Крымское Эхо
Архив

Владимир Андронаки: «Среди коллег полно «нарциссов»

Елена ВОРОТИЛОВА,
Юлия ПИРОГОВА

— Владимир Петрович, существует мнение, что политический журналист — это тип профессионального политика. Разделяете ли вы это мнение?
— Лишь отчасти. Политик, извините за каламбур, формирует политику, это его профессия. А вот журналист освещает политические события, помогает своей аудитории разобраться в нюансах. Понимаете разницу? Но, разумеется, журналист является частью политического процесса, потому что, комментируя происходящее, он влияет на формирование общественного мнения. Правда, это влияние уже зависит от степени доверия общества к журналисту, его репутации.

В истории известны случаи, когда после опубликованной статьи или телекомментария уходили в отставку министры и президенты, а события в стране принимали иной оборот. Пожалуй, самые яркие примеры — это Уотергейтский скандал в Америке 70-х годов прошлого века, а у нас — «дело Гонгадзе».

— А в чём заключается профессионализм политического журналиста?

— В умении понимать суть происходящего, видеть перспективу. Ну и, разумеется, журналист должен доходчиво и вразумительно изъясняться, чтобы его понимали. О следовании кодексу профессиональной этике я уже не говорю, это подразумевается.

— И всё-таки, что для вас профессиональная этика?

— Собственно, она чётко и понятно изложена в нашем цеховом кодексе. Однако как показывает сегодняшняя практика, не все коллеги придерживаются писаных норм, а кто-то и не ведает об их существовании. Это печально. Главное же в нашей профессии — не обслуживать чьи-то интересы, а служить обществу. Может быть, звучит пафосно, но так оно и есть.

— Что для вас «пошлость» в политической журналистике?

— Ну почему только в «политической»? Журналист не должен быть флюгером и менять свои взгляды и убеждения в зависимости от конъюнктуры. Лучше даже так: «флюгер» — это уже не журналист. Обидно, когда читатели и зрители сталкиваются с такими и потом чохом клеймят всех. Примерно то же мы слышим о милиции: «все они куплены» или о врачах: «без денег не лечат». Но тут уж ничего не поделаешь, не каждый может отделять зёрна от плевел.

— А какие искушения подстерегают политического журналиста?

— Большие. Прежде всего, заинтересованные лица играют на алчности, подкупая журналиста. Разнятся лишь масштабы. На нашем провинциальном, например, подкупы имеют не такие масштабы как, скажем, в столице – центре политической жизни. Очень часто перед журналистами стоит угроза потерять работу, ведь, как известно, совершенно нейтральных СМИ не бывает, и далеко не всегда ваше мнение совпадает с позицией издания. И тогда наступает тяжёлое время выбора между принципиальностью и желанием сохранить комфортную жизнь.

—На какой результат вы рассчитываете, выходя в эфир?

— Я не обольщаюсь. Во-первых, это для меня просто работа. Но, конечно же, хочется построить так разговор с политиками, которых я приглашаю в студию, чтобы они рассказали как можно больше о том, что волнует граждан. Причём, моя цель задавать такие вопросы, отвечая на которые, политик бы рассказал то, что он хотел бы утаить от общества. И я предупреждаю об этом политиков. А результат – это информированность зрителей.

— Помимо телевидения вы работаете ещё на радио. В чём специфика работы?

— Во время радиоинтервью я, конечно, могу улыбнуться или выразить на лице удивление, но аудитория этого не увидит. Надо уметь сделать так, чтобы она услышала мои эмоции. Работа голосом требует большого навыка. Ну и потом, разговор в радиоэфире интересен, когда беседа или дискуссия идёт динамично, без длинных монологов, иначе слушатель заскучает и перейдёт на другую волну. Если в двух словах, на радио очень важно крепко «ухватиться за ухо» слушателя и ни на секунду не упускать его. Однако никакие ухищрения не помогут, если тема разговора будет неинтересной аудитории.

— Владимир Петрович, а насколько для вас важны отношения с политиками? Как справляетесь со своими симпатиями и антипатиями?

— Конечно же, существуют политики, которые мне совершенно неприятны, но какое дело людям до моих чувств? Им нужна информация, мнение персоны, от которой что-то зависит в жизни общества. Ради этого они выбрали наш канал, а не какой-либо ещё. Я обязан получать ясные ответы на все вопросы, а не беспокоится о своих чувствах к собеседнику.

— На ваш взгляд, есть ли на Украине настоящая политическая журналистика? И какими вы видите перспективы её развития?

— Политическая журналистика будет существовать до тех пор, пока будет политика. Хотя уровень на Украине и в Крыму довольно скромный, если не сказать жёстче. Почему? Ну, не все коллеги стремятся учиться на лучших примерах, допустим, российской и западной журналистики. Кого-то одолевает «звёздность», и им чудится, что лучше их никого в мире нет. За версту видать таких «нарциссов». Это всё не от большого ума, отсутствия самоиронии и критической оценки собственных, порой, весьма скромных способностей. Заведите с ними разговор и увидите, что они, на самом деле, мало читают, не шибко грамотны и имеют сомнительный уровень элементарной культуры.

— А вы, конечно, не из таких?

— Ну я же сам зритель, вижу на российских каналах примеры блестящей, виртуозной работы в эфире. По крайней мере, мне хватает ума понимать, что моя популярность в значительной мере — просто узнаваемость. Примелькался. Как однажды по этому поводу забавно, но точно заметил Владимир Познер, «если месяц подряд на экране показывать задницу лошади, то она, в конце концов, станет жутко популярной». Не уверен, что я имею журналистский талант, но хотел бы надеяться, что годы работы помогли мне стать крепким ремесленником. И когда, после какой-нибудь программы зрители благодарят, я понимаю, что у меня что-то толковое получается.

— А вы бы пожелали нам своей профессиональной судьбы?

— Каждый выбирает свою судьбу только сам. Иначе не избежать разочарований и поиска виноватых. А пожелать начинающим журналистам могу постоянно оттачивать профессиональное перо. Лозунг «учиться, учиться и ещё раз учиться» ещё никто не отменял. Речь не об академической учёбе, как вы понимаете, а о самообучении – только оно даст результат. И не слишком верьте льстивым восхищениям в свой адрес, помните, что рядом есть коллеги куда талантливее, чем вы. Я счастлив, что судьба привела меня в журналистику, но до сих пор не уверен, что журналистике я больше нужен, чем она мне.

 

Примечание: Владимир Андронаки — ведущий
нескольких программ на телеканале «Черноморка»

 

[color=red]См. также в рубрике:[/color]

[url=http://old.kr-eho.info/index.php?name=News&op=article&sid=1381]Александр Мащенко: «Политический журналист
отличается от политика, как футбольный комментатор от футболиста»[/url]

[url=http://old.kr-eho.info/index.php?name=News&op=article&sid=1295]Владимир Притула: «Журналист всегда в оппозиции:
не только к власти, но и к самой оппозиции»[/url]

[url=http://old.kr-eho.info/index.php?name=News&op=article&sid=1327]Валентина Самар: «Чем ты честнее работаешь, тем дороже стоишь»
ПОЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛИСТ И ПОЛИТИК — АБСОЛЮТНО РАЗНЫЕ ПОНЯТИЯ: КАК ВОДА И ЛЁД![/url]

[url=http://old.kr-eho.info/index.php?name=News&op=article&sid=503]Галина Жукова: «Жизнь прекрасна!»[/url]

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Нет инвестпророка в своем отечестве

Софья БАСАВРЮК

Владимир Андреев: я из страны-побратима

Казахстан — террор — Крым

.