Крымское Эхо
Архив

Вячеслав Светличный: Фундамент есть, приступаем к строительству!

— Вячеслав Леонидович, как бы вы одним словом назвали уходящий год для российских дипломатов?

— А двумя можно? Противоречивый и динамичный.

— А теперь объясняйтесь!

О Путине, Украине и стратегии

— В силу своего должностного положения я не могу, естественно, оценивать итоги внешнеполитического года. Но, находясь в единой коммуникационной системе МИД России, не могу не знать, не чувствовать, что 2013-й был напряженным годом для дипломатов, в целом для внешней политики Российской Федерации. Происходило много событий, требующих и внимания, и анализа, и поступков, и, главное, ответственных решений. Для России некоторые из них были очень своевременными и даже, я бы сказал, прорывными. В частности, на сирийском, иранском направлениях, где наша страна проявила себя как мощная, авторитетная держава, которая не просто сохраняет свои позиции, но их укрепляет и заставляет все больше прислушиваться к себе основных политических игроков. Неплохим и в целом успешным был уходящий год и для российско-украинских отношений.

— Мы помним знаменитую «мюнхенскую речь» Владимира Путина, где он очертил главные направления, расставил очень точные акценты. И именно тогда о России перестали говорить в пренебрежительном тоне. Но после решения по Сирии президента России назвали лидером международного общественного мнения.

— То есть политиком, который выражает преобладающие мнения в мировом сообществе.

— Вот-вот! То есть произошел какой-то перелом. Мне кажется, прорыв в российско-украинских отношениях стал следствием того, что началось в Мюнхене, а продолжилось в Сирии и Иране. Если сказать проще, Владимир Путин окреп как лидер, поэтому сумел выдержать нужную паузу: «вчера было рано, а завтра будет поздно». Потому и произошел этот прорыв.

— Да, сегодня Владимир Владимирович проявляет себя наиболее влиятельным мировым лидером. Скажу, как чувствую: он всегда был крепким, сильным политиком. Но есть решения, которые должны созреть. Он давно был готов на сильные ходы, всегда готов был брать ответственность на себя. Кстати, именно за это и уважают Путина — за то, что он никогда не уходит от ответственности и берет ее на себя столько, сколько и полагается президенту такой огромной державы.

Но некоторые решения должны вызреть, должны сложиться условия, обстоятельства. И когда совпадут время, место и сила, тогда мы получаем то, что увидели, например, в Сирии. И тогда США с их союзниками, всем военным потенциалом в силу своей традиционной установки на силовой вариант ничего не могут противопоставить продуманной стратегии российской внешней политики.

— Так вы хотите сказать, что у России и по отношению к Украине есть своя стратегия? У многих крымчан (хотя уже не у всех) есть подозрение, что это не так! Правда, последние решения показали, что Россия за всем следит, понимает, готова к каким-то решениям … Хотя, конечно, понятно: если бы у России у самой не было бы проблем, и нам бы легче жилось эти последние двадцать лет. Оказывается, Россия просто копила силы…

— …сосредотачивалась! Иногда приходится слышать, особенно от некоторых политологов и СМИ, что в России нет стратегии по отношению к той или иной стране. Это не так. Я еще недавно вплотную занимался Центральной Азией и, знаете, мне приходилось слышать подобное по отношению к странам того региона. Но скажите, разве тесные отношения в рамках того же Таможенного союза с новым азиатским «тигром» Казахстаном, вступление Узбекистана в Зону свободной торговли СНГ, намерение Киргизии присоединиться к Таможенному союзу, наше участие в крупных инфраструктурных проектах Таджикистана и наличие российской военной базы в этой стране говорит об отсутствии стратегии у России?

Поверьте мне, должная стратегия есть, такой план своевременно был выработан, называется он Концепция внешней политики Российской Федерации, это открытый документ, с котором можно ознакомиться на сайте МИДа РФ. Он утвержден Президентом страны, там все прописано, и ни на шаг от него дипломаты и все, кто занимается работой с зарубежными странами, не отступают.

Соответствующее место в документе отведено и Украине как нашему приоритетному партнеру. Но, видимо, дело в том, что некоторые наблюдатели «со стороны», и на Украине, и в моей любимой Средней Азии связывают наличие стратегии с шириной финансового потока. Если денежки потекли — значит, стратегия есть. И наоборот.

В Российской Федерации средства есть, и немалые средства. Но и лишних нет. У нас самих крупные планы и проблемы. И, говоря сейчас об известных решениях недавней российско-украинской межгоскомиссии, могу предположить, что наше руководство давно было готово к подобным шагам — но всему должно быть свое время. Видимо, почувствовали, что на Украине сложилась очень сложная и политическая, и экономическая ситуация. И что еще немного — и процесс пойдет необратимо. А это нам надо? Ведь понятно, если разрушительные процессы пойдут на Украине, они непосредственным образом отразятся и на России.

Думаю, что ощущение отсутствия стратегии возникает еще из-за нехватки информации. Но жизнь показывает: проходит время — и мы убеждаемся в продуманности и определенности таких шагов. Это я говорю не как дипломат, который должен произносить такие вещи, а как человек, который этими вопросам занимается более четверти века. Хорошо знаю, что Россия — не та страна, которая позволит обращаться со своими соседями без учета своих и их интересов, без глубокого знания ситуации, без той самой стратегии.

В чем России стоит подтянуться

— Вот в чем России безусловно стоило бы подтянуться, так это в информационном пространстве — найти и занять свою нишу.

— Вы правы, я тоже так считаю.

— Идет третья мировая война, она информационная, а мы ее совместными усилиями блестяще проигрываем!

— Ну, еще не вечер. Пользуясь вашей терминологией, скажу, что можно проиграть битву, но выиграть войну. Мы, как всегда, раскачиваемся, но этот период уже заканчивается. Следите за решениями российского руководства в информационной сфере.

Конечно же, мы должны насыщать информационное пространство своим позитивным присутствием, больше говорить о нашей стране, о том хорошем, что в ней происходит, о тех решениях и последствиях решений, которые принимаются. Мы должны говорить о совместных делах, проектах, контактах, о наших общих традициях, культуре, — не просто в ходе отдельных мероприятий, пусть даже таких замечательных, как «Великое русское слово» — два-три дня пошумели и смолкли.

Мы должны работать на основе четкого плана, непрерывно и последовательно заниматься пропагандой российского образа жизни в положительном смысле этого слова: рассказывать, чем Россия отличается от других стран, что в ней есть хорошего. Слишком часто в последнее время мы сталкиваемся с тем, что позитив намеренно искажается, выхолащивается, а негатив раздувается до вселенского масштаба. Всё чаще приходится сталкиваться с недобросовестными вбросами, ложью, распространением сплетен и пр.

Но люди ведь здесь, в Крыму, умные, они отворачиваются от «желтизны», от чернухи, не поддаются на провокации. И, как здоровая, нормальная реакция — тянутся к российским СМИ, нашему телевидению. Кстати, нигде и никогда не встречал такого интереса к российским телеканалам, к нашим новостным и культурным программам.

— Как иллюстрация: недавно на украинском «главном телеканале страны», «Интере», в вечерних новостях-получасовке нашли несколько десятков секунд и для России. Дали одну-единственную новость: некая балерина американского происхождения ушла из Большого театра, обвинив его руководство в коррупции. Больше новостей за целый день не нашлось…

Крым в ожидании больших перемен

— В Крыму я недавно, как вы знаете, всего несколько месяцев, но некоторые выводы я уже могу сделать. Мне кажется, что главное, — особенно это заметно на фоне событий в Киеве, — на полуострове удалось не допустить дестабилизации обстановки, сохранить, не обострить в ходе этих турбулентных событий благоприятную в целом межконфессиональную и межэтническую ситуацию.

Я убедился в том, что население автономии, как правило, поддерживает позицию и Верховного Совета, и правительства, выступает в поддержку законной центральной власти. Согласен с Владимиром Константиновым (спикер крымского парламента — ред.), который на днях сказал, что из последних испытаний и руководство, и депутатский корпус, и жители Крыма вышли более крепкими и закаленными.

И эти качества, которые крымчане сейчас приобрели и закрепили, пригодятся в дальнейшем, потому что 2014 год будет, на мой взгляд, годом серьезных позитивных перемен, которые, собственно уже начались. Думаю, Крым от этих перемен многое приобретет. Ведь решения VI заседания двусторонней межгоскомиссии имеют непосредственное отношение к региону.

— Это вы о переходе у Керчи?

Не только. Надеюсь, что какая-то часть полученных Украиной средств будет израсходована на нужды в целом полуострова. Но, действительно, за рамками этих средств есть двусторонние соглашения о совместных действиях по возведению масштабных объектов, имеющих самое прямое отношение ко всем жителям Крыма. Я очень рад, что наши стороны наконец-то определились по перезревшему вопросу о строительстве Керченского перехода. Причем, и это имеет принципиальное значение, переход будет построен не только для транспорта, но по нему пойдут и вода, и газ, и электроэнергия.

Другой важный момент— договоренность наших руководителей об увеличении участия Российской Федерации в развитии социально-экономической сферы города Севастополя, а также о совместном праздновании Россией и Украиной 70-летия его освобождения от немецко-фашистских захватчиков. Речь идет о выделении серьезных средств на социалку, общественный транспорт, на благоустройство. Мы уже ведем работу с губернатором Севастополя Владимиром Яцубой, обговариваем мероприятия, вопросы, которые, на наш взгляд, могут быть предложены правительствам наших стран в целях реализации принятых решений.

— То есть основное внимание будет все же на Севастополь?

— Я бы сказал, на Крым, в том числе и на Севастополь. Один только Керченский мост — это мегапроект, это многомиллиардная стройка, которая в случае завершения принесет Крыму немалые дивиденды.

— Да, тут и рабочие места, и наполнение бюджетов, и облегчение передвижение товаров и людей…

— Вообще, Крым, на мой взгляд, нуждается в несколько ином, более заинтересованном отношении к себе, потому что обладает завидным потенциалом, а мой опыт позволил его хорошенько рассмотреть, — это, прежде всего выгодное географическое положение, порты, это хорошо диверсифицированная экономика, это закон Украины о режиме благоприятствования в инвестиционной сфере.

Кстати, замечу в скобках, этим законом первыми воспользовались именно россияне, — я говорю о проекте Сбербанка России по реконструкции санаторного комплекса «Мрия», который уже начал осуществляться. Он потянул, если не ошибаюсь, почти на 200 миллионов долларов — а это дополнительные рабочие места и хорошая зарплата. Вот вам закон в действии.

Немалый потенциал Крыма вижу еще в том, что здесь достигнута необходимая для успешной работы консолидация всех ветвей и уровней власти — и представительной, и исполнительной. И народ эту власть поддерживает.

— Я вам скажу, до вашего приезда здесь разное было…

— Не знаю, вам виднее, может быть, не во всем я еще разобрался. Здоровый скептицизм еще никому не помешал. Но, как мне кажется, все основные решения власти основной массой населения поддерживаются. Так что будем смотреть в будущее с оптимизмом…

С синусоидой надо заканчивать!

— И, наконец, — о планах и пожеланиях на 2014 год. Вы уже сказали, что это будет год больших перемен. Вы это связываете только со строительством, которое ожидается на территории полуострова?

— Дело в том, что российско-украинские отношения подчас развивались не очень ровно, скажем так, волнообразно. То мы говорим о братстве, о дружбе — а то у нас начинается то, что некоторые называют торговыми войнами.

— Вот поэтому, если честно, я не очень верю, что декабрьские решения «выведут нас на новую орбиту» взаимоотношений. Проще верится в то, что это некий разовый акт…

Видите, это действуют те самые стереотипы. Но, скажу честно, у меня появилось прочное ощущение, что политическая воля, которую проявили наши руководители, создает основу, опору для того, чтобы пресловутой синусоиды больше не было. Отношения между руководителями стран должны соответствовать высокому уровню отношений между нашими людьми, нашими народами. Нам надо заканчивать с этими искусственными спадами и подъемами.

Я желаю Вам, себе, всем уважаемым мною крымчанам, чтобы в новом году мы увидели реальные, вещественные результаты той политики, которую наши руководители заложили в последних соглашениях. Хотелось бы, чтобы эти результаты касались не только Керченского перехода, но и, скажем, высококачественной, современной автодороги Симферополь — Москва… Об этом проекте уже говорят, и почему бы нам не пожелать себе его осуществления?

— Символично: когда-то эта трасса уже называлась Симферополь — Москва, а теперь ее название укоротилось до Симферополь — Харьков…

— Пусть там устанавливают какие угодно таблички, главное, чтобы трасса, которая соединяет Симферополь и Москву, была ровной, гладкой, широкой и чтобы по ней можно было бы проехать без всяких виз и формальностей, которые так отравляют жизнь простых людей.

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 5 / 5. Людей оценило: 2

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Казав пан – кожух дам

.

Шок «лихих девяностых». Повторение пройденного

.

История может повторяться дважды?

.