Крымское Эхо
Новороссия

Возвращаясь к прочитанному

Возвращаясь к прочитанному

Наступление на село Павловку, представляющее из себя ближние, южные, подступы к городу-спутнику Донецка Угледару — задача, сказать прямо, трудная.

Эта операция развернулась в полной мере с началом прошлой недели, но пока Павловка освобождена от украинских войск примерно наполовину. Причина тому — такая же, что и на других направлениях, где продолжаются упорные бои: разветвленные укрепления противника и расставленные им минные поля. Кроме этого, есть специфика тамошнего рельефа местности.

Угледар расположен на высотах, являющихся господствующими по отношению к Павловке и некоторым другим соседним населенным пунктам. Поэтому из Угледара хорошо простреливается вся местность, прилегающая к шахтерскому городку. Наступила еще и осенняя распутица. Грунт на полях и в посадках размок, отчего снижается проходимость любой боевой техники.

В довершение к причисленному надо знать и о степной речке, протекающей между Павловкой и Угледаром; летом она не больно широка и глубока, но сейчас, после сезонных дождей, заполнена водой под завязку.

Но все же несмотря на все препятствия, чинимые противником, и козни погоды, подразделения Союзных сил к утру 02 ноября вышли на юго-восточные подступы к селу Новомихайловка — также важному укрепленному пункту и по совместительству ключевой для этого района боевых действий огневой позиции украинских войск.

Большинство прифронтовых населенных пунктов Донецкой Народной Республики на протяжении сток 01 ноября оставались под огнем вооруженных формирований киевской власти. По Донецку, Макеевке, Горловке, Ясиноватой, Волновахе были выпущены 210 боеприпасов, в том числе снаряды крупных калибров, ракеты марок «Харм» и «Хаймерс».

Без конца разматывается и лента кровавых новостей. За первые сутки ноября в ДНР погибли два мирных жителя, пять человек были ранены. И уже утром 02 ноября на улице Байкальской, в Петровском районе Донецка, от осколков снаряда погибла женщина.

Когда хочешь докопаться до первопричин, истоков этого тянущегося кровопролития, которому пока конца не видно, снова приходится обращаться к вещам, кажущимся бесконечно далекими от обстрелов, окопов, укреплений, всего остального, с чем ассоциируется понятие войны. Но иначе не получается; в противном случае будешь слоняться по поверхности явлений, так и не дойдя до их сути.

В истории и философии широко известно имя английского ученого Эрика Хобсбаума. Он прожил долгую жизнь, застав смену многих времен: родился 09 июня 1917 года в Каире, умер в Лондоне 01 октября 2012 года. Эрик Хобсбаум — автор большой исследовательской трилогии об истории Нового Времени: «Век революций — 1789 — 1848 годы», «Век капитала — 1848 — 1875 годы» и «Век империй (имеются в виду, прежде всего, империи колониальные — И.С.) 1875 — 1914 годы».

На протяжении всей своей сознательной жизни и работы в исторической науке Эрик Хобсбаум считал себя марксистом, одним из тех, кто применяет, и не без успеха, теорию Маркса как способ исследования и на этой основе понимания всеобщего исторического процесса.

В многознающей, но совсем не нашей по духу и смыслу Википедии в статье о Хосбауме приведены два его высказывания.

Первое из них:

После столь полного провала коммунизма должно быть ясно, что крушение было запрограммировано в этом проекте изначально.

По всей видимости, это так. То, что принято называть «коммунизмом» (здесь уместны кавычки), оказалось завершением целой эпохи классических социальных революций, начавшейся с началом еще 16-го века и завершившейся к концу века 20-го.

Это оказалось одной из исторических трагедий, а для многих людей — и трагедиями персональными. Но следует знать и понимать, что трагедий в истории человеческого общества — хоть отбавляй, действительно, куда больше, чем бы хотелось. Но трагедия — не катастрофа. И трагедию нужно преодолевать, так как это, в свою очередь, — единственный способ понять правильно, насколько это возможно при тех или иных исторических условиях, как быть и как жить дальше.

Так надо было действовать и в случае провала «коммунизма», воплощенного в виде Советского Союза и связанных с ним средствами экономики и политики стран Восточной Европы. Тогда, глядишь, первый спор Армении и Азербайджана из-за принадлежности Нагорного Карабаха затянувшейся уже на десятилетия Гражданской войны на постсоветском пространстве, как можно обобщенно определить все конфликты на этой территории, полыхающие с конца 80-х годов прошлого века, можно было бы и избежать.

Второе высказывание из той же Википедии:

— Наследие Карла Маркса, этого безоружного пророка, вдохновившего на большие перемены, остается неоспоримым. Я совершенно сознательно не говорю, что в наше время имеются какие-то аналогичные возможности. Сейчас я говорю, что основные проблемы 21-го века потребуют решений, которые не могут дать ни чистый рынок, ни чистая либеральная демократия. В этом смысле потребуется создание иной комбинации, другого сочетания общественного и частного, государственного управления и свободы. Как вы это назовете, я не знаю. Однако, скорее всего, это не будет капитализм, по крайней мере, в том виде, который мы наблюдаем в нашей стране (Великобритании — И.С.) и в США.

Да, насчет «общества будущего» сейчас нет недостатка в прикидках, что оно может быть интегральным, с многосекторной экономикой, с новым, соответствующим действительности понятием политической и интеллектуальной свободы и сопутствующей ей необходимости, но гарантирующем, в отличие от монетаристского либерализма, все материальные и социальные права человека, без чего он просто не сможет выжить в сложном изменчивом мире.

«Масштаб посткоммунистической катастрофы не понят за пределами России» — это уже название интервью Хобсбаума журналу «Свободная мысль-XXI», данного в августе 2004 года и опубликованного 08 декабря того же года в № 12 журнала.

Так же два отрывка из него:

— Наконец, я думаю (это моя личная точка зрения), что следует различать марксизм как метод социального анализа — и политические прогнозы, которые делали на этой основе Маркс и его последователи. Некоторые из таких прогнозов непосредственно вытекают из Марксова анализа, некоторые — нет.

К этому следует добавить, что не все прогнозы — будь то самого Маркса, как и тех, кто применял его аналитические алгоритмы, сбывались. То же самое относится и к аналитике будущего, прямого отношения к Марксу и марксизму уже не имевших, но в той или иной мере на теорию марксизма опиравшихся, во всяком случае не отвергавших его. Маркс и не собирался быть пророком, и понимал, что задача его исследований, поставленная перед сами собой еще в ранней молодости, выходит за пределы его века, и тут, самое главное, что он мог бы оставить людям — никак не законченная картина того, что может быть, а не больше чем метод, способ исследования многообразного изменчивого мира.

Наконец, еще:

— Материалистическая концепция истории, которая представляет собой ядро марксизма, применима всегда и везде. Ее нужно было применить и к странам так называемого реального социализма. К сожалению, этого никто не сделал, хотя была такая потребность и такая возможность.

В Советском Союзе и вообще при том, что получило название реального социализма, было создано общество, социальный строй, в чем-то действительно не имевший прецедентов в предшествовавшей истории. В этом обществе основная сила капитала как политэкономического и исторического явления, а капитал и по Марксу — не только и не столько экономика. Недаром же он главный труд свой жизни считал не экономическим и даже не вполне политэкономическим, а прежде всего философским произведением.

И капитал имеет свойство перемещаться из сферы владения средствами производства и финансов в сферу профессий и должностей, что в свою очередь и как бы в порядке обратной взаимности вознаграждает людей с высоким служебным положением так же, как и занимающихся некоторыми престижными работами, большими деньгами и разными социальными и гражданскими привилегиями.

На шахтах, кто хотел попасть на участок с высокой добычей угля и от того — с соответствующей зарплатой, вынужден был платить для исполнения своей цели начальству предварительный «взнос». И если бы это, заодно с многим другим, было прояснено еще несколько десятилетий назад, если бы к реальному советскому обществу была применена та самая материалистическая концепция исследования и постижения истории, о чем говорил Эрик Хобсбаум, войны, вероятно, что и не случилось бы.

А так произошла действительно не только трагедия, но и катастрофа, из-за чего теперь идет и война на Донбассе, где приходится, в числе много и разного другого, штурмовать высоты около Павловки, Угледара и Новомихайловки. Война, как бы она не шла, безусловно, трагедия — однако даже катастрофа, на что история богата, тоже не конец света.

Надо извиниться пред читателями за столь обширное философское отступление, но оно было необходимо перед тем, как вернуться вновь на землю войны, чем был и пока остается Донбасс.

В селе Павловка весь день 02 ноября и дальше шли упорные бои. Украинские войска цепляются здесь за укреплённые улицы, а еще за территорию бывшего автотракторного хозяйства, принадлежавшего местному сельхозпредприятию. Из него также сделали узел обороны.

Помнится, в Павловке жил, возможно, живет там и до сих пор один из деятелей шахтерских стачечных комитетов образца 1989-1991 годов. Помнится, довелось с ним разговаривать этак в году 1999-м. Он тогда рассказал, что его политическими и моральными наставниками еще лет за десять до того заочно стали академик Сахаров и остальные персонажи из этой же колоды.

Тот житель Павловки, работавший на одной из шахт Угледара, взялся за читку сочинений этих демократов западного розлива во времена так называемого журнального бума, когда толстые, да и тонкие журналы выходили миллионными тиражами. Видно, поэтому очень скоро, в 1990-1991 году, позиция стачкомов, возникших на каждой шахте, фактически сомкнулась с политикой отъявленных националистов, ведших дело к развалу Советского Союза и в любом случае — выходу из него Украины.

Читал бы уж он лучше труды таких историков и философов, как Эрик Хобсбаум, авось тогда бы его Павловка и соседний Угледар не стали бы через 30 с лишним лет после памятных шахтерских забастовок линией фронта.

Фронт грохочет и дымит совсем рядом с Донецком. Вместе со столицей ДНР за сутки 02 ноября украинской артиллерией были снова обстреляны Макеевка, Ясиноватая, Горловка. В Донецке погибли три женщины, две в Кировском районе, одна — в Петровском. На территории Донецка разрывы снарядов повредили 13 жилых домов, в Горловке — магазин и летнюю кухню.

Уже ночью 03 ноября, вскоре после двух часов, шесть ракет «Хаймерс» разорвались в Горловке, были попадания и на территорию известного химического предприятия «Стирол». Оно расположено на южной окраине города, противоположной от линии фронта, ближе к Енакиево. На «Стироле» оказались повреждёнными здания заводского управления и санитарной части, один человек получил ранение.

И в общем, за последнюю неделю замечено, что украинские войска стали чаще бить по тыловым районам республики. После обстрелов Шахтерска 26 и 27 октября две ракеты, также марки «Хаймерс», были выпущены по Иловайску. было это 03 ноября. Но обе удалось сбить с курса средствами радиоэлектронной борьбы (РЭБ), и они разорвались в поле, не долетев до города по нескольку километров.

Донецку пока везет меньше. В столице ДНР 05 ноября попал под артиллерийский обстрел практически центр города — пересечение улицы Университетской и проспекта Мира, где стыкуются Ворошиловский и Киевский районы. На следующий день снаряды разрывались уже в Ленинском районе, рядом с улицей Изюмовской. Только по счастливой случайности там никто не пострадал. А вот в Кировском районе, на поселке шахты имени Абакумова 06 ноября после 16 часов осколки снаряда убили женщину.

Боевые сводки, особенно с прифронтовых населенных пунктов, за минувшие восемь с лишним лет войны не больно отличаются; часто бывает так, что последующее сообщение во многом чуть ли не копирует предыдущее. Адреса ударов разве что меняются. Так и ночью 07 ноября не менее шести снарядов калибра 155 миллиметров прилетели в Ворошиловский район Донецка, где сразу вспыхнул пожар в здании Управления железной дороги. Обстрел начался около 03 часов 15 минут, но потушили огонь только днем. Ситуация, конечно, вышла чрезвычайной, но уж никак не сенсационной.

Среди этой череды обстрелов, чему конца покуда не видно, как раз и стоит возвращаться, порой, к историческим сочинениям, уже однажды прочитанным. Сама история, такие ее состояния, как война и мир — зрелища разноплановые и панорамные. Чтение исторических трудов, при всем том, что и к ним следует относиться критически, все же приводит состояние умов к известному порядку.

А если пустишь свое настроение на самотек, то к многим людям, даже помимо их воли, станет подбираться зеленая тоска, а в условиях Донбасса она может быть еще и с привкусом пороха и крови. Поэтому приходится заново открывать знакомые страницы, чтобы напоминать себе и другим о тех материях, которые на первый взгляд кажутся отвлеченными.

Военная же азбука в это же время подсказывает, что Донецк, Макеевка, Ясиноватая, Горловка и не одни они, будут оставаться под огнем врага до тех пор, пока нависающая над Донбассом группировка ВСУ не будет для начала хотя бы рассечена на отдельные части.

Но об этом — в другой раз…

Г.Донецк

Фото из открытых источников —
сегодняшний ночной пожар в Донецке

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 4.7 / 5. Людей оценило: 3

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Сидеть в окопах можно и без патронов

Игорь СЫЧЁВ

Прямо сегодня, прямо сейчас!

«Они меня не нагнули»

Евгений ПОПОВ

Оставить комментарий