Крымское Эхо
Архив

Владимир Алексеев: Определенно это шаг вперед в правильном направлении

Владимир Алексеев: Определенно это шаг вперед в правильном направлении

Закон о языковой политике, принятый на днях Верховной Радой Украины, сейчас горячо обсуждается и в интернете, и в телеэфире; к теме даже успела подключиться печатная пресса. На эту тему на нашем сайте уже [url=http://old.kr-eho.info/index.php?name=News&amp;op=article&amp;sid=8405]высказались некоторые члены нашего Общественного совета[/url]. А теперь слово берет <b>Владимир Алексеев</b> <i>(на фото)</i>, недавно выступивший на нашей ленте со своим аналитическим трудом по обсуждаемой теме под названием [url=http://old.kr-eho.info/index.php?name=News&amp;op=article&amp;sid=8323]«С враньём наперевес»[/url], который уже месяц держится на первой строчке топа самых читаемых материалов.

Владимир Геннадиевич — народный депутат Украины того самого созыва, который еще в 1999 году ратифицировал первый вариант Европейской Хартии региональных языков или языков меньшинств, что де-факто предоставило русскому языку официальный статус (Закон № 1350-IV). Поэтому для «убийства» этого закона и попрания Конституции свидомитам пришлось привлечь МИД, Конституционный суд и президента Кучму, и в результате их усилий ныне действует усеченный вариант Европейской хартии. На тему языковой политики у Алексеева есть книга [url=http://old.kr-eho.info/index.php?name=News&op=article&sid=1030]«Бегом от Европы?»[/url], в которой рассказывается детективная история о ратификации Хартии, а также досконально разбирается как языковое законодательство страны, так и сложившаяся языковая практика. И еще один штрих, который характеризует нашего эксперта: он принимал участие в работе группы, которая под руководством Евгения Кушнарева готовила свой законопроект по применению языков на Украине — его несколько измененный вариант и представили на рассмотрение Рады Вадим Колесниченко и Сергей Кивалов.

— Владимир Геннадиевич, сейчас вся Украина стоит на ушах после того, как ВР приняла закон о языковой политике. Ваше отношение к самому факту его принятия?

— Ну, не вся Украина, как вы изволили выразиться, стоит на ушах, а лишь ее национально-свидомая часть. Причем не вся, а лишь та, у которой уши, извините, приспособлены для навешивания лапши. Они кричат: давайте защищать украинскую мову. А что, ей что-то угрожает? Что, принят закон, что русский язык будет единственным государственным? Или введены какие-то ограничения для украинского? Нет! Всего-то – русскоязычным позволили в своих регионах несколько шире использовать русский язык.

Мы имеем дело с методикой доктора Геббельса, который в свое время придумал массу эвфемизмов — ну, например, массовые расстрелы назвать экзекуциями, уничтожение евреев — окончательным решением еврейского вопроса и так далее. Точно так же сейчас: очень скромный, толерантный, я бы сказал, достаточно умеренный закон подается национально-свидомой частью общества как вселенская катастрофа, несущая угрозу украинскому языку. И по сути дела люди, которые ведутся на эту удочку, протестуют не против закона, а против тех побрехенек, которые придумали о нем вожди украинских свидомитов.

Конечно, закон кардинально не решает проблем в языковой сфере, но это определенно шаг вперед в правильном направлении.

Например, есть масса статей в ныне еще действующем законе о языках от 1989 года — если хотите, я могу их привести, которые дают возможность использования в некоторых сферах русского языка наравне с украинским. Но там есть маленькая оговорка, что эти «привилегии» граждане могут использовать лишь в местностях, где этнических русских проживает более 50 процентов! А таких административных единиц из 27 регионов Украины всего два — Севастополь и Крым. Да и там эти права полностью не используются. А в новом законе говорится уже о 10 процентах, значит, под такое право подпадает уже 13 территорий. Но это не кардинальное решение проблемы, согласитесь.

— Говорят о том, что принятие этого закона поможет Партии регионов в будущей избирательной кампании. Если мы говорим не о защите языка, а о защите права человека на язык, какие должны быть следующие шаги законодателя?

— Я как парламентарий со стажем вначале отвечу на тезис о Партии регионов. Скажите, наши права этот закон расширяет? Расширяет! Вы лично выигрываете? Выигрываете. Я могу ваш выигрыш по полочкам разложить и показать, но этот анализ – тема отдельного разговора. Не надо искать подвох — ищите выгоду от этого закона. Получили возможность в практическом плане более широко использовать русский язык — это плюс? Плюс! Изымается из лицензии телерадиокомпаний квотирование языка — плюс? Плюс! Так чего противники этого закона из числа русскоязычных вдруг кочевряжатся? Им что, подать все и сразу? Почти четверть века свидомиты шаг за шагом резали наши права, а тут все верни одним махом?

— А противники этого закона криком кричат, что украинский язык пострадает!..

(смеется) Ну, если этот закон заставит Тягныбока или Фарион перейти на русский язык, то, очевидно, они правы.

— Но, насколько я понимаю, такое и в страшном сне присниться не может…

— Конечно: украиноязычные останутся украиноязычными, а русскоязычные — русскоязычными. По сути дела, этот закон ничего нового в нашу жизнь практически не вносит, он скорее, немного восстанавливает ранее у нас отнятое и позволяет стабилизировать ситуацию на нынешнем уровне. Почему так встрепенулись свидомиты? Когда они в 1989 году написали свой закон про мовы, они заложили туда не реалии того времени, а свои «хотелки». И ведь достигли их! А сейчас, когда языковые реалии они уже опустили до уровня своих «хотелок», дальше закон 89-го года свидомитов уже не устраивает, потому что дальнейшую дерусификацию им приходится проводить вне правового поля. Даже того, которое они сами для себя создали. Но тут вдруг, с принятием закона Колесниченко-Кивалова, поднимается планка прав русскоязычных! И свидомиты, которые ставят задачу нас ассимилировать и ликвидировать как этническую группу, конечно, этого позволить не желают. В общем, если этот закон будет работать, то, я думаю, пострадают от него только национально ушибленные. У которых начнется (уже началась!) ломка от того, что они лишатся смысла их жизни – травить русский язык и культуру.

— Осталось дождаться, чтобы закон действительно заработал…

— Да. А теперь поговорим о том, что делать. Первым делом я бы сразу обратился в Конституционный суд, чтобы тот подтвердил, что закон конституционен. Чтобы потом, в случае каких-либо политических изменений, скажем, давления из стран «истинной демократии» или пришествия очередного «майданного мессии» и так далее, свидомиты не смогли бы этот закон убить через Конституционный суд.

Кстати, я бы очень хотел посмотреть на то, как если вдруг Конституционный суд откажет в поддержке нового закона! Ведь Колесниченко запасся позитивным заключением на него Венецианской комиссии (даже согласившись ради этого на снижение его действенности по сравнению с первоначальным вариантом Кушнарева). КС будет в очень сложной ситуации: очень трудно будет назвать то, что одобрила Венецианская комиссия, не соответствующим действующей Конституции Украины. Это все равно как самого себя (точнее, собственную Конституцию) выпороть.

— А если КС все же скажет, что закон не вкладывается в рамки Основного закона?

— До выборов не скажет! Тут очень важно, чтобы он решение по этому закону принял до выборов. Второе. Надо оказать поддержку президенту по вопросу подписания этого закона. А то ведь свидомиты на него давят, а мы молчим… Мало того, сейчас проявилась масса русскоговорящих конформистов, которые верноподданно бубнят, что их права никто не нарушал, а потому и закон этот не нужен. И тут они смыкаются с русскоязычными радикалами, которые кричат: хотим все и сразу! А в результате помогают свидомитам не дать нам ничего и никогда. Третье. Есть прямая опасность того, что может сложиться ситуация, как с законом про мовы от 1989 года. Ряд позитивных моментов, которые в нем были в нашу пользу, — например, одинаково обязательное изучение русского и украинского языков, право граждан обращаться в органы власти на русском языке, а власти — отвечать на их обращения на русском языке — в законе были, но это все не выполнялось.

В законе 1989 года было записано, например, что документы граждан — паспорт, диплом, военный билет, трудовая книжка заполняются на украинском и русском языках. А реально это действует только в паспортах, в остальных документах это не действовало. И массу других положений закона от 1989 года, которые были в нашу пользу, откровенно саботировали. Сейчас очень важно изначально пресечь саботаж нового закона, и добиться, чтобы как можно быстрее был предпринят комплекс мер в сфере государственного управления: распоряжения Кабмина, поручения президента, приказы по министерствам и ведомствам по реальному воплощению в жизнь нового закона. Чтобы не упрятали его «под сукно», как это было с законом 1989 года.

Мне очень импонирует позиция Вадима Колесниченко, который сказал, что принятие этого закона – только первый шаг к реальному двуязычию. Сейчас в Киеве начала работу Конституционная комиссия — вот поле деятельности для тех, кто хочет государственного статуса для русского языка! Идите и требуйте! Ведь действительно нужно приводить в рамках Конституции законодательное поле Украины по языковому вопросу к тем реалиям, которые на сегодня существуют. Кстати, приближаясь благодаря этому к правовым нормам цивилизованной Европы, о стремлении в которую истошно кричат наши свидомиты.

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Россия – по-прежнему Великая Морская Держава

.

Об оскорбленном пророке замолвили слово

.

Эти летние каникулы были незабываемыми!

.