Крымское Эхо
Новороссия

Войны заканчиваются. Позиционные

Войны заканчиваются. Позиционные

История кое в чем все же повторяется. Позиционная война на Донбассе уже стала ремейком Первой Мировой войны, продолжающимся в то же самое время, только 100 лет спустя. Сегодняшнее сидение в окопах имеет под собой также глобальные причины, однако от предыдущего оно отличается тем, что вместо мировых масштабов сконцентрировано на линии протяженностью каких-нибудь 300 километров.

С исторической точки зрения этот тупик продолжает еще и список замороженных или вялотекущих конфликтов, возникших после 1945 года. Таких зон напряженности с многолетним стажем на Земном шаре около десятка, и четыре из них находятся на постсоветском пространстве.

Позиционный тупик Первой Мировой войны не отправил в прошлое ни одну из причин, вызвавших этот всемирный пожар. Эту задачу решили только маневренные битвы второго глобального конфликта, который при сложившихся тогда условиях был неизбежен. Недаром ведь Первую и Вторую Мировые войны принято считать единым процессом, где вторая часть была естественным продолжением первой.

Отсюда следует вывод, что и период истории, оказавшийся способным лишь на «заморозку» военных конфликтов или на их загон в глухую окопную фазу, рано или поздно обернется собственной противоположностью. Такой неизбежной противоположностью может быть только время решать и действовать. Это будет неизбежно потому, что необходимость в быстрых решениях и оперативных действиях станет уже не просто назревшей, а перезревшей.

Позиционная война, даже если она и кажется бесконечной, как и все остальное на свете, не вечна.

Пока, однако, позиционный тупик стараются преодолеть тем, что тянут быка за рога. Или не мытьем, так катаньем.

Хорошо, если за телефонными звонками президента России главам ДНР и ЛНР стоит что-то большее, чем одно только желание поднять политические котировки Виктора Медведчука. В Москве по-прежнему носятся с надеждами создать если не оппозиционную альтернативу действующей киевской власти, то хотя бы тень такой оппозиции. Но у этой «тени», даже если она где-то и мелькает, пока что-то плохо получается даже посредничество при обмене пленными, не говоря уже о чем-то другом.

Впрочем, если этот эпизод и приведет к обмену пленными, но на том и закончится, значит, все остальное, связанное с войной, останется без перемен.

Эксперты разного уровня и квалификации сходятся в том, что НАТО и вообще вся военная организация Западного мира, несмотря на словесную и материальную поддержку киевской власти, сама воевать из-за нее против России не пойдет. Но в существующих условиях и это означает, что позиционная война против Донбасса будет продолжаться.

Отсутствие прямой военной поддержки со стороны Запада при предоставлении помощи в иных формах — тоже подстрекательство к тому, чтобы украинское воинство безвылазно сидело в окопах, дожидаясь, что, авось, из западных штабов рано или поздно, но поступит команда на зачистку «оккупированных территорий».

Резерв времени у позиционного противостояния есть, и «дна» у него пока не видно. В самой ближней перспективе очередное вливание в эту «бочку» сделает следующая встреча Владислава Суркова с Куртом Волкером, уже запланированная на декабрь.

Да и сейчас одно ожидание этого мероприятия, хоть и не дает тлеющему конфликту разгореться, но в еще большей степени не способно его погасить. Как, впрочем, то же самое относится и к самим переговорам уполномоченных представителей Москвы и Вашингтона.

Войну Киева против Донбасса также тянет-потянет, но никуда вытащить не может то, что принято называть международным правом. Неправы те, кто считает, что никакого права в мировой плитке уже не осталось. Оно есть, но присутствует только в том виде, и в тех дозах, которые устраивают США и их союзников.

Однако приверженность международному праву, которому на словах приписывают полное верховенство, изображают все, в том числе и стороны так или иначе причастные к конфликту на Донбассе.

Такую, отстраненно-правовую, точку зрения, например, высшее руководство России продемонстрировало и по отношению к невразумительным событиям, происходившим 21-22 ноября в Луганске.

Выяснение отношений между главой ЛНР Игорем Плотницким и министром внутренних дел республики Игорем Корнетом, пресс-секретарь Владимира Путина Дмитрий Песков еще 21 ноября назвал исключительно внутренним делом Луганска, к которому Москва никакого отношения (во всяком случае видимого) не имеет.

Чего, правда, в Москве не скрывают, так это неизменной линии на то, чтобы республики Донбасса, как, впрочем, и все остальные заинтересованные стороны при любых обстоятельствах остались приверженными Минскому процессу.

Долгоиграющей операцией, о чем также говорят факты, задумана и засылка на бывшую Украину губернатора-расстриги Михаила Саакашвили. Следующее действие этого представления назначено на 3 декабря, когда отрабатывающий выданное ему поручение Михо пообещал устроить Петру Порошенко «народный импичмент», а себя самого назначить премьером еще одного самозваного правительства.

Теория не исключает того, что Порошенко и его компания могут сыграть на перехват ситуации, устроив на Донбассе серьезное боевое обострение, и под предлогом осложнившейся военной обстановки свернуть акцию Саакашвили. Но известная на сегодняшний день практика свидетельствует, скорее, о другом. Все — и до, и после 3 декабря — будет идти так, как и идет, и температура политического кризиса, даже если она и поднимается, на окопную вялость боевых действий не повлияет.

Но только вряд ли все эти теоретические рассуждения по части политики и войны занимают жительницу небольшого городка Докучаевск, что в 25 километрах к югу от Донецка. Женщину, 1965 года рождения, осколок украинского снаряда ранил вечером 21 ноября прямо в собственной квартире.

Жителям постоянно обстреливаемого городка даже свои стены не помогают. И что с этим делать, не могут придумать ни политические теоретики, ни практикующие политики. Если, конечно, не считать придумкой Минские соглашения. Они, в самом деле, не о существующей, а придуманной реальности.

Президенты России и США после коридорных переговоров на саммите АТЭС в Дананге также вечером 21 ноября пообщались по телефону. Разговор длился более часа. Президент Трамп опять завел речь об усилении давления на Северную Корею, к чему приглашал присоединиться и Россию.

А поскольку отношение Америки что к Северной Корее, что к Ирану или к России по сути одинаково, то таковым оно остается и к Донбассу. Телефон только подтвердил, что стороны и тут остаются при своих мнениях и на занимаемых позициях.

По этой и по другим причинам, на давно известных позициях остается и война против Донбасса. Война не идет вперед, но и никуда не уходит. В этом плане она копирует и продолжает период войн, начавшийся сразу после окончания Второй Мировой войны.

Но позиционный способ воевать причины войн не устраняет, он только перекладывает эту работу на плечи следующих поколений. Но, в силу этого, позиционный период неизбежно переходит в период маневренных действий. Они, особенно с учетом появления нетрадиционных средств ведения войны, не обязательно должны быть классическими военными операциями. Но неизбежно станут альтернативой тому, что есть сейчас.

 Фото FB.ru

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Лопата вместо огорода

Игорь СЫЧЁВ

Прерывистое затишье и его закулисье

Игорь СЫЧЁВ

Интердвижение и уроки Донбасса

Игорь СЫЧЁВ