Крымское Эхо
Архив

Виталина Дзоз: Укрепить автономию — значит, выжить

Виталина Дзоз: Укрепить автономию — значит, выжить

b>Виталина Дзоз</b>, народный депутат Украины, поздравила читателей «Крымского Эха» с новогодними и рождественскими праздниками и пожелала нам с вами всего наилучшего в наступившем году. Мы беседуем с Виталиной Алексеевной в первые дни 2014 года, но касаемся не только приятных праздничных тем.

О начале Майдана

— В эти дни января логично было бы поздравлять друг друга с праздниками и говорить об итогах года, но Майдан в Киеве продолжается,</b> — напомнили мы народному депутату. — <b>Это создает какое-то впечатление незавершенности 2013 года.

— Да, кроме традиционного пожелания здоровья и успехов хочется «напророчить» друг другу хороших событий! Потому что события прошедшего года, особенно политические, были нестандартными, — соглашается Виталина Дзоз. — Они вызвали самые разные эмоции у жителей Украины, из-за них политический год, действительно, не завершен.

— Майдан, предновогодние события в стране оказали влияние на повестку, на проведение сессии Верховной Рады, которая откроется на днях?

— Нет! Работа Рады — это плановый, регламентный процесс, никаких нарушений и сбоев в нем нет. Основным вопросом сессии, естественно, будет принятие бюджета. А Майдан живет своей жизнью…

— Живет, не оказывая никакого влияния на Раду, на депутатов? Ведь побывала на каких-то площадях, на Майданах разных цветов каким-то образом приняла участие вся страна…

— Да, участвовали многие. Позитивное, что дал нам всем Майдан, — он заставил людей пересмотреть свои внутренние позиции, прислушаться к внутреннему камертону, внимательно посмотреть на эти события, каким-то образом проанализировать. Хотя для меня Майдан — явление не вполне понятное.

— Непонятное, потому что незавершенное?

— Главное, истоки его не вполне понятны. Знаете, когда вышли студенты, чтобы поддержать идею ассоциации с Евросоюзом, меня это в какой-то мере даже порадовало: дескать, в новой Украине выросло новое поколение, неравнодушное, думающее. Но, как быстро стало понятно им самим, они пошли не за Евросоюзом — они пошли за сказкой! За той картинкой, какую сами себе нарисовали. Они хотят красивой жизни, европейских стандартов во всем. За это их трудно судить. Но в этой сказке слишком много неправдоподобных и пока труднодоступных для нас вещей. Но как события начали развиваться дальше? Ведь это уже не мирное выражение мнения…

— …не юношеская романтика?

— Вот-вот! Это уже спланированный сценарий, кстати, он во многом повторил сербский 2008 года: те же провокаторы, те же драки…

О его перерождении
— Мне пока, честно сказать, не приходило в голову сравнение Майдана с Сербией…

— Абсолютно! Один к одному! — уверена Дзоз. — Теперь на Майдане совсем другие политические оттенки. Да, там поют песни и танцуют гопаки. Но у меня совсем не вызывает умиления захват административных зданий, я против того, чтобы булыжниками разобранной мостовой бросали в ребят (в «Беркут» — ред.), которые выполняют свой долг! Этим, понятно, воспользовались политики, и пошли политические, совсем не детские, требования. А почему на площади появились люди из чужих государств, которые там выступают, раздают кашу, печеньки? Там уже много преобразований, которые очень далеко ушли от первоначальной идеи — и уже не стоит ею прикрывать масштабный проект, который имеет все признаки государственного переворота.

— Уже не просто «хорошие ребята» хорошо проводят там время?

— Украина колеблется как маятник, а сегодня уже пришло время остановиться и подумать об интересах государства. Причем они должны быть не сиюминутными, а незыблемыми. При заключении любого договора, при приеме иностранной делегации…

— Но активисты на площади уверены, что Майдан как раз и является выражением интересов народа и государства! Там даже возникают какие-то общественно-политические объединения…

— Может быть, так оно и есть. Но он сориентирован на то колебание маятника, которое ведет к евроинтеграции, а большинство крымчан и еще половина страны ориентируются на Таможенный союз. Но нам, я считаю, нужно дружить и с теми, и с другими: мы живем в едином мире! В основу дружбы однозначно должен быть положен один стержень — национальные интересы. Интересы Украины и украинцев.

Россия сотрудничает с Евросоюзом ничуть не меньше, чем Украина, там гораздо большие масштабы и обороты. Но основой их сотрудничества является только одно — интересы государства. И мы должны думать о своих интересах. А зарплата в 5 тысяч евро и пенсия 3 тысячи евро, о которых так мечтают рвущиеся в Евросоюз, сами по себе ниоткуда не возьмутся…

О семье — во всех смыслах
— Россия сделала широкий шаг навстречу Украине, определив тем самым направление нашего движения, возвращение в семью славянских народов…

— Да, и эти кредитные средства, полученные от России, нужно сейчас максимально эффективно вложить в развитие нашей внутренней экономики. Только это даст рабочие места, общий подъем. Ассоциация с Евросоюзом тоже даст какие-то позитивные моменты, но создаст и множество проблем. И неизвестно, чего больше мы в этом случае получим: на примере Болгарии и Венгрии мы это уже видим.

Как нам отойти от ТС, если добрая половина украинской промышленности сориентирована на Россию? Как? Дернуть этот стоп-кран — значит, остановить производство, оставить людей без работы. Прежде, чем делать любой шаг, мы должны думать, как это отразится на жизни каждой семьи.

— Большинство населения знает только две фамилии: Янукович и Азаров — но каждому гражданину страны важно, чтобы было вовремя выплачено детское пособие, глава семьи имел работу, пенсии хватало на жизнь…

— Простому человеку все равно, кто перед ним: депутат Украины, Крыма, горсовета. Перед ним — власть! И если мы хотим изменить мир, нужно начинать меняться самому: начинать со своего подъезда, двора, своей семьи, ни на кого не уповая. Кроме того, есть наши общие ценности: традиции, религия. Поэтому, говоря о Европе, не могу не сказать о вещах, которые меня смущают. Например, я не хочу, чтобы у моих внуков в свидетельстве о рождении было написано не «мать и отец», а «родитель номер один и родитель номер два»…

— Вас это действительно беспокоит? По-моему, наш устойчивый менталитет таков, что даже не стоит об этом всерьез говорить: «Рідна мати моя, ти ночей не доспала», «Сорочку мати вишила мені», «Матушка, матушка, что во поле пыльно»…

— Мне тоже очень хочется в это верить, но я говорила со многими депутатами, они считают, что нельзя обижать людей, которые имеют право выстраивать таким образом свои семейные отношения… Есть люди, которые говорят: ну и что здесь такого? Я этого не понимаю… По моим ощущениям, наше общество держится на семье. Если развалим ее, все рухнем!

— Ну, смотрите, рождаемость-то в стране растет!

— Я говорю не о физиологических основах семьи, а о ментальных. Я приезжаю в Крым, мне кажется, что я дышу здесь по-другому. У нас нет того, что я вижу в Киеве. У нас здесь нет баррикад, здесь спокойнее, люди смотрят в одном направлении, мы мыслим одинаково.

О Крыме и партии
— Но это же не значит, что все крымчане безоговорочно одобряют действия правительства и поддерживают только Партию регионов? — нам кажется, что Виталина Алексеевна рисует чересчур благостную картину.

— Конечно! Фракция Партии регионов в парламенте очень здраво оценила сложившуюся ситуацию. Что мне особенно понравилось — регионалы увидели свои пробелы, проколы, просчеты. Сделан анализ ситуации. Оппозиция есть и пусть она будет, но большинство граждан Украины настроено все же на какие-то позитивные вещи. Насилие в таких вопросах неприемлемо: чего вы меня «строите» под украинский язык? Я хорошо знаю мову, но я избрана от людей, которые говорят на русском языке, я хочу говорить по-русски, мне позволяет это соответствующее законодательство! Но часть зала не хочет этого слышать, у них ментальность обиженных людей…

— Которым к тому же все должны!

— Все должны их ублажать, им служить, почему-то только им нужно давать субвенции. Где на выборах выиграли они — выборы прошли «честно», где кто-то другой — это все «несправедливо»! У каждого человека есть свои суждения о действиях правительства. Это естественно, но это вовсе не дает повода не считаться с мнением и интересами других людей. Но ведь вы сами, демонстрируя моды и самовары на Майдане, с восторгом поедая кулеш, обижаете киевлян, не считаетесь с их интересами. Кто вам дал право все вытоптать, «обгадить» их город?

— Оппозиция и Майдан регулярно требуют упразднения крымской автономии…

— Да, сделать обычную область и вывести российский «флёт», как в похожей на анекдот истории, рассказанной мне коллегой-депутатом, когда в Тернопольской области у него требовали: «Не треба молока детям, будем исты солёму, тильки выведить российский флёт из Крыму!». Майдан для Крыма, с одной стороны, — очень мощный стабилизатор, с другой — катализатор того, что нужно сохранить и укрепить нашу автономию. Автономии необходима экономическая независимость, необходим свой проект развития — это однозначно. И этим нужно заниматься нам всем, политикам, безотлагательно.

О нашем будущем
— У нас уже есть «Стратегия развития до 2020 года», принят Закон об особенностях инвестиционной деятельности на территории Крыма…

— Вот поэтому нам легче это сделать! Я рада, что принят этот закон — без инвестиций сейчас сложно. Другое дело, что нужно вслед за ним принимать еще изменения к Налоговому и Таможенному кодексам. У нас, крымчан, есть своя позиция, мы не ломаемся, хотя автономия Крыма — камень преткновения для многих сил. Смотрите, по поводу Майдана Крым — один из немногих регионов — твердо высказал свою позицию. Кстати, ведь личность всегда играла важную роль, и, когда принимали Закон об инвестициях, был такой интересный момент…

— Кого вы имеете в виду?

— Перед голосованием в зале Рады появился крымский премьер Анатолий Могилев. Он сел сбоку, и к нему начали выстраиваться в очередь Арсений Яценюк, Виталий Кличко, Сергей Куницын, Андрей Сенченко. То есть не он к кому-то подходил — к нему шли эти люди, целый ручеек, он с каждым о чем-то говорил. И закон прошел только потому, что «Батькивщина» дала свои голоса! А сидящие рядом с нами луганские и донецкие депутаты сидели и бубнили: всем нужно такой закон принимать, всем нужны инвестиции… Бубнили, но все проголосовали «за», потому что в зале стоял Могилев. Он смотрел на табло, и ему тут же принесли распечатку, кто как голосовал.

— Мы не знали таких подробностей, скромный Могилев не рассказывал. Все помнят, что он генерал…

— Да! И его воспринимают очень авторитетно, серьезно. Наверняка, относятся по-разному, но сделали так, как надо ему, в данном случае — как нужно Крыму. Поэтому я уверена, что личностный фактор играет очень важную роль в укреплении автономии. Уже сейчас, в новом году, говоря о бюджете, Анатолий Владимирович сказал нам: «Я уже согласовал с Президентом, нам дополнительно дадут на осуществление наших прав и особенностей автономии какую-то сумму денег». Понимаете, это тоже очень много значит. Мы сегодня, как никогда, должны укреплять автономию, это залог того, что мы выживем. Это правда. Как правда и то, что нужно не только иметь уважаемых населением лидеров, но и соответствующие законы и строки в Конституции, которые будут действовать вне зависимости от того, кто находится у руля автономии.

Что ж, вполне оптимистическое завершение беседы, тем более — в преддверии Дня Конституции Крыма. Постараемся разделить эту уверенность Виталины Дзоз и сохранить ее на весь год…

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Его поймали, арестовали, велели паспорт показать

В центре крымской столицы снова строят конюшни

Борис ВАСИЛЬЕВ

Читаем вместе крымскую прессу. 14 октября

Борис ВАСИЛЬЕВ