Крымское Эхо
Архив

Вопросы на миллионы

Вопросы на миллионы

БУХГАЛТЕРСКИЙ ДЕТЕКТИВ

Мы продолжаем следить за уголовным процессом по делу Ивана Новикова. Напомним: орденоносца, бывшего директора (ныне пенсионера) агрофирмы «Магарач» обвиняют в том, что он нарушил правила бухгалтерского учета, не приняв на баланс нематериальный актив — торговый знак «Магарач», а потом безоплатно передал его эстонским партнерам — фирме «Magarach OU». Много позже некая экспертиза оценила торговый знак (ТЗ) в 1,8 млн грн — теперь Новикова обвиняют в нанесении государству ущерба на эту сумму.

Обвиняемый Новиков повеселел

Вопросы на миллионы
Институт вина и виноделия «Магарач» и одноименная агрофирма, являющаяся его структурным подразделением, находятся в подчинении Академии аграрных наук Украины (ААНУ). И при передаче ТЗ эстонцам соответствующую бумагу, [url=http://old.kr-eho.info/index.php?name=News&op=article&sid=8729]кроме Новикова[/url] — как положено — подписал и президент Академии Михаил Зубец, заверив печатью ААНУ.

В четверг в Железнодорожном суде Симферополя, где рассматривается дело, выступили несколько важных, на наш взгляд, свидетелей.

Первым показания дал киевский эксперт Леонид Черепов. Этот человек восемь лет проработал судебным экспертом в Киевском НИИ судебной экспертизы, он является опытным патентным поверенным. Ивана Павловича Новикова свидетель видит впервые, хотя именно он 2003 году заверял договор о передаче агрофирмой товарного знака «Магарач».

Процедура передачи была стандартной для патентного права, Черепов знает тысячи подобных примеров, документы были оформлены в установленном законом порядке. В таких случаях — после оплаты госпошлины — выносится решение о регистрации договора и в реестр вносится информация о новом владельце ТЗ.

Представитель обвинения поинтересовался, подлежат ли нематериальные активы (а ТЗ относится к таковым) обязательному взятию на баланс предприятия.

— Ни одним законодательным актом не предусмотрено, что эта процедура является обязательной, — утверждает свидетель-эксперт. — Обычно этого не делают, чтобы при постановке нематериальных активов на баланс не возникали материальные или налоговые обязательства. Я сторонник того, чтобы налоговые обязательства возникали в момент отчуждения, при оценке рыночной стоимости предприятия. Если предприятие оценили в 1 млн грн, то нужно заплатить 300-400 тыс грн налогов. Очень мало предприятий ставит на баланс свои ТЗ, тем более, этого не делали десять лет назад.

Возникает вопрос: а как же можно оценить стоимость ТЗ, который не стоит на балансе? Только по затратному бухгалтерскому методу, уверен Черепов. То есть по затратам на регистрацию. А госпошлина тогда составляла, по его воспоминаниям, то ли 300 грн, то ли 600. Поэтому вряд ли стоимость знака составляла более 1 000 грн (сравним с 1,8 млн, которые инкриминируются Новикову).

— Поставить ТЗ на баланс или не поставить — это дело руководителя предприятия, — уверен Черепов, — «Массандра», например, зарегистрировала около 70 знаков, а кондитерская фабрика «Конти» — штук 300 украинских, плюс сотни полторы российских, плюс еще сотню в других странах мира! Как они их ставят на баланс — это уже их дело. Ставил ли «Магарач» на баланс ТЗ, я даже не интересовался. Наше законодательство не предусматривает обязательного определения стоимости ТЗ при его передаче от одного лица к другому.

Некоторые компании, напротив, таким образом «надували» свою стоимость, например, перед заключением договоров со страховщиками — для последующего увеличения страховых выплат. Так же было и с банками, которые таким образом очень активно искусственно увеличивали свой уставный фонд. Но потом, по словам свидетеля, «законодатель это обрубил», такую практику прекратили. Постановка на баланс — чисто рыночная категория.

— Если торговый знак, принадлежащий государству, передается другому государству, что-то в процедуре передачи меняется? — интересуется адвокат.

— Что значит государственный торговый знак? — удивляется эксперт. — У государства один торговый знак — флаг! Кроме флага и гимна ничего другого нет!

Второй свидетель, выступивший в суде, является ревизором, который в декабре 2010 года проводил ревизию в агрофирме «Магарач» и установил факт отчуждения ТЗ путем безоплатной передачи эстонцам. Именно он первым счел эту передачу незаконной, но пояснений Новикова на этот счет получить не смог, Иван Павлович к тому времени уже ушел на пенсию.

Свидетель не стал скрывать, что выводы ревизионной комиссии были оспорены. И суд первой инстанции, и апелляционный суд признали ее выводы неправомерными. Что было с актом проверки дальше, ревизор не знает. Он уверен: стоимость ТЗ можно определить только экспертным путем.

На наш субъективный взгляд, показания первого свидетеля были убедительнее. Показалось, что в бухгалтерских канонах от разбирается лучше. Тем более, что и ревизор признает, что единой методики определения стоимости ТЗ не существует.

Третьим свидетелем стала Елена Фирсова, сменившая Новикова на посту директора агрофирмы, где она проработала до октября-2010. И тут присутствующие стали свидетелями соревнования обвинения и защиты, что является в наших судах большой редкостью.

Прокурор заявил, что в уставе агрофирмы, с которым директор Фирсова должна быть знакома, указано, что передавать что-либо она может только по согласованию с Академией, а еще точнее — с согласия президиума ААНУ. А на документе-согласовании, приобщенном к делу, имеется только подпись ее президента и печать Академии.

— Было согласие президиума? — прокурор задает вопрос не на миллион, а на 1,8 миллиона.

— Нет, только Академии в лице ее президента, — признает Фирсова.

— А каков в вашу бытность директором был порядок согласования с президиумом ААНУ? — перехватывает инициативу адвокат. — Как выглядели, как вам передавались его решения? Инструкция? Заказное письмо?

— Определенной инструкции нет, — подумав, отвечает свидетельница, — как правило, это был документ, подписанный президентом. В полном составе президиум никогда его не подписывал.

Признания свидетельницей именно этого обыденного факта добивался своими вопросами адвокат!

— Что для вас было основанием, чтобы признать этот документ решением президиума, действовать на его основании? — все же уточняет защитник, которому мы уже засчитали еще одно выигранное очко.

— Подпись президента ААНУ, заверенная ее печатью!

Заметим, Михаила Зубца, одного из героев этого бухгалтерского детектива, никто в рамках данного уголовного дела не допросил. Кто же побеспокоит по таким пустякам депутата Рады от правящей партии? Героя Украины и тестя Героя, министра (хотя бы и бывшего) аграрной политики страны?

Зачем в суд вызвали трех следующих свидетелей, не поняли сами участники процесса. Это были женщины – бригадиры виноградарей. Они знают, на каких участках и площадях у них растут какие сорта винограда, как за ним ухаживать и даже красить бункеры перед началом уборки. Они подшивают накладные о собранном и сданном урожае в отдельную папку, но спрашивать их о судьбе товарного знака, очевидно, не имело смысла. Поэтому у двух спросили, задерживали ли им зарплату (одна припомнила такие факты, другая — нет), а третью отпустили вообще без вопросов.

 

Фото автора

 

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Цитрусовая демократия

Алексей НЕЖИВОЙ

65 Знамен Победы взвились над Крымом

.

Небо над Крымом принадлежит России. Точка

.