки в Донбасс

У НАШИХ ДРУЗЕЙ В ПАРИЖЕ

Наш постоянный читатель знает, что мы уже не один год поддерживаем дружественные связи с парижским сайтом «Русский очевидец» — периодически то на «Крымском Эхе» появляются публикации «РО», то, наоборот, на «Русском очевидце» — из «КЭ». На этот раз мы не могли удержаться от перепечатки текста, который проложил еще один мостик между нами. И создал этот «мостик» Ксавье Моро, с которым мы тоже беседовали не так давно.

В Париж приехал Ксавье Моро – французский специалист по геополитике, 16 лет живущий и работающий в России. Приехал, чтобы представить свою новую книгу «Украина – почему Франция ошиблась?» (L’Ukraine – pourquoi la France s’est trompée), вышедшую недавно в издательстве «Rocher».

«Русский очевидец» воспользовался приездом Ксавье Моро и попросил его поделиться впечатлениями от поездки в Донбасс.

— На презентации книги вы упомянули о своей поездке в Донбасс. Какова была цель вашей поездки? И как вы туда попали?

– Я ездил на неделю и только в Донецкую республику, было это около месяца тому назад, попал я туда по приглашению французской ассоциации «Vostok France – Solidarité Donbass». Елена Руффо, её президент, родом с востока Украины, из Запорожья, переехала жить во Францию в 80-е годы. Благодаря моему сайту, она узнала обо мне.

Меня это приглашение заинтересовало потому, что я хотел понять, как видят русские, жители этого региона, а я считаю их именно русскими, своё будущее с Украиной или без неё. Всем, кого бы я ни встречал: и таксисту, и продавцу в магазине, где я покупал сим-карту, людям, у которых я останавливался, везде, где я побывал, в детском доме, в школах и даже просто на улице — я задавал один и тот же вопрос: «Как вы представляете себе своё будущее с Украиной?»

И все мне отвечали: «Никак!», но при этом я не почувствовал ненависти среди населения, но для себя они четко определились, что они больше не являются частью Украины: «Мы русские с Донбасса!», — говорили мне.

Они просто строят своё государство, которое хорошо функционирует. Например, мне бросилось в глаза — районы Донецка, отдаленные от линии фронта, гораздо чище некоторых российских провинциальных городов, и жители мне подтвердили, что город стал намного опрятнее, чем до войны. Очевидно желание Александра Захарченко (глава ДНР — прим. Р.О.) продемонстрировать, что ДНР может стать стабильным государством, они восстановили добычу угля, и, ныне её объём превысил довоенный 2013 год.

– Вы хотите сказать, что люди работают?

– Да, конечно, все работают, я не встречал праздношатающихся в рабочее время, с 23 часов — комендантский час, я могу сказать, что они не устраивают праздники каждый вечер, но все работают и некоторые даже без зарплаты. Но для них это не так важно, труд — это традиция, этот регион известен своим трудолюбием, и они горды тем, что они — рабочий класс, у них сильна самоидентификация – шахтеры, металлурги, заводские рабочие.

Они – русские с Донбасса, при этом лишь немногие хотят войти в Российскую Федерацию, а остальные только остаться частью «Русского мира». Я увидел их желание быть независимыми и понял, что никто из них не хочет, чтобы Украина стала пространством полной анархии, что, кстати, уже начинается на западе Украины. Учитывая все это, мне кажется, что смогла бы функционировать некая конфедерация с широкими функциями автономии для Донбасса.

– Но вы, бывший военный, не хуже меня знаете, что в любом федеративном государстве может быть только одна армия. Какие вы видите пути решения этой проблемы?

– Да, поэтому я и говорю именно о конфедерации, этот вопрос должен стать предметом переговоров, кроме армии, есть ещё и украинская полиция, и местная полиция (ополчение), которая, скорее всего, оставит себе танки, не смогут они доверять центру.

Украина находится в катастрофической экономической и энергетической ситуации, и, продолжая бомбардировки, Киеву гораздо проще отвлечь население от реалий повседневной жизни, которые с каждым днём всё хуже. Кроме того, ни для кого не секрет, что на линии фронта присутствуют части карателей, фашисты, и они хотят войны. На одном из каналов украинского телевидения я видел интервью Андрея Белецкого, создателя батальона «Азов». Интересно, что ему задавали вопрос на украинском языке, а отвечал он на русском.

Мне было забавно видеть, что один из лидеров украинских националистов не в состоянии отвечать на вопросы по-украински.

Судя по его ответам – он был в отчаянии. Будучи в Донбассе, я разговаривал с людьми, чьи родственники воюют на другой стороне, они поддерживают с ними связь по телефону. Те им говорят, что скоро объявят наступление, они все дезертируют и таким образом ДНР победит. Никто больше не хочет воевать на стороне украинской армии, но, что касается нацбатальонов, сформированных американцами — они вояки.

– Вы хотите сказать, что граница Донецкой республики изменится?

– Жители оккупированных ещё городов ждут, что ДНР объединит две части Донецка — Мариуполь и Славянск. Если вы следили за выборами в Славянске, то видели: это то, чего жители ждут; город в первом туре проголосовал за прорусского кандидата. Срыв выборов в Мариуполе вызван тем, что власти точно знали, что избиратели тоже предпочли бы прорусского кандидата. Так что, распространяемый украинской пропагандой, миф о том, что Мариуполь хочет быть со «святой Украиной» – неправда.

Мы приехали в школу в Енакиево, где я обратил внимание на шкаф, полный книг Тараса Шевченко, таких, как «Кобзарь», — все на украинском языке. Я спросил: «Вы хотите избавить себя от всего украинского, как на другой стороне избавляются от русского языка?»

Мне ответили: «Нет, это часть нашего наследия, мы не воюем против языков и памятников». И опять я не почувствовал агрессивности, только достоинство и огромное презрение к нацбатальонам, прибывшим на восток с криками «Sieg Heil!» (нацистское приветствие «Победе Слава!» — прим. Р.О.), и всем угрожавшим, а при первых выстрелах наступавших ополченцев, трусливо сбежавшим со своих позиций, вот почему их презирают.

Я слышал об этом и когда ездил в Новоазовск, который был несколько месяцев оккупирован карательным батальоном «Азов». Там мне рассказали, что как только начали стрелять — тут их и видели… Из этого я заключил, что все эти вояки способны мародерствовать, но никак не воевать.

– Вопрос несколько из другой сферы. В какой валюте идут расчеты в ДНР?

– Всё в рублях, если у вас есть гривны, вы можете их обменять. Но все цены в рублях, все супермаркеты полны продуктами, потому что есть коммерческие связи с Россией, гуманитарная организация, которую я представлял, просила меня купить необходимые товары на месте и не везти с собой.

– Вы говорили о том, что есть люди, работающие без зарплаты, на какие деньги они покупают продукты в супермаркете?

– ДНР начала продавать свою продукцию, я уже говорил про уголь. Гуманитарная помощь приходит из разных стран, в том числе из России. В районах, расположенных вдоль линии фронта, конечно, тяжелая ситуация, но магазины открыты, налажено автобусное сообщение между городами.

В Донецке даже парки в ухоженном состоянии. Видно, что регионом управляют.

Благодаря продаже металлов и угля они начали платить небольшие пенсии, кстати, гривна не в ходу ещё и потому, что в нарушение Минских соглашений Киев не платит пенсии и пособия.

Украинское правительство, к сожалению, не только этот их пункт не выполняет, не происходит и обмена пленными, нет признания особого статуса ДНР. Я считаю, что эти договоренности пошли на пользу Донбассу, это признание его состоятельности со стороны мирового сообщества, даже если Украина не выполняет принятые ею обязательства.

В заключение хочу сказать, что я был приятно удивлен увиденным в ДНР, я не предполагал столкнуться со столь благополучной картиной. Их будущее мне видится в радужных красках, потому что 85% украинского долга в руках Запада — МВФ и других финансовых организаций, а они – не братья-россияне, им всё равно, будет ли тепло в домах украинцев.

А это значит, что однажды они перестанут давать деньги, Украина будет объявлена банкротом и не сможет больше содержать армию, полицию и т.п. и переложит эти платежи на плечи богатых регионов, способных обеспечивать государственные расходы.

В основном, украинское производство находится на востоке Украины. Значит, в какой-то момент будет создано государство, где будет сильна власть регионов, а киевская верхушка не будет иметь никакой силы.

«Русский очевидец»

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Украина как прививка для России

Сергей Пантелеев: Что значит быть русофилом

Польша являлась и является инструментом