Крымское Эхо
Архив

Вкус ностальгии,

или КОЕ-ЧТО О ГЕНЕТИЧЕСКОЙ ПАМЯТИ НА ЧЕБУРЕКИ

Вы коренной крымчанин? Тогда скажите мне, какое чувство рождает у вас слово «чебуреки»? Лично у меня – ностальгию. Вспоминаю молодых маму и папу и себя, болтающую недостающими до пола ногами, сидящих в чебуречной парка неподалеку от дома в ожидании заказа.

Посетителей много, и в предвкушении удовольствия, облизываясь, вдыхаешь луково-мясной аромат жарящихся на дымящемся масле чебуреков и уже представляешь, как, взявшись за зубчатые кончики, — а ну ее, вилку, — впиваешься в серединку – и по подбородку и рукам бежит жирным ручейком ароматный мясной сок, духовитее вкуса которого нет ничего… Но вот перед тобой долгожданная тарелка со сложенными крест накрест шестью чебуреками – и ты понимаешь, что это и есть райское наслаждение…

Вы коренной крымчанин? Тогда ответьте мне, какими запахами в вашем детстве был напоен пляж, куда вы сбегали к морю по дорожкам с обрыва, а не чинно, со столичной осторожностью, шествовали по лестнице, как бледнокожие курортники? Запахами пляжной чебуречной — даже у моря не было такого сильного аромата, как в этой верандочке, куда в купальниках вход был воспрещен, потому что времена были морально устойчивые, и разлагаться одновременно с питанием партией и правительством не дозволялось. Вы приходили туда с компанией сверстников, запасшись у бочки по соседству с магазином трехлитровым бидончиком кваса, и делились на группки: одни опрометью бежали с подстилками и простынями занимать место под солнцем, а другие – в очередь за чебуреками. Но вот тарелочки из фольги, предтеча одноразовой посуды, наконец-то обжигают руки, и вы гордо, как триумфатор, несете это вкусное богатство к друзьям, где, вмиг разделавшись с любимым лакомством, запив квасом и обмывшись в море, заваливаетесь на подстилку и, подставив спины жарящему их до красноты солнцу, отрубаетесь иногда до его захода.

Вы коренной крымчанин? Тогда помните, как, словно в одночасье, весь этот чебуречный рай куда-то испарился, и все удовольствие от любимого блюда переместилось на кухни истинно крымских хозяек, умеющих закрыть сочащийся мясной влагой чебурек и чайным блюдцем, и раскатанной бутылочной пробкой.

Наверное, всем нам, любящим чебуреки, впору воздать хвалу Аллаху за возрожденную крымскими татарами возможность угоститься этим блюдом вне домашней кухни. Заштатные кафе, летние площадки которых особо привлекают заезжую публику, по праву могут зваться «звездами Востока для Петрух», потому что готовят это влажно мясное блюдо татарские звездочки – и у русских мужчин особый спрос на чебуреки. Узревший островок Востока русский человек, впервые услышавший звучащие белым солнцем пустыни названия блюд – лагман, шурпа, манты, самса – опрометью бросается на дымящиеся вкусности: плов, шашлык, но чаще всего – чебуреки.

Угощаясь мясными блюдами, мало кто знает, что сами крымские татары начинают традиционное застолье с кофе: черного, со сливками — кто как любит, чтобы потом отдать должное и шурпе, и мантам, и медовой пахлаве.

Но не только чебуреками сыт и знаменит крымский стол. Здесь, где богом намешано и народностей, и рас, и религий, у каждого сохранились национальные вкусовые пристрастия. С истинно кавказским радушием раскроет свои объятия гостям хозяин азербайджанского дома, где быстрая на руку жена накроет щедрый стол. Как в сладостной восточной поэме, возникнут на столе грушевидные тонкостенные стаканчики-армуды, над которыми вьется аромат азербайджанского чая, после чего по традиции начинается парад блюд. В море пряно пахнущей зелени – кинзы, тархуна, регана, аджитара – на стол выставят долму в виноградных листьях, пти – особым способом приготовленное в высоких горшочках мясо с картофелем и овощами, бозартму, сытный азербайджанский плов, тончайший лаваш. А если вам выпадет везение разделить праздничную азербайджанскую трапезу, то вы угоститесь необыкновенно вкусной пахлавой. Не в обиду крымским татарам, хоть эти разные блюда носят одинаковое название, такую вкуснятину, как азербайджанская пахлава, вкушают, наверное, ангелы в раю. Вкус, как говорил, зажмуривая глаза от полноты счастья Аркадий Райкин, «спецфический».

Приход утреннего гостя в армянском доме по традиции вознаградят блюдом сытного хаша. Но по обычаю, как того требует острая и жирная мясная пища, гостю предлагают для начала чашечку ароматного кофе, готовят который армяне с особым вкусовым изыском, в джезве на раскаленном песке. А уж потом … под рюмочку хорошего коньяка, «Ани» или «Ахтамар», или национальной кизиловой водки даже самый сытый привереда не откажется от бастурмы, хашламы, запеченной форели, долмы, кебаба. Чтобы почувствовать себя настоящим кавказцем, надо только завернуть в лаваш обязательную на армянском столе зелень, домашний сыр или виноград, угоститься в конце застолья гатой и, откинувшись в сытом изморе на спинку стула, произнести, причмокнув, магическое «вай!».

А вот за настоящим еврейским столом в скором времени и в Израиле посидеть не удастся: как-то все наши бывшие враз обрусели, обарабились, офастфудились и ностальгируют по борщу, квашеной капусте и салату оливье в тазу для варки варенья. Но пока уехали не все и оставшиеся сохраняют бабушкины и мамины рецепты, стоит напроситься в гости не только на еврейские хохмы и одесские анекдоты, которые со смачным акцентом умеют рассказывать только свои люди, но и на коронное блюдо – фаршированную рыбу. Слышали о ней многие, но, как оказалось, мало кто её пробовал. А если попасть в настоящий еврейский дом в пасхальные дни, то пиршество плоти обеспечено до колик и заворота кишок с фаршированной рыбой, кисло-сладким мясом, морковным цимесом, селедочным форшмаком, пахучим куриным бульоном с кнедликами из мацы и фаршированной шейкой. А какие жареные в меду сладости готовят на еврейской кухне, пальчики проглотишь. Ради вашего же благополучия и процветания по национальной традиции вас угостят пирогом из мацы или особыми пирожками, что зовутся «уши Амана».

Вы коренной крымчанин? Тогда объясните мне, откуда у нашей молодежи это непомерное пристрастие к японской и китайской кухне, всем этим суши, сашими, ролам, вегетарианским заморочкам? Ну, я еще могу понять их увлечение фаст-фудом – от гамбургеров до шаурмы — потому что это, конечно, не здорово, но хотя бы в ритме жизни. Могу принять их пристрастное внимание к средиземноморской кухне с ее бесконечными рецептами пасты и пиццы, потому что оливки оливками, но все эти мидии, рапаны, креветки — почти наша исконно приморская кухня, где на столе истекает луковым духом плов из мидий в вычищенных трудолюбивой хозяйкой ракушках, прямо на пляже, на импровизированном мангале из поставленного на пару кирпичей листа железа лопаются и раскрываются на открытом огне те же мидии в обросших мелкой ракушкой раковинах, или варятся мгновенно краснеющие от жара кипятка рачки.

Может, это признак глобализма, пищевой универсализации? Согласитесь, все мы в какой-то степени обрусели, обукраинились, европеизировались. Не представляем себе недельной готовки без борща, закуски без сала, летней жары без окрошки из кваса, закатки на зиму без лечо, застолья без водки, перекуса без гамбургера. И все же в еде мы куда большие националисты, чем в поведенческом имидже. Пусть убрали из паспортов наши национальные особенности, пусть за трехсотлетнее монголо-татарское иго многие утратили национальную типичность, без которой, случается, сложно национально идентифицировать человека, — кровь от этого не разжижилась, она по-прежнему хранит родовую и генетическую память о чебуреках, хаше, фаршированной рыбе. Сидя за любовно накрытым столом радушного хозяина, никто не ощутит себя, что называется, не помнящим родства Иваном. Вкус маминой, из детской памяти, еды не забывается. Привкус ностальгии не только в душе и сердце…

 

Фото вверху — с сайта talerka.ru

 

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Путинский вираж

Алексей НЕЖИВОЙ

Американо с перцем

Казаков не превратишь в некоренных граждан второго сорта

.