Крымское Эхо
Архив

Владимир Андреев: Произошедшее не имеет никакого отношения

Владимир Андреев: Произошедшее не имеет никакого отношения

к российской политике в отношении Украины и Крыма

Нынче при фактически полном политическом затишье (лето, пляж, каникулы + выжженное поле от всего, что может быть оппозиционным правящей партии) очень ярко засветились две фамилии — Храмов и Мешков. Первого, постоянно присутствующего сегодня на крымской политической арене казака и, как некоторые коллеги по цеху окрестили второго, «политический труп» — экс-президента автономии объединяет формула, которую в Крым принесли в начале 90-х руховцы: «чемодан — вокзал — Россия». Первого выслать власть еще только грозится (идут суды-пересуды), а второго уже за границу Украины выставили.

И в обоих случаях фигурирует Российская Федерация. Что по этому поводу может сказать генеральный консул РФ в Симферополе Владимир Андреев (на фото)?

— Я очень хотел бы, чтобы мои слова были правильно восприняты украинской и крымской общественностью. Храмов, Мешков, их слова, их действия не имеют никакого отношения к политике России в отношении Украины и Крыма. Абсолютно никакого! И я бы хотел, чтобы не я один, в силу понятных ограничений моей должности, объяснял это, а чтобы этот простой и очевидный факт так совершенно однозначно украинской и крымской властью и воспринимался — как простой и очевидный факт. И более того, чтобы именно с этих позиций они участвовали в разъяснении этого простого и очевидного факта.

— Уточните, пожалуйста, что значит «в разъяснении этого простого и очевидного факта»?

— Я хочу, чтобы они, крымские и украинские власти, абсолютно четко продемонстрировали, что они не воспринимают ни этих людей, ни их действия, ни их заявления как нечто, что может иметь отношение к политике России. К сожалению, это в определенных официальных комментариях не прозвучало. А прозвучало в конкретных действиях обратное — например, по отношению к бывшему президенту и бывшему политику Юрию Мешкову, каким его нарочито форсированным методом выдворили в Россию.

Сейчас, насколько я могу судить, прорабатываются те же варианты и по отношению к Виталию Храмову. Все это в общественном восприятии, естественно, складывается как какой-то жест в сторону России. А это совершенно неправильно! Эти люди никакого отношения не имеют и не могут иметь к официальной позиции России и российских представителей. Я уверен, что это понимают крымские власти, и они, наконец, четко продемонстрируют это свое понимание.

— Сейчас вы говорили об официальной стороне дела — а неофициально народ на форумах пишет, что в России начались жесткие президентские выборы и кое для кого, кто будет участвовать в президентской гонке, было бы очень заманчиво засветиться на фоне Крыма: «крымский вопрос» до сих пор остается горячим, несмотря на все расставленные точки над «i». Что бы вы могли сказать на такие вот неофициальные заявления неофициальных лиц?

— Я таких заявлений, честно говоря, не видел, но реакцию на них мне дать несложно. Не обижая никого — крымский вопрос не будет в приоритетных темах на президентских выборах в России. Не надо всё связывать с предстоящими выборами. Наверное, все гораздо сложнее. И гораздо реалистичнее, чем всякие домыслы.

— Любое действие, в котором участвует другая сторона, другая страна, все равно несет в себе какой-то смысл. Со стороны России, может быть, и нет, как вы говорите, поползновений передать какой-то смысл, что-то сказать такими событиями — то есть это, условно говоря, не «рука Москвы». А как вы думаете, есть ли здесь какой-то «привет» Москве от Киева или Симферополя?

— Не думаю. Скорее, это просто действия, которые имеют какое-то местное измерение, я их не хочу комментировать. Я вижу здесь некие попытки упрощенно объяснить деятельность конкретных лиц на крымской площадке. Наверное, так нельзя делать. Это бросает тень на те задачи, которые стоят между Украиной и Россией, между Крымом и Россией. Cерьезными делами нужно заниматься. А с радикалами, экстремистами на любой площадке нужно вести работу какими-то другими, не упрощенными средствами. В том числе и какими-то средствами «изоляции» ( в кавычках!) — то есть необращением внимания на их действия, на их заявления. Думаю, это самое эффективное средство. С переменным успехом оно применяется в России. И это правильный путь.

А когда со скандалами, к которым эти люди стремятся, чтобы поставить себя в их центр, борются по упрощенной схеме, к тому же нарушая определенные процедуры взаимодействия с другой стороной, то это не приведет к желаемому результату. Радикалы и экстремисты всё равно будут продолжать свою деятельность, в том числе используя методы не всегда безупречные, которые власть применяет против них.

Возвращаясь к конкретной ситуации вокруг того же Юрия Александровича Мешкова — в данном случае генеральное консульство почему-то официально не было в курсе того, что происходило. В другом случае это может и не сработать: будет остановлено на границе, потому что у того человека, который будет выдворяться, не будет либо российского гражданства, либо российского документа. И что, интересно, будут делать те, кто такие упрощенные схемы запускает? Тут надо быть аккуратным и, к чему я призываю, — действовать в духе реальных подходов и качества отношений, которые существуют между Украиной и Россией.

— Я встречала сообщения, что советник-посланник российского посольства Андрей Воробьев заявил, что дипломаты в ситуацию вмешиваться никак не будут, так как у Мешкова якобы есть украинский паспорт и гражданином России он не является.

— Это какая-то раскоординированность между консульством и посольством, признаю. Что-то тут не сложилось. Вопрос о гражданстве — деликатный, и мы подтверждаем гражданство того или иного лица только со знанием дела и в основном по инициативе этого самого лица. В случае с Мешковым мы были готовы и подтвердили его российское гражданство: мы обсуждали эту тему с ним самим и его представителями, которые приходили в генконсульство. Он действительно российский гражданин, и соответственным образом мы действовали. И будем так действовать и в дальнейшем: сейчас я выясняю, в том числе и по официальным каналам, какие были предприняты действия против него. Здесь не все ясно, начиная с того, что мы не были с самого начала официально проинформированы.

— Как думаете, такое может повториться? Или это все же исключение из правил?

— Уверен, что это исключительный случай. Мы с украинской и крымской стороной выработаем параметры, которые позволят снять определенную напряженность вокруг таких случаев. И начать нужно с того, с чего я начал в нашей с вами беседе: произошедшее не имеет никакого отношения к российской политике в отношении Украины и Крыма. Уверен, что это знают с украинской и крымской стороны. Это очень важно. И тогда все станет на свои места, и реальные задачи будут связаны с позитивными государственными решениями, а не с отдельными личностями, которые хотят быть в центре скандала.

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Битва за Украину

.

Посадили сосны, а растут коттеджи

Крым. 3 апреля

.