Крымское Эхо
Общество

Возвращение. Как это было

Возвращение. Как это было

КАЗАХСТАН ВСЕ СДЕЛАЛ БЕЗ ШУМА И ПЫЛИ

Большинство крымских татар действительно мечтали вернуться в Крым, даже несмотря на то, что они, в общем-то, неплохо обосновались в тех местах, где на тот момент проживали.

Об истории вопроса — о выселении народа, о национальном движении за возвращение на сегодняшний день написано немало, и ещё, думаю, будет много написано.

Первая волна крымскотатарских переселенцев из Средней Азии в направлении Крыма произошла на рубеже 1967 — 1968 годов, после опубликования печально знаменитого Указа Президиума Верховного Совета СССР (сентябрь 1967 г.) «О гражданах татарской национальности, проживавших в Крыму».

Кое-кому из них с немалыми трудностями и лишениями удалось зацепиться на полуострове, но очень и очень многим поселиться в Крыму не получилось. Обратно в Азию, за исключением единиц, они не вернулись, и пришлось им обосновываться в местах недалеко от Крыма: в Херсонской области и в Краснодарском крае.

Только в середине 80-х, когда от перестроечных экспериментов начала угрожающе потрескивать вся конструкция советского государства, почувствовалось, что массовое возвращение татар в Крым скоро станет неизбежной реальностью.

Действительно, после 1985 года, как говорится, «посыпалось»: 1986 – Чернобыль и беспорядки в Алма-Ате, 1987 – митинг крымских татар на Красной Площади в Москве, 1988 – Азербайджан, Армения, Карабах …

Наконец-то из вороха давно имевшихся и вновь навалившихся внутрисоюзных «болячек» высшее руководство страны решило заняться и крымско-татарской проблемой.

Сначала (9 июня 1988 года) на весь СССР было опубликовано «Сообщение государственной комиссии», так называемой «комиссии по проблемам крымских татар», которое, как мне представляется, вместо того, чтобы хоть как-то подуспокоить ситуацию, наоборот, лишь раскалило её до критического предела. Как говорят в таких случаях специалисты, вместо тормоза случайно нажали на газ аж до упора.

После, спустя чуть больше года (14 ноября 1989 года), появилась Декларация Верховного Совета СССР «О признании незаконными и преступными репрессивных актов против народов, подвергшихся насильственному переселению, и обеспечении их прав».

Тогда же, сразу после принятия декларации, на закрытом заседании того же Верховного Совета СССР были рассмотрены выводы и предложения Комиссии по крымско-татарским проблемам. Её возглавлял в то время очень авторитетный в стране человек — сам товарищ Геннадий Иванович Янаев, будущий вице-президент СССР!

Рассмотренные на том закрытом заседании «выводы и предложения» легли в основу очередного Постановления Верховного Совета СССР от 28 ноября 1989 года: 1. – Согласиться… 2. Поручить Совету Министров СССР… 3. … держать эту работу под постоянным контролем…. И подпись: Председатель Верховного Совета СССР М. Горбачёв.

Всё! Решено! Крымских татар можно и нужно организованно переселять обратно в Крым.

***

Завертелись-закрутились разные колёсики, заскрипели-задвигались рычажки управления ещё живой пока системы государственного управления. Началось масштабное планирование, «закачка» финансирования, распределение по союзным республикам и ряду областей государственных заданий и поручений…

Ещё никто из республик Союза не объявлял о своей независимости, ещё сильна и могуча была КПСС, ещё крепок был советский рубчик…

На местах проживания по несколько раз проводили переписывание крымских татар, желающих возвращения. В Крыму определялись места (в основном, в степных районах), куда планировалось заводить строительную технику, строить что-нибудь быстро возводимое, а после организованно, поочерёдно, строго по графику привозить людей.

Возможно, так бы оно и было, если бы…

Но люди, само́й жизнью наученные делать вид, что «охотно верят» в обещания властей, не дожидаясь никакой «организации», двинулись в Крым сами. На свой страх и риск. Особенно после ферганских событий 1989 года… Одна семья уехала, десять семей, сто, тысяча …. И понеслось.

Вскоре об организованном переселении уже никто не заикался. Теперь главной задачей было сделать всё возможное и невозможное, чтобы хоть как-то оседлать неуправляемый процесс. И если не на местах выезда – это было бы весьма проблематично, так как народ уже не удержать, то на месте приезда – обязательно.

В Крыму этот процесс полу- или недоорганизованного переселения получил название «дела депортированных народов».

Слово Депорта́ция, согласно Википедии, происходит от латинского deportatio «изгнание» — принудительная высылка лица или целой категории лиц в другое государство или другую местность, обычно — под конвоем. Значит, «дела изгнанников, принудительно высланных». Конечно, ближе к истине, но ведь так официально не напишешь…

Вот изгнанники и возвращаются. Несмотря ни на что и ни на кого.

Из состава республик СССР, которых планировалось задействовать в организованном переселении в Крым крымских татар, практически полностью самоустранились Узбекистан и Таджикистан. Вплоть до развала СССР свои обязательства выполняли лишь РСФСР и Украинская ССР.

После развала СССР «делами депортированных» кое-как и, говоря откровенно, без особого энтузиазма занималась только не зависимая ни от чего Украина, несмотря на обилие принятых ею всевозможных актов, постановлений и программ «по облаштуванню депортованих»…

***

В этой связи особо хочется отметить действия руководства Казахской ССР. Они вообще ни в каких государственных программах по переселению крымских татар отмечены не были и никакими, соответственно, обязательствами не повязывались.

Но именно казахи, как-то по-людски, по-человечески, очень внимательно, тщательно, можно сказать, образцово отнеслись к решению государственного вопроса, который, казалось бы, не имел к ним прямого отношения – к вопросу по переселению граждан СССР, крымских татар, проживавших тогда на территории Казахской ССР.

В Казахстане крымские татары компактно проживали в Гурьевской области. Небольшими группами — также в Караганде, в Чимкенте, в Джамбуле и в Алма-Ате. Всех заранее оповестили, дали время определиться. После, тех, кто изъявил желание переселиться в Крым, переписали, определили стоимость оставляемого ими жилого фонда.

Затем, их (руководства Казахстана) представители и активисты от крымских татар из Казахстана совместно с руководством Крымского облисполкома выбрали подходящие для расселения места (в Кировском и, если не ошибаюсь, в Нижнегорском районах). Заранее, по-быстрому, построили там новое жильё (в счёт того жилья, которое оставлялось в пользу Казахстана) и несколькими пассажирскими поездами отвезли людей (с личными вещами – каждой семье был предоставлен контейнер) в Крым.

И всё. Они (Казахстан) свой вопрос закрыли. Как говорится, без шума и пыли.

***

Все остальные крымские татары осуществляли своё возвращение практически самостоятельно. Несколько проще было тем, кто ехал из Кубани или из Херсонской области – они всё же располагались вблизи Крыма, и им можно было, так сказать, свободно маневрировать, не срываться полностью сразу семьями.

Тяжелее всех пришлось уезжавшим из Средней Азии. Многие оттуда не уезжали, а бежали: там местами земля буквально горела под ногами. Обстановка была та ещё! Досталась же судьба людям такая, да ещё и на одном жизненном веку: выезд из Крыма – по принуждению, обратно в Крым – хоть и по страстному желанию, но по вынуждению…

Время идёт себе…

Нет уже больше в Крыму такого понятия — «депортированный».

Есть понятия «крымчане», «севастопольцы».

Есть дети и даже внуки, уже родившиеся здесь, в Крыму.

Есть каждодневные дела и заботы.

А ещё есть память…

Фото Натальи Гаврилевой —
вернувшийся домой крымский татарин.
Симферополь, 2006 год

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 5 / 5. Людей оценило: 2

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

О Русской общине и Красном Кресте

Всякая рыба хороша, коли на удочку пошла

Археологи-волонтеры! Вас ждёт Крым

.