Крымское Эхо
Архив

Владимир Корнилов: Почему бы и не сохранить СНГ?

Владимир Корнилов: Почему бы и не сохранить СНГ?

Владимира КОРНИЛОВА представлять внимательным читателям «Крымского Эха» не нужно: директор украинского филиала Института стран СНГ вызывает у многих крымчан симпатию, и прежде всего своей четкой и неизменной позицией. Вот и на встрече в Москве на конференции [url=http://old.kr-eho.info/index.php?name=News&op=article&sid=7422]»20 лет СНГ: итоги и перспективы»[/url] мы, конечно, говорили об этой форме сотрудничества постсоветских республик. Тема, которая именно сегодня вновь актуальна, как никогда: именно в эти дни лидеры трех стран дают старт новому Единому экономическому пространству. Без Украины…

— Владимир, и все же: есть ли будущее у СНГ?

— Все зависит от того, чем его наполнять. Вот сколько СНГ существует, все время говорят: всё, это конец, это предел, это чемодан без ручки…

— И тем не менее — 20 лет…

— И еще столько же может быть! И еще столько. Всё зависит от того, какие структуры вырастут внутри СНГ.

— Это чиновничья структура?

— Нет, не чиновничья! Неправда, что будто ни одно соглашение не работает. Мы уже просто настолько привыкли к данным нам благодаря СНГ правилам взаимодействия, что даже не отождествляем их с СНГ. На самом деле существует огромный перечень документов — огромный даже не самих документов, а всего лишь их перечня, принятых СНГ. Кто-то задумывается над тем, почему пенсионерам начисляют стаж к пенсии и за те годы, когда он работал в Казахстане или на Урале? Это настолько считается в порядке вещей, нормой… Могу много примеров привести — например, признание дипломов, полученных в вузах других советских республик. Тот же Саакашвили, учившийся в Киеве, имеет высшее образование, как ни парадоксально с точки зрения Грузии, благодаря документам, которые Грузия заключила в рамках СНГ. И из которых она, кстати, не вышла.

— Но зато объявила всему миру, что с СНГ она попрощалась!

— Да, из СНГ вышла — но нижайше, чуть ли не на следующий день попросила оставить ее подпись под более чем семью десятками с лишним ратифицированным ею документами в рамках СНГ!

— Это их привычная хитрость…

— Даже она, при всем своем желании выйти из СНГ не могла просто так взять и оборвать все, потому что это означало бы серьезную гуманитарную катастрофу для Грузии самой и для грузин, проживающих за пределами Грузии.

Так что в СНГ существует целый ряд очень важных договоренностей… Я уж не говорю о единых тарифах и прочем, — все их можно, в конце концов в двустороннем формате перезаключить. Но, во-первых, сколько лет на это может понадобиться, а во-вторых, скажем, мы хорошо знаем позицию ряда республик, которые из любого договора делают торг. А сейчас этот договор уже существует, и торговаться не из-за чего. Но вот кто-то этого хочет?..

Содружество назвали так по аналогии с Британским содружеством. Оно существует более 100 лет. И это, я вам скажу, куда более аморфное образование, чем СНГ — а смотрите, существует! В него до сих пор рвутся страны, выходят, входят, их и исключают, и принимают, и войны были между странами-членами этого содружества. Все, что хочешь, пережили уже. Пакистан, по-моему, раз пять-шесть исключали. Или многострадальное Зимбабве. Мозамбик, португалоязычная страна, никогда в британскую империю не входившая, включена в Британское содружество. Я не исключаю, что в конечном итоге, при развитии более тесных интеграционных проектов в конце концов не откажутся и от СНГ — пусть аморфной, гуманитарной структуры, объединяющей гуманитарное пространство.

— Очень многие граждане Украины с большим пристрастием следят за судьбой СНГ, потому что по-прежнему видят в нем квази-государство, а поскольку государство это не получается, это во многом их разочаровывает.

— У украинских граждан, судя по соцопросам, есть тяга к любым структурам, к любым объединениям, где есть Россия. Вот опыт показывает, что любой соцопрос, в котором спрашиваешь: вы за Евросоюз? — «за» голосует 60 процентов. За какое-то очередное объединение с Россией — 70 процентов! И только при вопросе «или — или» начинаются неприятные для наших евроинтеграторов последствия. Тут оказывается, что за Евросоюз меньше людей высказывается, чем за любые интеграционные связи с Россией, включая СНГ. Если это, конечно, в вопросе четко указано. Так что украинские граждане в любом случае хотят более тесной интеграции с Российской Федерацией. Кто-то в единое государство хочет, кто-то хочет сохранять единые межгосударственные объединения… Но факт остается фактом: несмотря ни на что, украинские граждане хотят больше объединения с Россией, чем с Европой.

— Это в экономическом смысле?

— И в политическом. И это все, конечно, речь идет о духовном единстве. То есть вы понимаете: сколько угодно можно говорить о том, что экономические связи так или иначе нас объединяют или разъединяют и все решает экономика. В конечном же итоге единство определяется не тем, есть ли у олигархов общие экономические интересы. Или там, насколько бизнес и экономика интегрированы. В конечном итоге, едины мы или нет, определяет сознание. Когда Восточная Германия объединялась с Западной, вы же помните, ее Запад уговаривал не объединяться. В Германии существовали, и как мы видим, небезосновательно, большие опасения: и у той, и у другой настолько разные экономики, абсолютно разные, в разных системах взращенные, поэтому они не могут объединиться, во всяком случае, безболезненно. Но все равно верх взяло национальное, культурное, духовное, языковое, религиозное единство. То есть гуманитарное. И здесь, я уверен, в Одессе, в Крыму, Донецке, в Ростове, Екатеринбурге, Владивостоке люди ходят на одни и те же фильмы, любят одних и тех же героев, празднуют одни и те же праздники, говорят на одном языке, ходят в одни церкви…

— То есть разделенный народ?

— Конечно!

— Идея, которую сформулировал Владимир Путин в своей статье о Евразийском союзе, насколько она живуча? Не похоронят ли ее чиновники? Не превратят ли в некую бюрократическую кормушку?

— Ну, это зависит от чиновников и от самого Путина — насколько все ограничится выборами или пойдет развиваться дальше. Мы видели немало подобных идей, в том числе и перед выборами в устах и того же и Назарбаева, и Лукашенко, и Кучмы, и Ельцина, и Путина. Мы видим, как что-то развивается, а что-то и забылось. Ведь само еще понятие Евразийский союз слишком контурно — мы видим три статьи трех лидеров трех государств, где даются какие-то свои наметки — при этом уже там заложены некоторые противоречия в видении того, что это будет собой представлять. Поэтому я приветствую, думаю, как и многие граждане Украины, как и граждане России, любое объединение, как его ни назови. Евразийский союз? Хорошо. Давайте создавать Евразийский союз, лишь бы это было наполнено реальными делами.

— Украина не подвигается, по-моему, мы до сих пор лишь ассоциированный член СНГ…

— Это придумал кто-то этот термин… Украина на самом деле учредитель СНГ, поэтому не может быть не членом СНГ. То, что Украина не ратифицировала его устав, не означает, что она перестала быть участником СНГ. Договор ратифицирован украинским парламентом, причем, по-моему, чуть ли не первой… или Казахстан это сделал первым… Неважно — в числе первых Украина признала этот договор о создании СНГ и с тех пор является полноценным ее участником. Извините, но, когда мне говорят об ассоциированном члене, я отвечаю: когда в Ирландии провалился референдум о Конституции ЕС, Ирландия не перестала членом Евросоюза, не стала «ассоциированным членом»!

Я считаю, что нам никто не мешает, во-первых, на Украине вспомнить, а почему мы, собственно, не ратифицировали устав СНГ? Да и в Москве неплохо спросить: вы там не созрели для того, чтобы этот устав ратифицировать? Еще спросите десяток экспертов киевских, украинских почему, на каком основании Украина не ратифицировала устав СНГ, что послужило поводом для нератификации, я думаю, хорошо, если вам пяток-другой ответит. То есть никто даже не знает, а что же нам мешает это сделать!

— Владимир, вы хорошо знаете киевскую ситуацию, московскую, скажите, как получается, что на Украине национально озабоченное меньшинство крутит большинством? Хвост крутит собакой? Находится десяток умеющих громко кричать — и Украина сидит на месте, теряя, между прочим, возможность в том числе и повысить благосостояние своих граждан?

— Во многом это традиция. Я вот сейчас написал книгу о революционных событиях истории 17 — 19 годов…

— Кстати, вы обещали ее презентовать в Симферополе, ждем…

— …и вы знаете, такое впечатление — о нем и Георгий Корнеевич Крючков говорил, когда читал описание истории тех годов: такое впечатление, что ничего не изменилось. То есть чем брали: вспомните, как первый съезд Советов сорвали националисты. Собрались полномочные делегаты, туда привезли из деревень каких-то селян, вообще никем не уполномоченных; националисты, представляющие какую-то спилку, заорали, загалдели весь этот съезд, зашикали этих полномочных делегатов, и им ничего не осталось, как сесть на поезд и уехать в более интеллигентный Харьков.

— Вы докопались: может ли тут что-нибудь измениться?

— Докопался. На самом деле, причины понятны. Мы — представители Новороссии, слободской Украины, Донбасса, Крыма, само собой, мы более урбанистические жители, более городские, и соответственно, более интеллигентные. У нас культура несколько отличается от сельского мещанства — тот же Ющенко ее типичный представитель. Те привыкли на всех сходах брать горлом. И это в крови.

— И что же делать?

— Либо развивать культуру общения, дискуссии двух Украин между собой, либо же ставить вопрос о том, как нам сосуществовать, признавая разность культур, пока в едином государстве. Как минимум, искать пути политически, официально, как это объединять.

— Что выберет Украина?

— Ну это зависит и от нас с вами, на что мы сможем убедить людей, или те нас, как обычно, загалдят. То есть я считаю, что у нас, как минимум, есть шанс всерьез обсудить тему федерализации Украины и там пусть они галдят у себя, пусть приходят иногда и к нам погалдеть — мы, как минимум, будем знать, что в Крыму, Донбассе, Одессе, можно принимать решения те, которые нужны большинству жителей данных регионов.

Мне говорят, что это прямой путь к расколу Украины. Я и не отрицаю. Может быть, это и приведет к разделению Украины — так мы и сейчас, извините, порой рискуем расколом — вспомните Майдан 2004 и события, которые его сопровождали. Просто если раскалывать Украину сейчас, как нам предлагают, заметьте, андруховичи, шкляры и пр. — и никто их за это не осуждает, в отличие от того, как если бы так заговорили с востока Украины, то резать по-живому придется. Ведь вопрос-то понятен: если вдруг гипотетически представить, что завтра раскол, с кем будет Львов, с кем будет Крым, с кем будет Донбасс… А вот что делать в Полтаве? В той же Сумской области? Что делать с Киевом?

— Пусть сами определяются, почему мы должны за них думать?

— В том-то и дело, это очень болезненное определение, потому что там семья на семью пойдут! Там нет единодушия, там все разделено пополам. Мы видим по результатам выборов, когда один и тот же регион поддерживает противоположные стороны. И представьте, если мы сейчас это столкнем лоб в лоб! Поэтому федеративное устройство — это способ либо сохранить эту разную Украину в едином государстве — причем единственный способ, на мой взгляд, либо же, если мы так и не сможем жить вместе, значит, это способ более цивилизованного развода, как это было с Чехословакией. Но в любом случае, это лучше, чем резать по-живому, ломать, крушить, переживать новые майданы, причем законы истории свидетельствуют о том, что с каждым витком напряженность усиливается.

— Спасибо. Но вернемся к нашей теме. Через еще 20 лет будем ли мы отмечать 40-летие СНГ?

— Это все зависит от того, как пойдет развитие других интеграционных проектов. Если вдруг мы увидим, что успешно развивается Евразийский союз, которого еще нет, как политическое объединение, к которому начнут присоединяться все государства СНГ, все они войдут в этот евразийский союз как более интегрированное, тесное государственное объединение, тогда СНГ уже не нужен. Это точно так, как если Британское содружество завтра вдруг объявит, что оно стало единым государством, то зачем тогда само Британское содружество? Но если за бортом этих интеграционных проектов вдруг останутся хотя бы два-три государства, которые будут выжидать, как выжидает Украина до сих пор, то почему и нет? Почему не сохранить СНГ как менее тесно интегрированное пространство, при этом с присоединением государств, которые хотели бы сохранить гуманитарное единство, но при этом не хотят объединяться в какое-то тесное межгосударственное объединение или единое государство…

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Реформа не по мозгам

Идет Бычок, качается…

.

Мы не даём забыть никому про славную Победу

Николай ОРЛОВ