Крымское Эхо
Архив

Вячеслав Зарубин: Я знаю, что может объединить всех крымчан

Вячеслав Зарубин: Я знаю, что может объединить всех крымчан

ДОСТОЯНИЕ РЕСПУБЛИКИ

Пять лет назад, вскоре после прихода к власти оранжевых, известного крымского ученого-историка, заместителя председателя Рескомитета автономии по охране культурного наследия Вячеслава Зарубина арестовали по обвинению в злоупотреблении служебными полномочиями и превышении власти. Он провел в следственном изоляторе два месяца и вышел оттуда инвалидом III группы. Справедливость поздно, но восторжествовала. Обвинения были сняты, и Зарубин вернулся на работу в Реском. Сегодня он вспоминает о тех временах смеясь, но тогда, в 2005 году, ему было конечно не до смеха.

.

Вячеслав Зарубин на скифском городище
В Белогорском районе


Вячеслав Зарубин: Я знаю, что может объединить всех крымчан

Что роднит оранжевых и большевиков


— Я просто угодил в число тех 18 тысяч чиновников, которые оказались неугодны новой власти. Ни Ющенко, ни Тимошенко, естественно, понятия не имели и не имеют о том, кто я такой, и не питают ко мне никакой личной неприязни. Я, если можно так выразиться, попал под раздачу — примерно так же, как, например, попадали под раздачу люди в 1937 году. Я ведь историк и читал судебный отчет по делу так называемого «Антисоветского «право-троцкистского блока» (Н. Бухарин, А. Рыков, Н. Крестинский и другие). Хорошо знаю, как строились тогда обвинения. И мне кажется, что «оранжевые» действовали методами, в чем-то сходными с теми, которые применяли тогда большевики. У меня в обвинительном заключении, среди прочего, написано, что мои действия могли вызвать… оползни! Да и обвинения в способствовании сооружению туалета в районе Ливадийского дворца ничуть не абсурднее. Хотя, с другой стороны, слава Богу, я не оказался шпионом, скажем, России, не отрезал голову Гонгадзе, не травил Ющенко и не убивал Кравченко. Впрочем, уверен, если бы я признался в каком-нибудь из вышеозначенных злодеяний, следователи охотно обвинили бы меня и в этом. Меня ведь всерьез спрашивали о связях с … Ринатом Ахметовым.

 

— Виктор Ющенко считает себя большим ценителем старины. Сказалось ли каким-то образом его увлечение историей на отношении государства к крымским памятникам культурного наследия?

— Надо отдать ему должное, он посещал и Мангуп, и Эски-Кермен, и Чуфут-Кале, встречался с археологами, которые исследуют «пещерные города» — однако дальше разговоров его забота о крымских памятниках не пошла. А вот Виктор Янукович не ездил по «пещерным городам», но, едва став президентом, уже подписал закон о включении новых объектов в список памятников культурного наследия, не подлежащих приватизации. Теперь никто не сможет прикарманить бывший Дом офицерских собраний в Симферополе — ныне Художественный музей, знаменитый комплекс Юсуповского дворца в Кореизе, многострадальный дворец Александра III в Массандре, который, если помните, в 2005 году тогдашний крымский премьер Анатолий Матвиенко хотел превратить в президентскую резиденцию, и другие объекты. Не знаю, какой будет дальнейшая деятельность нового президента по охране культурного наследия, но его первые шаги на этом направлении меня радуют.

 

Почему ЮНЕСКО неинтересен Крым

 

— А у крымских властей есть понимание того, что именно ваше ведомство в известной степени является самым важным в Крыму, что Реском по охране культурного наследия в чем-то даже важнее министерства финансов да и любого другого министерства, потому что именно вы охраняете самое дорогое, что есть у Крыма и крымчан?

— Именно на крымскую власть нам грех жаловаться. Руководители автономии, вне зависимости от их политической принадлежности, нам помогают — другое дело, что возможности у них достаточно скромные. С другой стороны, я бы хотел предостеречь от «крымопупизма». Да, у нас много исторических памятников, больше, чем в большинстве других регионов Украины, но в то же время, будем честными, их качество проигрывает тому же Средиземноморью. Ну нет у нас пирамид, как в Египте, или Парфенона, как в Греции.

— Кстати, до сих пор ни один крымский памятник не включен в список объектов всемирного культурного наследия ЮНЕСКО. И что, не шансов?..

— Если говорить об автономии, не касаясь Севастополя, то среди главных претендентов я бы назвал Судакскую крепость и Мангуп. Причем, Судакская крепость уже попала в предварительный список ЮНЕСКО. Судаку очень помогает тот факт, что крепость является филиалом Национального заповедника «София Киевская», который уже в этом списке. Там накоплен соответствующий опыт, они знают, как продвигать этот проект. Мангуп — объект такого же уровня, но Бахчисарайскому историко-культурному заповеднику нужно проделать массу сложной подготовительной работы.

— Крым знаменит и особым колоритом своих городов — Симферополя, Евпатории, Феодосии, Керчи, которые, к сожалению, в последние годы застраиваются, скажем так, не слишком органично…

— Именно поэтому мы сейчас очень активно работаем над установлением границ исторических ареалов населенных мест. Исторический ареал — это часть города или поселка, которая полностью или частично сохранила свою аутентичность, свой исторический облик, застройку и планировку и должна быть защищена законом от неорганичной хаотической застройки. Сегодня в Крыму 26 исторических населенных мест: Бахчисарай, Белогорск, Евпатория, Старый Крым, Судак, Новый Свет, Керчь, Феодосия, Саки, Черноморское, Симферополь, Армянск, Щебетовка, Коктебель, все поселки городского типа Большой Ялты, Ореанда, собственно Ялта, Алупка, Партенит и Алушта. Сегодня уже установлены границы в Керчи, в Ялте, в поселках Большой Ялты, вот-вот будет получена документация по ареалу в Коктебеле, идет соответствующая работа в Феодосии, в Судаке, в Евпатории, достигнуто согласие, что в этом году начнется работа по установлению границ исторических ареалов в Симферополе, а вот в Бахчисарае, Белогорске, Старом Крыму, Щебетовке мы, наоборот, никак не можем убедить власти в необходимости такой работы.

— А что такое исторический ареал ну, скажем, в столицы Крыма?

— Просто просится под исторический ареал парк «Салгирка» с усадьбами академика Петра Паласа и Михаила Воронцова. Ну и, конечно, историческое ядро дореволюционного Симферополя — ул. Пушкина, проспект Кирова, часть ул. Горького… Если мы определим эти районы как исторические ареалы, то они будут защищены особым охранным режимом — скажем, нельзя будет строить дома выше уже существующей застройки.

— Говорят, в охранной зоне Судакской крепости идут какие-то незаконные работы.

— Да, за последние три месяца мы зафиксировали четыре случая проведения работ в ее охранной зоне. Боюсь, это явление приобретает там системный характер. Причем, люди ничего не боятся! Мы обращаемся в прокуратуру, но реальных результатов пока не видно. Невольно приходит в голову мысль, что у этих «строителей» есть какие-то могущественные покровители во власти.

 

«Памятник» от слова «память»

 

— Приближается 65-летие Победы. В каком состоянии находятся сегодня в Крыму памятники, посвященные событиям Великой Отечественной войны?

— Еще несколько месяцев назад я не исключал, что через некоторое время нам придется защищать эти памятники в буквальном смысле грудью. Сейчас, надеюсь, все изменится.

— Президент Ющенко вообще хотел снести памятники советской эпохи.

— Нам регулярно из Секретариата президента приходили запросы с требованием предоставить список таких памятников. При этом, конечно, никто прямо не предлагал их демонтировать, но соответствующую информацию собирать пытались.

— Какими силами располагает ваш Комитет по охране культурного наследия? Их достаточно, чтобы охранять около девяти тысяч крымских памятников?

— У нас в штате 25 человек — получается, что на одного сотрудника приходится около 360 памятников. Поэтому наша главная надежда на общественность: на музейных работников, на археологов, на краеведов, просто на неравнодушных людей, которых, слава Богу, много в Крыму. Без них нам пришлось бы совсем туго.

Не могу сказать, что милиция нам не помогает, просто это не считается главным. А между тем, злоумышленники продолжают грабить крымские могильники. Например, буквально около месяца назад в черте Ялты был разграблен раннесредневековый могильник Алония. На мой взгляд, это часть организованного криминального бизнеса международного масштаба, в котором вращаются немалые деньги. Недаром же сегодня крымские артефакты можно обнаружить у коллекционеров по всему миру.

— Какие памятники находятся в самом плачевном состоянии?

— Совсем плохо обстоит дело с позднеантичными и раннесредневековыми могильниками — их просто грабят. Чтобы далеко не ходить, обратите внимание на могильники в Левадках или в Опушках под Симферополем: изрытые поля, разбросанные кости… В удручающем состоянии находится известный дом академика Александра Ферсмана в Лозовом: памятник архитектуры близок к тому, чтобы превратиться в памятник археологии. Нуждаются в укреплении некоторые архитектурные сооружения в «пещерных городах» — та же самая легендарная Мангупская цитадель. Проблем много, но я надеюсь, большинство из них мы сможем решить общими усилиями политиков, чиновников, ученых, простых людей — думаю, задача сохранения культурного наследия, накопленного за тысячелетнюю историю полуострова, может объединить всех крымчан, вне зависимости от их политических симпатий.

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

По звонку отпустят любого

Софья БАСАВРЮК

Сделать День Республики выходным днем на территории автономии

.

Кризис, который в тебе