Крымское Эхо
Архив

Владимир Корнилов: Безоблачных союзов не бывает

Владимир Корнилов: Безоблачных союзов не бывает

СНГ — не такая уж нежизнеспособная и бесполезная структура, как считают некоторые критики этого межгосударственного объединения. Хотя интеграция постсоветских государств должна быть более глубокой, чем та, которую подразумевает модель Содружества независимых государств. Противопоставление вхождения Украины в Таможенный союз вступлению в Зону свободной торговли с ЕС надумано. Европа отказывает Киеву в праве на то, что она сама давно делает. Харьковские соглашения невозможно отменить или пересмотреть в одностороннем порядке. Недопонимание того, что Крым, это особый регион, еще аукнется украинской власти. Об этом в интервью «Крымскому Эху» рассуждает директор Украинского филиала Института стран СНГ <b>Владимир Корнилов</b> <i>(на фото)</i>.

— В апреле Институту стран СНГ исполнилось 15 лет. Но вопрос не об институте, а по поводу самого СНГ. Вам не кажется, что эта аббревиатура как-то поистрепалась за годы существования объединения? Уже давно раздаются голоса, что СНГ вообще потеряло смысл…

— На протяжении всех 15 лет существования Института стран СНГ, заметьте, не самого СНГ, которое критиковали и до появления института, мы все делаем постоянно для того, чтобы Содружество независимых государств было более тесной, более работоспособной международной организацией. Само собой, и у нас, как у людей, изучающих интеграционные процессы на постсоветском пространстве, есть претензии к тому, как функционирует Содружество. Изначально была заложена масса ошибок в его структуру. Не секрет, что отцы-основатели этого межгосударственного объединения потому и взяли за основу слово Содружество, что решили лепить его по образцу и подобию Британского содружества — довольно аморфной структуры, менее скооперированной, чем, допустим, Евросоюз.

Мы же всегда считали и считаем, что изначально нужно было делать структуру по образцу нынешнего Евросоюза, с наднациональными органами, которые принимали бы обязательные для всех участников данного сообщества законы и распоряжения. Причем, Россия какое-то время призывала к созданию такой модели. Но, когда стало ясно, что все равно найдутся государства, которые будут препятствовать более тесной кооперации, Российская Федерация решила пойти по матрешечному пути: внутри СНГ создавать структуры более тесно скооперированные, тем самым, давая понять другим членам Содружества, что они могут оказаться в стороне от выгодных для них интеграционных процессов.

Тем не менее, на самом деле Содружество существует, оно гораздо более тесно интегрировано, чем то же столетнее Британское содружество. Ему давно предрекают смерть, тем не менее, оно живее всех живых.

Просто зачастую жители той же Украины и ряда других государств даже не представляют, что очень многие привычные для них вещи, например, зачёт пенсионного стажа, происходят благодаря тем договоренностям, которые были достигнуты в рамках СНГ. Около тысячи документов были подписаны и ратифицированы Украиной за 20 лет существования СНГ, они давно стали интегрированной частью украинского законодательства. Мы настолько к этому привыкли, что не осознаем, что это заслуги и достижения аморфного образования СНГ.

Заметьте: Грузия долго стремилась выйти из Содружества, но только события 2008 года подвигли ее к тому, чтобы принять подобное решение. Казалось бы, война, полный разрыв отношений, но даже после этого Грузия нижайше просила у стран СНГ сохранить порядка 25 договоренностей, которые она ратифицировала в рамках Содружества. То есть, даже Тбилиси не мог просто так уйти из СНГ, прекрасно понимая, что, если Грузия выйдет, разорвав все договоренности, то это может обернуться для нее очень серьезной гуманитарной катастрофой.

Так что не такой уж это бесполезный «чемодан без ручки». СНГ работает, и документы, принятые в рамках СНГ, работают. Но, конечно, я как человек, который хочет, чтобы между нашими постсоветскими государствами были более тесные интеграционные связи, считаю, что работа идет недостаточно эффективно. Есть модели, которые могут позволить повысить эффективность этой структуры.

— Но и в «матрешечной модели», которую вы упомнили, тоже не все безоблачно. Например, в последнее время обострилась дискуссия по поводу вступления Украины в Таможенный союз с Россией, Белоруссией и Казахстаном либо создания Зоны свободной торговли с Евросоюзом. Что на этот выбор больше влияет — собственные интересы украинских элит или давление Вашингтона и Брюсселя?

— А скажите, в каком межгосударственном объединении все безоблачно? Посмотрите, сколько проблем внутри Евросоюза, связанных с финансовым кризисом, с неравномерным распределением доходов, должностей внутри ЕС и так далее. В НАТО все безоблачно? Эта организация переживает кризис, причем долгосрочный. Какую структуру ни возьми — везде есть проблемы, в том числе в ООН, которой многие политологи на Западе еще лет десять назад предрекали смерть. Нет безоблачных союзов, и быть их не может. Даже соседи по лестничной клетке, как бы ни дружили, но и у них тоже возникают трения. Всякое бывает в жизни между соседями и друзьями, и размолвки бывают, и ссоры, и все остальное.

Внутри того же Британского содружества некоторые его члены воевали между собой! Так же, как члены СНГ между собой вступали в вооруженные конфликты. И ничего, Британское содружество уже сто лет существует, и, думаю, будет жить очень долго.

Что касается выбора между Таможенным союзом и Зоной свободной торговли, он на самом деле надуманный. Те люди, которые противопоставляют одну форму экономического сотрудничества другой, откровенно лукавят. Нет ни одной международной договоренности, ни одного закона или постановления, которые бы запрещали государствам создавать сколько угодно зон свободной торговли и вступать в сколько угодно таможенных союзов.

Почему-то Евросоюз может состоять в четырех — пяти таможенных союзах, создавать порядка 25 зон свободной торговли и при этом вести с кем угодно переговоры о новых ЗСТ! Сейчас по этому поводу ведется около десятка переговоров между ЕС и рядом государств, в том числе Украиной. Европа себе это позволяет. А Украине вдруг начинают говорить, что она может вступить только в зону свободной торговли с ЕС и больше никуда.

Это откровенный диктат, причем, конечно, связанный с геостратегическими размышлениями, а отнюдь не с экономическими или какими-то еще. Европа откровенно навязывает Украине определенную модель кооперации. Ей все равно, в какие союзы Украина будет вступать — но только не в союз с Россией. И это надо четко понять нашим элитам. Они, конечно, вынуждены считаться с мнением одного из геостратегических полюсов мира. Украина не может не считаться с мнением Европы, с мнением США — пока еще все-таки супердержавы, и с мнением своего стратегического партнера России.

В этом плане попытка усидеть на двух-трех-пяти стульях присутствовала в позиции украинских экономических и политических элит. Но при этом мы видим, что сама Европа не дает возможности возродить многовекторность, которая была у Киева до 2004 года. Здесь присутствуют определенные фобии относительно возможности усиления России на Евразийском континенте.

— На фоне попыток Киева сбить цену на газ сейчас раздаются призывы отменить или пересмотреть Харьковские соглашения, год с момента подписания которых скоро исполнится. Насколько эти договоренности необратимы?

— Любые соглашения можно пересмотреть, отменить, продлить, но — по обоюдному согласию. Просто так, в одностороннем порядке пересмотреть Харьковские соглашения вряд ли кому-то удастся. В них, во всяком случае, прописан порядок изменения сроков, дат и прочего. Если Украина и Россия найдут консенсус по этому поводу, то, само собой, все возможно.

Другое дело, что просто так, решением какого-нибудь районного суда нельзя отменить или изменить эти соглашения. Хотя бы потому, что они трехуровневые. В них входят, во-первых, соглашения, подписанные хозяйствующими субъектами: с российской стороны стопроцентно государственной структурой, с украинской стороны — с участием частного капитала. Во-вторых, есть межправительственные соглашения. А в-третьих, не надо забывать межгосударственные соглашения, ратифицированные парламентами, которые прямо ссылаются на договоренности другого уровня и даже изменяют некоторые пункты в них. Соответственно, взять и в одностороннем порядке денонсировать какое-то из данных соглашений просто нереально — надо все в комплексе отменять. Но это юридически сделать сложно, а на практике невозможно.

Ну что с того, что Китай на протяжении десятков лет решениями своих судов, в том числе высшего уровня, отменял решения по Гонконгу и Макао? Что с того, что кубинские суды отменяли договоренности с Соединенными Штатами Америки (давно истекшие, на самом-то деле) об аренде базы Гуантанамо? То есть, можно долго подобные вещи в одностороннем порядке пересматривать и отменять, но вспомните, как Ющенко хотел выгнать Черноморский флот из Севастополя, и ничего не смог сделать в этом направлении. Все осталось на том самом уровне, на котором было и до Ющенко.

Попытки действовать таким же нахрапистым, слоновьим образом, как Ющенко, могут привести только к одному — к обострению отношений со своим стратегическим партнером. Больше ни к каким последствиям такой подход не приведет. Я думаю, что сейчас в руководстве Украины достаточно трезвых людей, которые бы не хотели переходить к такому уровню отношений. И надеюсь, что больше в украинском руководстве теперь уже и не появятся люди а-ля Ющенко. Мы уже прошли этот урок, и думаю, украинские граждане его усвоили, поняв, что русофобов во власть лучше не выбирать.

— Недавно президент Янукович утвердил новую Военную доктрину Украины. Среди оснований для возникновения вооруженного конфликта значится такой пункт: «вывод без согласования с Украиной из пунктов постоянной дислокации подразделений вооруженных сил другого государства, которые в соответствии с заключенными с Украиной международными договорами находятся на ее территории, а также намерения или действия по использованию этих подразделений против третьего государства или группы государств». То есть, в документ скопирована в чистом виде ситуация 2008 года, когда Киев пытался помешать выходу кораблей Черноморского флота к берегам Грузии. Не является ли это элементом подкопа под Харьковские соглашения?

— Много еще чего сохранилось с «оранжевого» периода. Не отменены указы Ющенко, которые ограничивали действия Черноморского флота. Причем, указы абсолютно не соответствующие ни букве, ни духу соглашений о пребывании ЧФ на территории Севастополя. Еще есть целый ряд вопросов и у России и у самого Черноморского флота к властям Украины и Севастополя по поводу, в том числе, и юридического статуса моряков, пребывающих на украинской территории. Над этим работает межгосударственная комиссия. И я думаю, что уже в этом году мы станем свидетелями важных решений в этом направлении, которые, если они будут утверждены обоими государствами, могут перечеркнуть любые доктрины, любые указы.

Я надеюсь, что, какие бы указы ни сохранялись, мы в любом случае выйдем на новый качественный уровень взаимоотношений между Россией и Украиной, в том числе, в вопросе о статусе Черноморского флота на украинской территории.

— Все два десятка лет существования независимой Украины центральное руководство с опаской относилось к Крымской автономии, подозревая республику в сепаратистских наклонностях. Можно ли считать признаком сохранения у Киева колониалистского подхода к АРК то, что уже после взятия власти Партией регионов, Крыму фактически навязали континентальную администрацию?

— Я думаю, эту, как вы говорите, «континентальную администрацию», навязывали не в связи с боязнью сепаратизма. Я думаю, что половина Макеевки оказалась в Симферополе из-за бизнес-интересов тех людей, которые развивают этот бизнес в Крыму. Надеюсь, вы понимаете, о ком я говорю. Дело тут не в боязни политического сепаратизма.

Но тот факт, что нынешняя украинская власть не осознает, что Крым — это все-таки особый регион, ментально, духовно, политически, культурно отличающийся от всей остальной Украины, эти назначения подтверждают. Крым не раз переживал нашествие «варягов» из-за пределов полуострова, которые тут рулили, пытались его то украинизировать, то навязать свои модели развития бизнеса. И, тем не менее, Крым очень быстро выживал этих пришельцев, мало кому из них удавалось интегрироваться в крымские элиты. Действительно срабатывает недооценка особости крымского региона. Думаю, что украинской власти такой подход еще аукнется…

 

Фото вверху —
с сайта i-focus.ua

 

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Сколько стоит олимпийский чемпион?

Татьяна ГЛЕБОВА

Клык против Зайца

Ольга ФОМИНА

Мечте о федеративной Украине …более ста лет!